Мы переехали!
Ищите наши новые материалы на SvobodaNews.ru.
Здесь хранятся только наши архивы (материалы, опубликованные до 16 января 2006 года)

 

 Новости  Темы дня  Программы  Архив  Частоты  Расписание  Сотрудники  Поиск  Часто задаваемые вопросы  E-mail
27.2.2020
 Эфир
Эфир Радио Свобода

 Новости
 Программы
 Поиск
  подробный запрос

 Радио Свобода
Поставьте ссылку на РС

Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru
 Выборы в США
[04-11-00]

Америка голосует

Моральные ценности

Ведущие - Ирина Лагунина и Владимир Абаринов.

Ирина Лагунина:

Президентская кампания - пора опросов, которые на этот раз упорно не выявляют лидера президентской гонки. Однако через них можно узнать о том, как сами люди относятся к экономическим, социальным, нравственным проблемам общества. Самые неожиданные результаты принес опрос, проведенный по заказу газеты "Вашингтон Пост". Он показал, что при окончательном выборе критическое значение могут иметь отнюдь не экономические программы кандидатов. Налоговую реформу считают важным вопросом менее трети избирателей. Зато более двух третей, 68 процентов, заявили, что они не удовлетворены состоянием морали в обществе. Для каждого шестого избирателя этот фактор будет определяющим, и эта шестая часть электората без колебаний поддерживает Буша.

Среди моральных проблем на первое место люди ставили распад семьи, на второе - секс и насилие в средствах информации, на третье - личные характеристики президента, который должен, по их мнению, служить образцом в нравственном отношении.

Владимир Абаринов:

Те, кто ставит моральные ценности на первое место в жизни, называют себя консерваторами. Они выступают против абортов и эвтаназии и считают, что религия должна играть большую роль в общественной жизни и в частности, в школе.

Дискуссия о моральных ценностях в Соединенных Штатах в последние годы приняла действительно острый характер. В свое время даже такой популярный президент, как Рональд Рейган, не рискнул покуситься на завоевания эпохи либерализма. Сейчас настроения в обществе изменились. Лозунг кампании Буша - "сострадательный консерватизм". Он обещает американцам вернуть Белому Дому "дух чести и достоинства". Однако борьба за укрепление моральных устоев общества - в том виде, как их понимают консервативные круги - все чаще приходит в противоречие с гражданскими правами и свободами, гарантированными Конституцией. В этих случаях исключительно важная роль принадлежит Верховному Суду. О роли Верховного Суда США - юрист Дина Каминская:

Дина Каминская:

Верховному Суду Соединенных Штатов бесспорно принадлежит особая роль в системе сдержек и противовесов - системе, основанной на принципе разделения властей. Американцы заслуженно называют Верховный Суд защитником конституции. И он действительно защищает ее от нарушений, как со стороны исполнительной, так и со стороны законодательной власти. Он может лишить юридической силы любой закон, любой приказ исполнительной власти, в том числе и приказ президента. Интересно, что когда 200 с лишним лет назад создавалась американская конституция, она не наделяла Верховный Суд такой компетенцией, таким правом активного конституционного контроля. Но еще в 1809 году председатель Верховного Суда Джон Маршалл (которого и ныне называют великим судьей) в одном из решений записал: "Конституция нуждается в защите, и эту функцию должен выполнять Верховный Суд". С тех пор это как бы узаконенное решением Верховного Суда право приобрело силу конституционной традиции. За те без малого 200 лет, которые прошли с тех пор, когда Верховный Суд объявил, что он отныне будет осуществлять контроль за конституционностью деятельности законодательной и исполнительной власти, и Конгресс США, и президент неизменно подчинялись его решениям.

Уже в 60-е годы ХХ века решениями Верховного Суда был положен конец дискриминационной практике раздельного обучения белых и черных американцев, конец дискриминации по признаку пола и расы. Верховный Суд неизменно пресекал попытки законодательных органов штатов узаконить религиозную деятельность в государственных учреждениях, государственных школах.

Вот и совсем недавно, уже в нынешнем году Верховный Суд лишил своим решением юридической силы часть федерального закона о жестоком обращении с женщинами, признав, что в данном случае законодательная власть нарушила равенство всех перед законом.

