Мы переехали!
Ищите наши новые материалы на SvobodaNews.ru.
Здесь хранятся только наши архивы (материалы, опубликованные до 16 января 2006 года)

 

 Новости  Темы дня  Программы  Архив  Частоты  Расписание  Сотрудники  Поиск  Часто задаваемые вопросы  E-mail
27.10.2020
 Эфир
Эфир Радио Свобода

 Новости
 Программы
 Поиск
  подробный запрос

 Радио Свобода
Поставьте ссылку на РС

Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru
 Liberty Live
[13-06-01]

Памяти княжны Зинаиды Шаховской

Иван Толстой, Прага:

Под Парижем в старческом доме Сент-Женевьев-де-Буа на 95-м году жизни скончалась княжна Зинаида Алексеевна Шаховская, одна из последних представительниц первой волны русской эмиграции.

Княжна Зинаида Алексеевна Шаховская никогда не скрывала своего возраста. Она бесстрашно сообщала любому пришедшему: "Во время большевистского переворота мне было одиннадцать лет". Княжна - поправляла она, а не княгиня: ведь я дочь князя, а не жена.

Ее родовитости можно было позавидовать: отец -камергер и земский деятель; ее прапрадед - великий зодчий Карл Иванович Росси, а основатель ее рода - сам князь Владимир Красное солнышко. Прославился и брат Шаховской - архиепископ Иоанн Сан-Францисский.

Юной изгнаннице было едва 14 лет, когда она уговорила мать бежать из Новороссийска за море. За границей Шаховская училась, писала и дружила почти со всеми известными литературными эмигрантами: с Мариной Цветаевой, с Владимиром Набоковым, Георгием Адамовичем. И вообще прожила столь полноценный век, какой выдается людям активным. В годы войны участвовала во французском и бельгийском сопротивлении, затем - в Лондоне - она редактор во Французском информационном агентстве. Вела репортажи с Нюрнбергского процесса. Два года прожила с мужем - бельгийским посланником - в Москве в эпоху ХХ съезда. Она еще и французская романистка: ее тема - русское прошлое и собственный ХХ век.

Не случайно именно Зинаиду Шаховскую выбрали в 1968-м возглавлять парижский еженедельник "Русская мысль". Ей предстояло встретить третью волну эмиграции и пытаться примирить политически непримиримых изгнанников.

Но прошла и эта эпоха, а Шаховская оставалась активной и интересующейся. Она широко и щедро принимала перестроечных гостей в своей парижской квартире, соглашалась печататься у любых издателей на родине - и случилось то, что случилось: издатели обманули ее. И с этой драмой в душе, с оскорбленными сединами отправилась - гневливая и шумная - доживать в старческом доме свой век. Почти 95 - и правда: век.


Другие материалы за ближайшие дни:

c 2004 Радио Свобода / Радио Свободная Европа, Инк. Все права защищены