Мы переехали!
Ищите наши новые материалы на SvobodaNews.ru.
Здесь хранятся только наши архивы (материалы, опубликованные до 16 января 2006 года)

 

 Новости  Темы дня  Программы  Архив  Частоты  Расписание  Сотрудники  Поиск  Часто задаваемые вопросы  E-mail
30.9.2020
 Эфир
Эфир Радио Свобода

 Новости
 Программы
 Поиск
  подробный запрос

 Радио Свобода
Поставьте ссылку на РС

Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru
 Радио Свобода

Три дня в августе

См. также: Программы РС, посвященные 10-летию событий августа 91-го

Дмитрий Волчек:

"Три дня в августе" - путч ГКЧП в передачах Радио Свобода. "19-го августа двумя тягачами была перекрыта взлетная полоса, где расположились летные средства президента Горбачева. Это было сделано, внимание, по приказу генерал-полковника Мальцева. Это начальник штаба войск ПВО страны. Еще раз повторяю имя государственного преступника..."

"Офицеры, солдаты, матросы, прапорщики! Проявите в этой сложной обстановке высокую гражданскую выдержку, не принимайте участие в реакционном перевороте!".

"Самое лучшее, если бы такие люди, как Гамсахурдиа, Лансбергис и Снегур упаковали свои чемоданы и покинули пределы СССР, и немедленно. Я думаю, что "Шереметьево" еще не закрыт аэропорт, они должны покинуть..."

"Власть их будет не более чем на год. Через год голодная, измученная, обескровленная в ходе начавшихся чисток страна все-таки увидит их на виселице..."

"Информация о приказе этого зловещего комитета о том, что войска выводятся из Москвы. Может быть это действительно чушь..."

"Говорит Радио Свобода. В эфире экстренный выпуск. В студии Радио Свобода в прямом эфире Владимир Матусевич, Михаил Карташов и Фатима Салказанова. Как вы знаете, мы только что получили сообщение о том, что советское руководство выступило с заявлением, в котором говорится, что полномочия президента СССР от Михаила Горбачева переходят к вице-президенту Янаеву, в связи с невозможностью исполнения обязанностей президента страны Михаилом Горбачевым..."

Дмитрий Волчек:

Так в восемь утра 19-го августа 1991-го года открылся первый экстренный выпуск на волнах Радио Свобода. В сделанной на основе архивных записей передаче, которую вы сейчас услышите, прозвучат голоса корреспондентов Радио Свободы в Москве, российских политиков, ведущих информационных программ и комментаторов в Мюнхене. В те дни наша радиостанция круглосуточно работала в прямом эфире. Одним из первых распоряжений захватившего власть в СССР комитета Янаева было введение цензуры тогда еще очень немногочисленных независимых советских средств информации. Правду о происходящем в стране узнавали из коротковолновых передач. Утро 19-го августа. Первые комментарии по телефону из Москвы. Говорит вдова академика Сахарова Елена Георгиевна Боннер.

Елена Боннер:

Вообще, я думаю, что то, что произошло, это трагический экзамен на политическую зрелость российского народа и народов других республик, особенно российского. Поговорка "каждый народ достоин своего правительства" имеет под собой корни. Если в очередной раз Россию поймают на этой мякине, значит, так оно и значит.

Дмитрий Волчек:

Через два часа после первого информационного сообщения о создании ГКЧП я вышел с микрофоном на Пушкинскую площадь.

"Что меня потрясло, когда я ехал из-за города, когда я расспрашивал на платформе некоторых людей. Они очень радовались и говорили: "Наконец-то, хана этим всем демократам, разберемся" - и так далее. Оживление всеобщее".

"Как вы думаете, соотношение сил? У меня такое ощущение, что мало кто беспокоится из-за Горбачева".

"Очень мало кто беспокоится. Но, я думаю, в ближайшее время всем станет яснее, что происходит".

"Не только Горбачев, было объявлено, что и другие будут... В частности, против Попова в этом заявлении было сказано, что префектура и мэр - это незаконное формирование. То есть конкретно против демократов переворот, это точно. И я думаю, что демократы наконец-то проснутся и поймут, с кем имеют дело".

"Что вы ожидаете от демократических лидеров?"