Владимир Абаринов:

Рассказывала адвокат, юрист Дина Каминская. Первоначально членов ВС было шестеро, затем - 9. Назначение и утверждение члена Верховного Суда - всегда большое событие в жизни страны. Сейчас интерес к работе Верховного Суда, как и интерес к президентским выборам, подогревается еще и тем обстоятельством, что в ближайшие годы ожидается обновление его состава. Члены ВС назначаются президентом пожизненно, однако ничто не мешает судье подать в отставку. Двое из нынешних судей, судья Джон Пол Стивенс и председатель Уильям Ренквист, могут уйти ввиду преклонного возраста: первому 80 лет, второму - 75. Почтенный возраст и у Сандры Дэй О'Коннор - ей 70 лет. Наконец, Рут Гинзбург страдает раком и проходит курс химиотерапии. Таким образом, новому президенту предстоит назначить нескольких новых членов. Такое обновление несомненно скажется на характере принимаемых решений. Вопрос лишь в том, станет ли Суд более консервативным или более либеральным. Первые президентские дебаты - обмен репликами между губернатором Бушем и вице-президентом Гором.

Джордж Буш-младший:

Избиратели должны знать, что у меня нет лакмусовой бумажки в виде той или иной проблемы. Избиратели увидят, что я назначу компетентных судей, людей, которые будут заниматься исключительно толкованием Конституции, а не использовать свои полномочия для создания социальной политики.

И в этом огромная разница между мной и моим оппонентом. Я уверен в том, что члены Верховного Суда не должны исполнять роль законодательной ветви власти, что они назначаются пожизненно и должны смотреть на Конституцию как на святыню. Они должны использовать свою должность по назначению. Я не верю в либеральных судей, судей-активистов. Я верю в сторонников строгого соблюдения Конституции. Вот таких судей я и назначу.

Альберт Гор:

Мы используем один и тот же язык, но приходим к противоположным выводам. Я не сторонник лакмусовых бумажек, но я знаю, что есть способ определить, как потенциальный член Верховного суда будет толковать Конституцию. С моей точки зрения, Конституцию следует толковать как документ, который растет вместе с нашей страной и нашей историей. И я уверен, к примеру, в том, что Девятая поправка содержит гарантию права на частную жизнь. ... Не стоит обманывать самих себя: губернатор назначит людей, которые отменят решение по делу "Роу против Вэйда". А я назначу тех, чья философия, как я предполагаю, заставит их оставить его в силе. ... Это важный вопрос, потому что множество молодых женщин получили это право как само собой разумеющееся, а теперь могут потерять его. Вот что лежит на весах на этих выборах - по этому поводу никто не должен заблуждаться.

Джордж Буш-младший:

Я скажу вам, каких судей он назначит. Он назначит либералов, активистов, которые будут использовать свое место, чтобы разрушать законодательство. Вот что он сделает.

Альберт Гор:

Это не так.

Ирина Лагунина:

Это не так, ответил вице-президент. Объясню ссылку дело "Роу против Вейда". В 1973 в решении по этому делу Верховный Суд признал конституционным право на аборты, сославшись при этом на 9 поправку к конституции, которая гласит: "Перечисление в конституции определенных прав не должно толковаться как отрицание или умаление других прав, сохраняемых народом". Как же повлияет новый новый президент на будущее Верховного Суда? Какова основная разница между двумя подходами кандидатов?

Профессор конституционного права Джорджтаунского университета Шерман Кон:

Шерман Кон:

Сложно сказать, поскольку мы в Соединенных Штатах выяснили, что тому, что кандидаты говорят в ходе президентской кампании, полностью верить нельзя. Но губернатор Буш сказал, что он хотел бы видеть жесткого толкователя конституции, то есть судью, который будет толковать положения конституции буквально и жестко им следовать. Но на самом деле Буш не имел это в виду, потому что люди, которых он хотел бы видеть в Верховном суде - судья Скалиа и судья Томас, он их представил в качестве своих идеальных кандидатур, эти люди не жесткие толкователи конституции. Если вы посмотрите на этих судей, то увидите, что для них провозглашать акты конгресса неконституционными - не проблема. На самом деле в нынешнем составе Верховного Суда за последние пять лет было провозглашено неконституционными больше законов и актов конгресса, чем за любые другие пять лет нашей истории. Удивительно, этот состав Верховного суда отклонил около 30 законодательных актов конгресса. Так что в этом суде много активистов, и судьи Скалиа и Томас среди активных судей. Одна черта однако их объединяет: они оба хотят ограничить власть федерального правительства. Они читают конституцию, особенно статью о конгрессе, так, что конгресс не может вмешиваться в дела штатов. Хотя пять лет назад мы думали, что вопрос решен и что конгресс может вмешиваться.

Ирина Лагунина:

А предложения Альберта Гора?

