Мы переехали!
Ищите наши новые материалы на SvobodaNews.ru.
Здесь хранятся только наши архивы (материалы, опубликованные до 16 января 2006 года)

 

 Новости  Темы дня  Программы  Архив  Частоты  Расписание  Сотрудники  Поиск  Часто задаваемые вопросы  E-mail
24.5.2024
 Эфир
Эфир Радио Свобода

 Новости
 Программы
 Поиск
  подробный запрос

 Радио Свобода
Поставьте ссылку на РС

Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru
 Выборы в США
[18-10-00]

Америка голосует

Оборона

Ведущие - Ирина Лагунина и Владимир Абаринов.

Владимир Абаринов:

Оборонный бюджет США на этот финансовый год утвержден Конгрессом в размере 288 миллиардов долларов. Это почти на 22 миллиарда больше, чем в прошлом финансовом году. И это на 5 с лишним миллиардов больше той суммы, которую просил выделить на оборону президент Клинтон в своем бюджетном послании Конгрессу.

Бюджет Пентагона предусматривает увеличить почти на миллиард долларов статью социальных расходов, то есть количество денег, идущих на оплату медикаментов для отставников и различных бонусов для тех, кто остается в строю. Денежное довольствие американских военнослужащих увеличено в среднем на 3 целых 7 десятых процента.

Материальное положение военных США при всем желании нельзя назвать блестящим. Около 6300 семей военнослужащих получают пособие в виде фудстемпс - бесплатных талонов на продукты питания. В основном это нижние чины с семьями и детьми. Их зарплата - от 1200 долларов в месяц, а может быть даже и меньше. Сержант на седьмом году службы, например, в этом финансовом году (финансовый года начинается в октябре) будет получать 1691 доллар в месяц. В результате мер, которые одобрил Конгресс, число получателей талонов на продукты питания в Вооруженных Силах должно сократиться до 4200 семей к 2005 году.

Оба кандидата на пост президента называют нынешнее положение неприемлемым. По мнению губернатора Буша, талоны на питание - это не та цена, которую следует платить за отвагу и служение американским идеалам. Вице-президент Гор возражает на это, что в 1995-м году талоны получали 12 тысяч человек в погонах и что нынешнее число получателей продовольственной помощи составляет менее одного процента численности Вооруженных Сил.

По плану губернатора Буша, наилучший путь решить проблему - не вводить новые виды пособий по бедности, а повысить военным жалование. Губернатор предполагает израсходовать на эти цели дополнительно один миллиард долларов в год.

Ирина Лагунина:

Тему состояния вооруженных сил по традиции американских предвыборных кампаний задала Республиканская партия. Генерал Норман Шварцкопф, командующий объединенными войсками союзников в Персидском заливе во время "Бури в пустыне". Из вступления на съезде Республиканской партии в Филадельфии в конце июля - начале августа этого года:

Генерал Шварцкопф:

Я много повидал за 44 года с тех пор, как я получил свое первое назначение. У меня масса воспоминаний. Но сегодня, в этой патриотической обстановке, одно из них особенно приходит на память. Наш главнокомандующий, президент Джордж Буш, объявил миру, что мы не позволим агрессии Ирака совершиться. Мы провели линию на песке и сказали Ираку: либо он выведет свои войска, либо мы их вышвырнем. Невзирая на оппозицию Конгресса своей собственной страны, президент, почти без посторонней помощи, выковал коалицию сорока стран, которая одержала великую победу при минимальных потерях.

Еще важнее то, что он возродил веру американского народа в Вооруженные силы и дал всем нам возможность гордиться тем, что мы американцы.

Мы не должны забыть героизм 540 тысяч американских мужчин и женщин, которые сражались и одержали потрясающую победу в песках. Это были военнослужащие действительной службы и резервисты, которые по доброй воле отозвались на призыв исполнить долг. Долг вмешался в течение их жизни, оторвал их от семей и работы и перенес их на опасный путь. Они еще раз напомнили всем нам, что свобода не дается бесплатно. Ее покупают и платят за нее кровью, внутренностями, конечностями и жизнями таких же ветеранов, как те, что стоят сейчас вокруг меня.