"От них мы ничего не ожидаем. Но мы не ожидаем, чтобы они заискивали, заигрывали с ними, не мешали другим. Если люди хотят воевать, пусть идут - воюют с ними".

"Всем демократическим течениям сейчас необходимо объединиться, иначе мрак, иначе погрузится страна во мрак диктатуры".

"Как бороться с танками, если действительно танки идут?"

"Сплочением. Только тем же способом бороться, не иначе. Гражданское неповиновение, только так. То есть все каналы информации по стране перекрыты".

"Возврата к тому, что было, уже никогда не будет. Народ понял, понял какую-то демократию, какую-то свободу и этому быть возврата никак не может".

"Сейчас в армии, будем говорить, советская она или коммунистическая, в основном большинство русскоязычного населения, там украинцы, белорусы, русские. И думаю, что если что-то случится, это только будет первые дни. Потом русскоязычное население поймет, что их родина Россия, и если начнется бойня, то они повернут оружие против тех, кто отдал приказ стрелять в народ".

На нашу землю пришла беда. В мюнхенской студии Радио Свобода лидер межрегиональной депутатской группы Юрий Афанасьев.

Юрий Афанасьев:

На нашу землю пришла беда, и, я боюсь, что это очень и очень большая беда. И если это событие сегодняшнего утра или ночи сравнивать с тем, что было в нашей истории, в истории многострадального народа, народов Советского Союза, это событие, скорее всего, по масштабу можно сравнить с 17-м и с 41-м годом. Потому что снова предполагается затяжное тяжелое противоборство. Наверняка тем, кто еще раз решил повернуть историю вспять, кто решил снова идти в никуда, найдутся силы, найдутся люди, которые будут оказывать сопротивление. Но это снова противоборство, и это снова кровь, и это снова страдания и страдания очень многих людей.

Дмитрий Волчек:

19-е августа, полдень. Первый митинг на Манежной площади у стен Кремля. Колонна танков и БМП останавливается на площади. На трибуне лидер недавно созданной ЛДПР Владимир Жириновский, его партия выступила в поддержку ГКЧП. Оратору не дают договорить, сгоняют с трибуны. К Жириновскому подходит с микрофоном корреспондент радио Свобода Марк Дейч.

Владимир Жириновский:

Сегодня в стране 700 тысяч беженцев и тысячи убитых. И в этом виноваты только те, кто пришел к власти, обманув избирателей. Если бы они шли на выборы и говорили, что так будет при них как сегодня, они бы никто не пришли бы к власти, ни Гамсахурдиа, ни Ландсбергис, ни Снегур. Они обманули избирателей. Поэтому ситуация сложилась критическая в стране.

Марк Дейч:

Владимир Вольфович, в мировой практике известно, что чрезвычайное положение, какие бы декларации оно ни объявляло, обычно связано с определенными репрессиями. Предвидите ли вы их сейчас, при введении чрезвычайного положения у нас?

Владимир Жириновский:

Я думаю, что самое лучшее, если бы такие люди как Гамсахурдиа, Ландсбергис и Снегур упаковали бы чемоданы и покинули пределы СССР. Я думаю, что ряду политических деятелей нужно покинуть территорию СССР, и немедленно. Я думаю, что аэропорт "Шереметьево" еще не закрыт. Они должны покинуть территорию СССР, потому что ненависть людей к ним. Ни в коем случае со стороны государственного комитета никогда не будет никаких репрессий. Но я ездил по стране, и люди переполнены ненавистью к тем, кто привел страну практически к гражданской войне. Поэтому некоторым политическим деятелям нужно немедленно покинуть страну. А никаких массовых репрессий не предвидится, это исключается.

Дмитрий Волчек:

Московский Белый дом с первых часов путча стал центром сопротивления. Связь в Верховном Совете России отключили путчисты, но корреспондентам Радио Свобода, работавшим в Белом доме, удавалось выходить на связь с мюнхенской редакцией. Первый репортаж Андрея Бабицкого, утро 19-го августа.

Андрей Бабицкий:

С 10-ти часов утра по набережной и по Калининскому мосту на Кутузовский проспект стали непрерывно передвигаться колонны боевой техники, в основном БТРов. Вот сейчас в данный момент к зданию Верховного Совета подъехало около 15-ти танков, которые стоят у главного первого входа, их окружило огромное количество людей. И не совсем понятно, что там происходит, то ли они не дают пройти танкам, то ли танки просто здесь должны были остановиться. Что касается обстановки в Верховном Совете, то здесь сейчас находится все руководство Российской Федерации: и Борис Ельцин, и Иван Силаев, и Руслан Хасбулатов. Они принимали участие в недавно проводившейся пресс-конференции, она состоялась в полдвенадцатого. На ней было зачитано Обращение к гражданам России.