Шерман Кон:

Гор, напротив, хотел бы назначить людей, которые смотрели бы на конституцию, на статью о конгрессе, так же, как на нее смотрели пять лет назад, как на нее смотрели с 1937 года. Так что Гор попытался бы найти таких судей. И конечно, вопрос об абортах. Буш не хотел бы назначать в Верховный суд никого, кто, как он думает, проголосует за то, чтобы штаты не вмешивались в вопрос об абортах. А Гор, наоборот, аплодирует тому, что Верховный Суд уже сделал в этой области: есть знаменитый решение, по которому говорит штаты вообще не могут вмешиваться в вопрос об абортах в первый год после выборов их законодательных органов, и почти не могут вмешиваться на второй год. Так что этот вопрос по-прежнему живо обсуждается, Верховный суд в отношении к нему раскололся, и замена одного-двух судей может очень сильно сказаться на том, как этот вопрос будет решен.

Есть и еще одна проблема - это "общественно финансируемая" молитва, где Буш выступает за, а Гор, вероятно, против. Когда говорят об "общественно финансируемой" молитве, имеется в виду молитва в таких местах, как общественные школы, детские сады. То есть речь идет о молитвах, которые проходят в школе и за счет школы - будь то перед началом урока или перед началом занятий. Это еще один вопрос, по которому позиции судей разделились поровну. И думаю, что Гор и Буш в этом вопросе займут полярно противоположные позиции.

Владимир Абаринов:

Шерман Кон, профессор конституционного права Джорджтаунского университета.

Что думают по поводу дискуссии о моральных ценностях, включая дискуссию об абортах, американцы, далекие от политики? Вирджиния, Арлингтон, семья среднего класса с двумя детьми Тимоти и Фрэнсис Хаджинс:

Фрэнсис Хаджинс:

Пока у меня не было детей, я была абсолютно убеждена в том, что женщина должна иметь право выбора. И продолжаю верить в это. Не думаю, что женщина принимает решение об аборте легко. Это, наверное, вообще самое тяжелое решение, какое только можно принять. С другой стороны, если возможно создать нейтральную атмосферу вокруг женщины, которая находится на грани решения об аборте, это надо сделать. Может быть, мы должны предоставить лучшие, более доступные средства контроля над рождаемостью людям с низкими доходами, которым аборт эти средства заменяет. Возможно, в этом проблема.

Тимоти Хаджинс:

Это должно быть частным делом, обсуждать которое надо в семье. По-моему, вопрос не должен быть так политизирован, как сейчас. Даже поразительно, что вопрос об абортах стал до такой степени политическим. Это решение имеет огромное значение для того, кто его принимает, но так же, как и вопрос усыновления, - это целиком и полностью частное дело. Человек со стороны, не знающий ситуацию, не имеет права вмешиваться. Он просто не имеет представления, что творится в сердце этой женщины, в ее голове, в ее семье. Существует масса других вещей в этом сложном мире вокруг нас, о которых мы должны беспокоиться и говорить. А вопрос об абортах следует оставить на личное усмотрение.

Ирина Лагунина:

Американская семья Тимоти и Фрэнсис Хаджинс. Ни один другой поиск в Интернете не дает такого количества адресов, как поиск по словам "за свободу выбора" и "за жизнь". Любопытный адрес - организация под названием "Католики Калифорнии за свободный выбор". Глава организации Розалин Сташек, Калифорния, город Маунтан Вью:

Розалин Сташек:

Думаю, что нравственные вопросы, которые сейчас обсуждаются, особенно роль религии в политике (что стало очень живой темой), - это способ говорить о намного более глубокой проблеме, о месте религии в жизни американцев и о том, как американцы принимают нравственные решения. Так что по-моему, в президентской кампании - при том, что использовалась очень простая стратегия, как, например, внимание к религии, которую исповедует кандидат в вице-президенты Либерман - была сделана попытка на самом деле не обсуждать то, что находится в центре этой проблемы: как американцы принимают нравственные решения сейчас, когда организованная религия находится в упадке.

Ирина Лагунина:

Так вы считаете, что кампания на самом деле не отражает тот факт, что этому обществу необходимо разрешить моральные ценности и вопрос об упадке морали? Ведь сами люди об этом часто говорят...

Розалин Сташек:

Думаю, что рядовых американцев не так интересует, какую позицию их кандидат занимает по моральным вопросам, как пытаются представить некоторые политические аналитики. Сейчас стало популярным анализировать кандидатов с точки зрения религии, насколько они религиозны, какова их позиция по моральным вопросам, особенно в вопросе об абортах. Но мне кажется, что речь на самом деле идет не об абортах, а о том, как американцы формируют свои моральные ценности, и особенно в том, что представители консервативной Америки видят как упадок моральных ценностей. Так что когда они говорят об абортах, это просто короткий путь поговорить об огромном количестве других вопросов - о росте роли и влияния женщин в обществе, о том, что общество все больше соглашается воспринимать права гомосексуалистов. Думаю, что это в значительной мере - реакция на многочисленные изменения в нашей обществе, которые приводят в замешательство консерваторов. Но им сложно обсуждать эти вопросы напрямую, так что они пытаются решить вопросы морали и религии через вопрос об абортах.