Мы не должны забывать о том, что нашу свободу каждый день защищают солдаты, моряки, летчики, морские пехотинцы и военнослужащие Береговой охраны. Без них свободы не будет. Поэтому если американские войска получат приказ действовать снова, мы должны быть уверены в том, что они пойдут в бой так же хорошо экипированными, подготовленными и будут руководствоваться столь же высокими мотивами, как мужчины и женщины "Бури в пустыне".

К сожалению, сегодня все бы обстояло иначе. Число армейских дивизий, готовых к боевым действиям, к 1999 году составило менее половины от числа, которое было перед "Бурей в пустыне". Боевая мощь Военно-морских сил сократилась за последние восемь лет на треть. Военно-воздушные силы сообщают, что они выполняют сегодня вчетверо больше операций при сокращении на 40 процентов. Между тем план набора на службу в прошлом году опять не выполнен. Становится проблемой и досрочный выход в отставку, а 6300 семей военнослужащих получают сегодня талоны на бесплатные продукты. Надо лучше относиться к замечательным мужчинам и женщинам, которые защищают сегодня нашу страну.

Ирина Лагунина:

Командующий объединенными силами коалиции во время операции "Буря в пустыне" генерал Норман Шварцкопф в выступлении на съезде Республиканской партии открыл тему состояния американских вооруженных сил. Ее продолжил кандидат в вице-президенты от республиканцев, бывший министр обороны в администрации Джорджа Буша-старшего Ричард Чейни. По мнению Чейни, нынешняя демократическая администрация разрушила вооруженные силы настолько, что не оставила и следа от той былой военной мощи, которую удалось создать Рональду Рейгану. За последние десять лет, по словам кандидата в вице-президенты, количество зарубежных военных миссий и операций, в которых участвуют военнослужащие США, выросло на 300 процентов, при этом сами вооруженные силы сократились на 40 процентов. Многочисленные зарубежные операции раздробили вооруженные силы, привели к нехватке запчастей и военного снаряжения. Количество баллистических ракет на вооружении флота только наполовину отвечает нуждам стратегической безопасности. А количество военно-морских судов снизилось с 600 до 300. Ряд телевизионных каналов подхватили тему и показали залитые водой и обшарпанные казармы и военные постройки, устаревшие самолеты, на которых вынуждены летать американские пилоты. Помимо увеличения расходов на оборону команда губернатора Буша предлагает дополнительно к тому, что уже принял Конгресс, выделить миллиард долларов на зарплату военнослужащим и 310 миллионов - на улучшение общественных школ, где учатся дети военнослужащих.

В нынешней администрации Клинтона министр обороны республиканец Уильям Коэн. Из выступления министра обороны в вашингтонском Центре стратегических и международных исследований:

Уильям Коэн:

Думаю, справедливо будет сказать, что в отношении подготовки, технологии, соответствия многообразию задач, мобильности, способности поразить противника, образования и лидерства, равных вооруженным силам Соединенных Штатов нет. И, скорее всего не будет в обозримом будущем.

У нас лучший офицерский корпус и корпус офицеров резерва. Надо отдать должное людям и признать, что технология бесполезна без личного состава, который способен понимать и использовать ее наиболее эффективным образом. Поэтому мы концентрируем наше внимание на людях. Как всем вам известно, ситуация на рынке труда такова, что очень трудно как найти новых людей, так и удержать на службе лучших, потому что благодаря сильной экономике частный сектор ищет свои таланты среди военных.

Вот почему мы решили, что должны сделать все возможное для повышения оплаты военнослужащих. И как вы знаете, прибавка жалованья, которой мы добились, стала самой существенной за все последнее поколение. Мы увеличили выходное пособие с 40 до 50 процентов. Мы смогли повысить дополнительные выплаты тем, кто находится в середине своей карьеры. Мы сделали все, что могли, чтобы создать стимулы для лучших и самых способных оставаться на службе.

И как-то прошло незамеченным, хоть мы и делали пресс-конференцию о том, что у нас во всех родах войск сейчас полный набор. Мы много читаем, что у нас недобор, а на самом деле - у нас полный комплект. Это произошло по ряду причин - мы сменили рекламу, мы послали проводить набор наших лучших офицеров, чтобы выдержать соревнование с частным сектором в погоне за этими молодыми людьми.