Ирина Лагунина:

Может ли новый президент повернуть настроение общества и в определенной мере политику в отношении моральных ценностей?

Розалин Сташек:

Конечно, президент может как-то влиять, но основная роль остается за Конгрессом. Законодательные акты Конгресса на самом деле определяют, как строится общественная политика. Самое большое влияние, которое может оказать президент, и самое длительное, состоит в том, кого президент назначит в Верховный Суд. Это назначение продлится на десятилетия, намного дольше, чем находится у власти президент, и дольше, чем конгресс, который склоняется то в одну, то в другую сторону в зависимости от настроений избирателей. Судьи на самом деле имеют большое влияние на социальные вопросы, а социальные вопросы часто имеют оттенок нравственных, как, например, молитва в школе, разделение церкви и государства, аборты. Так что если посмотреть на американскую политику, то ежедневные решения принимает конгресс, а решения на длительную перспективу Верховный Суд. И в этом вопросе выбор кандидата представляет собой огромную разницу.

Ирина Лагунина:

Что вы ожидаете от вице-президента Гора, если он будет избран? Глава организации "Католики Калифорнии за свободный выбор" Розалин Сташек:

Розалин Сташек:

Думаю, что те, кто видят президента Гора как очень либерального президента, который окажет либеральный эффект на общество, ошибаются. Гор происходит из консервативной семьи с Юга Соединенных Штатов, из консервативной религии. Его вице-президент также консерватор в религии. И несмотря на то, что у них много политической поддержки со стороны либеральных групп, - обществ, поддерживающих право на аборты, выступающих за права сексуальных меньшинств, традиционных либеральных групп, надо все-таки учитывать их личное воспитание и религиозные взгляды. Думаю, что президент Гор будет проводить очень осторожную политику в вопросах морали. Он будет поддерживать право на аборты и права гомосексуалистов, но будет делать это так, чтобы не оскорбить чувства консервативных религиозных людей, особенно в их религиозных взглядах.

Ирина Лагунина:

А как губернатор Буш?

Розалин Сташек:

Ну, здесь вопросов не возникает. Губернатор Буш глубоко привязан к консервативным, религиозным группам в республиканской партии. И не возникает никаких вопросов, что он очень многим обязан этим группам, которые его поддерживают в среде республиканской партии. Так что если он станет президентом, то назначит в Верховных суд очень консервативных судей, он попробует провести очень консервативное законодательство по вопросу об абортах и - не знаю, насколько это у него пройдет в Конгрессе - но он обязательно попытается отказаться от нынешних законодательных актов и законодательно значительно затруднить возможность делать аборты. И то же относится к большому количеству религиозных вопросов.

Владимир Абаринов:

Говорила Розалин Сташек, глава организации "Католики Калифорнии за свободный выбор". Вопрос о роли религии вставал на протяжении этой кампании не один раз. Многие американцы считают, что упадок моральных ценностей происходит из-за отсутствия религиозного воспитания. Но официально церковь от государства, следовательно, и от общественных школ, в Соединенных Штатах отделена. Нерешенным пока остается вопрос о минуте молчания для молитвы перед началом уроков. Минуту ввели в штате Вирджиния. Пятнадцать лет назад Верховный суд отменил аналогичную практику и закон в Алабаме. Законодательство Вирджинии говорит, что ученики могут "медитировать, молиться и заниматься любой другой деятельность в молчании, если это не мешает другим ученикам". До Верховного суда пока не дошло. А суд этот сейчас расколот почти поровну, решения принимаются очень небольшим перевесом. Отражает ли это деление суда раскол в самом американском обществе? Движется ли это общество от либеральных ценностей в сторону консервативных? Профессор конституционного права Джорджтаунского университета Шерман Кон:

Шерман Кон:

"Консервативные" и "либеральные" - это клише, это бессмысленные слова, которые используют политики, придавая им собственное значение. Объективно в этих словах смысла нет. Но вы абсолютно правы, по многим вопросам Верховный суд раскололся. В Верховном суде 9 судей, многие дела решаются перевесом 5 голосов против 4-х. Но многие дела решаются и единогласно. И, конечно, если один из судей умрет или уволится, то тогда очень важно, кто в стране президент. Если президенту надо решить какие-то кардинальные вопросы, то, вполне вероятно, он попытается найти человека, которые разделяет взгляды президента. Но, как я уже сказал, иногда президенты получали сюрпризы и отнюдь не всегда были довольны тем, как проявляли себя их кандидатуры.


c 2004 Радио Свобода / Радио Свободная Европа, Инк. Все права защищены