Ирина Лагунина:

Уильям Коэн, министр обороны Соединенных Штатов. В платформе Демократической партии США по вопросу о будущем американских вооруженных сил записано, что Америке нужны мобильные, сильные, современные и гибкие вооруженные силы. Отмечается, что за время администрации Клинтона-Гора сокращение военного бюджета, которое было начато при Джордже Буше-старшем, прекратилось, были повышены социальные выплаты, появились деньги на создание нового поколения оружия, количество военнослужащих, получающих талоны на еду, сократилось на две трети. Альберт Гор полагает, что и этой оставшейся трети быть не должно. Так ли уж плохо состояние вооруженных сил страны? Алвин Бернштейн, бывший заместитель министра обороны США:

Алвин Бернштейн:

Во-первых, вооруженные силы страны были сокращены почти на 33 процента, на одну треть. Первое сокращение на 25 процентов произошло во время администрации Буша после окончания "холодной войны". Последующее сокращение проводилось при Клинтоне. И это имеет последствия в двух областях. Во-первых, несмотря на то, что вооруженные силы США по-прежнему могут провести любую полноценную военную операцию, какую только можно себе представить, у них нет того запаса, внутренней поддержки, которая была раньше. Один пример: после воздушных ударов в Косово, американским военным было бы очень сложно провести еще какую-то операцию до того, как их силы не восстановились. Так что частично то, против чего выступают республиканцы, именно в этом и состоит: сокращение вооруженных сил и увеличение количества небольших военных миссий подорвали не столько готовность наших вооруженных сил, сколько их способность поддерживать операции, наличие внутреннего запаса. И, во-вторых, большинство сокращений произошло в исследовательской области, в области разработки и создания новых видов вооружений. Поэтому часть экспертов справедливо высказывает беспокойство по поводу того, что модернизация американских вооруженных сил из-за всего этого осталась за бортом. И третье, что на самом деле оказывает серьезное воздействие на вооруженные силы, это то, что, с точки зрения военных, сейчас нет такой угрозы в мире, которая требовала бы от человека посвятить себя военной карьере, пожертвовать собой ради армии. Военные могли убеждать себя, что они защищали страну от очень сильного противника. Теперь этого нет, но степень участия военных в операциях очень велика. Люди должны уезжать за рубеж, покидать свои семьи, жить в довольно напряженных оперативных военных условиях, но они не понимают, есть ли на самом деле угроза, а значит, почетность этой миссии для них исчезает.

Владимир Абаринов:

Алвин Бернштейн, бывший заместитель министра обороны Соединенных Штатов.

За время предвыборной кампании губернатор Буш довольно много говорил о своей оборонной программе, и она в принципе известна. Платформу Демократической партии мало кто читал из не специалистов в этой области. План вице-президента не настолько впечатляет. Что вы о нем думаете? Вопрос Джозефу Чиринчионе, директору программы по нераспространению оружия массового поражения в фонде Карнеги.

Джозеф Чиринчионе:

Вице-президент Гор в основе продолжит политику нынешней администрации, а это означает, что многое будет зависеть от палаты представителей. Если демократам удастся вновь получить контроль над нижней палатой Конгресса, то вице-президенту будет намного легче воплотить свой план в жизнь. А план в таком случае будет включать новый раунд переговоров по Договору СНВ-3 с Россией, чтобы сократить количество ядерных вооружений. Эл Гор может попробовать еще раз провести запрет на ядерные испытания, чтобы заставить Сенат ратифицировать этот документ. Он наверняка будет очень осторожно и медленно подходить к вопросу о национальной системе противоракетной обороны. Он проведет дополнительные исследования, прежде чем примет решение о размещении системы ПРО и сядет за стол переговоров с Россией. И, наконец, он, вероятно, продолжит увеличивать расходы на оборону из федерального бюджета, как это было в последние два года администрации Клинтона. Впрочем, оба кандидата увеличат расходы на оборону, кажется, в этом вопросе в президентской кампании есть консенсус.

Владимир Абаринов:

Губернатор Буш сказал, что предпримет некоторые односторонние шаги, как, например, сокращение ядерных вооружений или отказ от договора по ПРО. Он также заявил, что разместит полномасштабную систему ПРО, а не ограниченную, как предлагают демократы. Что из этих обещаний губернатор Буш сможет выполнить, если станет президентом?

Джозеф Чиринчионе:

Опять-таки это зависит от того, что произойдет с палатой представителей. Большинство обозревателей полагают, что республиканцы сохранят контроль в Сенате, а нижняя палата вполне может получить демократическое большинство. Если Буш победит на выборах, а в палате представителей большинство мест получит Демократическая партия, то, на мой взгляд, Буш сможет выполнить свое обещание и провести стратегическую переоценку ядерных вооружений, а после резко сократить количество ядерных боеголовок. Причем он это сделает в одностороннем порядке, без какого бы то ни было договора. Я разговаривал с несколькими его советниками, и мне кажется, все они уверены: Соединенные Штаты могут обойтись намного меньшим числом ядерных боеголовок. Это как секретный консенсус, который возник в Вашингтоне: все полагают, что нам не нужны эти 6 тысяч стратегических ядерных ракет. Мы можем легко обойтись и защитить нашу безопасность двумя тысячами или даже тысячью ракет. Это приблизительно столько же, сколько есть у России. Мне кажется, что Буш, как и Гор, тоже будет медленно и осторожно разворачивать национальную противоракетную систему, особенно если демократы будут контролировать нижнюю палату конгресса. Особенно если учесть, что сейчас ведь и размещать нечего. Нет и речи о том, чтобы он смог установить хоть один какой-то действующий компонент этой системы в первый срок своего правления, а возможно, этого не произойдет даже до 2010 года. Но если он откажется от договора по ПРО, как предлагают некоторые его советники, то он породит международный кризис, который определит его первый год в Белом Доме. А мне кажется, он этого не хочет. Так что разговоров о национальной системе ПРО в первый год нового президента - как Буша, так и Гора, - не будет. Наконец, Буш не станет поднимать вопрос о запрете на ядерные испытания, но он явно увеличит расходы на оборону. Его план в этой области, кстати, намного более динамичен и интересен. Он предлагает отказаться от некоторых новых видов вооружения, которые сейчас разрабатываются. Губернатор считает, что уровень существующий ныне угрозы не оправдывает затраты на создание этих видов оружия. Вместо этого он хочет вложить деньги в исследования и развитие вооружений, чтобы подготовить военных к следующему поколению вооружений, которые, может быть, появятся через 10 лет.

Владимир Абаринов:

Доктрина национальной безопасности США еще не разработана. Президент Клинтон сформировал группу экспертов, но окончательного документа еще нет. Насколько велика разница в подходах к доктрине у вице-президента Гора и у губернатора Буша? И как их точка зрения может отразиться на окончательном документе? Джозеф Чиринчионе, фонд Карнеги:

Джозеф Чиринчионе:

Это - самое большое различие между двумя кандидатами, если не считать вопроса о системе противоракетной обороны. Вице-президент Гор представляет собой так называемый "многосторонний подход" к стратегической безопасности. Гор полагает, что первая линия обороны для Соединенных Штатов - это система договоров и соглашений, которые Соединенные Штаты установили за последние 40-50 лет со своими союзниками. Гор считает, что эти договоры и соглашения в первую очередь сокращают угрозу и предохраняют от нее. И в этом смысле он разделяет европейский подход. Большинство европейцев также полагают, что их безопасность обеспечивают многосторонние договоренности. Губернатор Буш представляет собой более "односторонний подход". Не полностью односторонний, поскольку он хочет, чтобы в мире существовали торговые договоры, они для него важны. Но когда речь заходит о безопасности Соединенных Штатов, он и его советники склоняются к тому, чтобы выйти из тех договоров, которые в каком-то смысле ограничивают Соединенные Штаты. Именно поэтому им не нравится запрет на ядерные испытания - он не дает США проводить испытания. Именно поэтому им не нравится Договор по ПРО - он ограничивает возможности Соединенных Штатов. Именно поэтому они так подходят к вопросу о сокращении стратегических ядерных вооружений: они готовы сократить их в одностороннем порядке. Чтобы в случае, если они хотели бы их вновь создать, они смогли бы это сделать без каких бы то ни было ограничений. Им нравятся соглашения, которые накладывают ограничения на других, например, Договор о нераспространении ядерного оружия. Он не дает другим получать ядерные технологии и оружие. Если Буш станет президентом, он сократит переговоры на международном уровне и попытается сделать больше самостоятельно. Удастся ли ему это, согласятся ли с этим подходом его союзники, это другой вопрос. И может быть, если он окажется в Белом Доме, ему придется сместить подход в сторону центра, как были вынуждены сделать другие президенты от Республиканской партии. Но мне кажется, что губернатор Буш на посту президента будет выглядеть скорее как его отец Джордж Буш, а не как Рональд Рейган в первый президентский срок.

Ирина Лагунина:

Джозеф Чиринчионе, директор программы по нераспространению оружия массового поражения в американском фонде Карнеги. Вернемся к разговору с бывшим заместителем министра обороны США Алвином Бернштейном. В чем основная разница в подходах республиканцев и демократов к вопросам обороны?

Алвин Бернштейн:

Сейчас, на мой взгляд, большой разницы нет, потому что демократическая партия в значительной мере приняла линию республиканцев, поскольку республиканцы критиковали демократов за то, что у тех нет национальной системы противоракетной обороны, за то, что те сокращают военный бюджет. Так что демократы ответили тем, что увеличили оборонный бюджет и приняли по крайней мере гипотетическую программу системы противоракетной обороны. Так что если послушать дебаты двух кандидатов, то покажется, что их позиции почти ни в чем не расходятся. В целом, демократы, или по крайней мере, вице-президент Гор продолжает больше поддерживать гуманитарные интервенции, чем губернатор Буш. Но когда речь зашла о конкретных операциях, то единственные две операции, которые Буш критиковал, были Гаити и Ливан. Так что на сегодня разница между двумя кандидатами в вопросах обороны невелика, кроме одного вопроса. Буш утверждает, что он будет более скептически подходить к вопросу о гуманитарных интервенциях, чем Гор, а Гор продолжает защищать их.

Ирина Лагунина:

Произойдут ли в таком случае какие-то изменения в оборонной политике, если на выборах в ноябре победит губернатор Буш?

Алвин Бернштейн:

Произойдет психологическая перемена. Думаю, что команда Клинтона-Гора в последние годы уделяла довольно мало внимания оборонным вопросом, только сокращала бюджет. Но это почти общеизвестное утверждение, что демократы уделяют меньше внимания военным. В то время как республиканцы и особенно те, кто вероятнее всего займут высшие посты, если Буш выиграет выборы, больше заботятся о военных вопросах. Думаю, это в значительной мере объясняет, почему так много генералов и адмиралов в отставке сейчас поддерживают кампанию Буша и выступают против Гора. Но я думаю, это больше психологический подход, ощущение, что Буш уделит больше внимания вопросам обороны и военных и что при Горе продолжится та же политика, представления о политике, когда нынешняя администрация пренебрегает вопросами обороны. И плюс к тому беспокойство, что демократы поднимут некоторые социальные вопросы - как гомосексуалисты или женщины в армии. Республиканцы скорее всего оставят эти вопросы в стороне.

Ирина Лагунина:

Специалист из фонда Карнеги Джозеф Чиринчионе упомянул о том, что у Республиканской партии есть склонность к "одностороннему подходу" в международной системе договоров и международной стабильности. Что произойдет с договорами по контролю над вооружениями, если у власти окажется Буш?

Алвин Бернштейн:

Не думаю, что с ними что-то случится, уверен, что Соединенные Штаты будут уважать все договоры, которые страна подписала. Думаю, что в этом мире, который становится все более прозрачным, мы будем и впредь добиваться новых договоров по контролю за вооружениями, где эти договоры уместны. Но, думаю, в целом, демократы больше доверяют и больше уделяют внимания процессу контроля над вооружениями, в то время как республиканцы относятся к ним более скептично. Но не знаю, не могу гадать, как этот процесс будет развиваться. Могу сказать только одно: у республиканцев более консервативный подход к контролю над вооружениями, а демократы относятся к договорам с большим энтузиазмом. Но это отражает традиционный подход обеих партий к этим вопросам.

Владимир Абаринов:

Алвин Бернштейн, бывший заместитель министра обороны США. Вопрос о вооруженных силах, их боеспособности и готовности, как и все вопросы обороны в целом так и не вышли в центр политических дискуссий во время президентской кампании в этом году. Даже несмотря на то, что военная промышленность, государственные военные заказы предприятиям и инфраструктура обслуживания вооруженных сил составляют экономику отдельных штатов. Но это - проблемы штатов, а не федеральной власти.


c 2004 Радио Свобода / Радио Свободная Европа, Инк. Все права защищены