Дмитрий Волчек:

Заявление руководства России Бориса Ельцина, Руслана Хасбулатова и Ивана Силаева.

"В ночь с 18-го на 19-е августа 1991-го года отстранен от власти законно избранный президент страны. Какими бы причинами ни оправдывалось это отстранение, мы имеем дело с правым реакционным антиконституционным переворотом. Мы считаем и считали, что силовые методы неприемлемы, они дискредитируют Советский Союз перед всем миром, подрывают наш престиж в мировом сообществе, возвращают нас к эпохе холодной войны и изоляции Советского Союза от мирового сообщества". 19-е августа, два часа дня. Готовится ли штурм Белого дома? Репортаж Михаила Соколова.

Михаил Соколов:

Пока танки стоят на мосту около Нового Арбата, часть танков ушла от здания Верховного Совета. Но, по неподтвержденным пока сведениям, идут разговоры о том, что на четыре часа дня планируется штурм здания. Борис Ельцин призвал москвичей прийти и защитить законно избранную власть, такое же заявление сделал и Иван Силаев на пресс-конференции. Сейчас к зданию Верховного Совета России подошла толпа примерно в восемь-десять тысяч человек, которые следуют с Манежной площади сюда. Начался стихийный митинг. Депутаты вышли к народу, зачитывается обращение Бориса Ельцина и указ президента. Танки заблокированы на мосту, народ подкатил туда еще несколько троллейбусов и автобусов. И, по еще неподтвержденным сведениям, в центре началась забастовка общественного транспорта, а колонны БТРов находятся на Манежной площади.

Дмитрий Волчек:

В Белом доме Борис Ельцин подписывает указ о незаконности ГКЧП. Час спустя голос президента России звучит на волнах Радио Свобода.

Борис Ельцин:

В связи с действиями группы лиц, объявивших себя государственным комитетом по чрезвычайному положению, постановляю: "Считать объявление комитета антиконституционным и квалифицировать действия его организаторов как государственный переворот, являющийся ничем иным, как государственным преступлением".

Дмитрий Волчек:

Елена Боннер говорила в интервью Фатиме Салказановой, что надеется на рабочее движение в регионах, которое должно объявить всеобщую забастовку и провести акции протеста против ГКЧП. С шахтерскими комитетами страны держал связь корреспондент Радио Свобода Карэн Агамиров.

Карэн Агамиров:

Кузбасс, председатель областного Совета рабочих комитетов Вячеслав Голиков сказал мне о реакции рабочих:

"Предварительная реакция, конечно, это самый настоящий переворот государственный. И реакция на это может быть одна - эти люди должны уйти немедленно и передать власть законным органам".

- Поддержку в рабочем движении переворот не найдет?

- Нет, конечно".

Донецкий рабочий комитет также сегодня собирается на экстренное заседание.

Член комитета Виктор Шумяцкий: Переворот есть переворот, что тут непонятного? Поддержки не выражаем, мы против этого. На улицах, передают мне активисты рабочего движения, пока спокойно. Вот, правда, в Новокузнецке:

"Очень много по городу ходит милицейских "уазиков". В "уазиках" сидят молодые ребята в кепочках, судя по всему, это форма ОМОНа. Милиции в городе не видно".

Рассказал Геннадий Градко из независимого информационного агентства "КВ-пресс".

Шахтерская Воркута готова встретить чрезвычайное положение забастовками. Впрочем, не чрезвычайное положение:

"Считать, что это военный переворот".

Считать, что это военный переворот - довел до меня позицию воркутинских горняков исполняющий обязанности председателя городского рабочего комитета Валентин Копасов.

Дмитрий Волчек:

В первые же часы переворота наша редакция стала получать заявления общественных организаций.

"Ко всем гражданам страны, ко всему мировому сообществу. Мы возмущены поведением кучки авантюристов, самовольно захвативших власть в свои руки и стремящихся утвердить в стране произвол, насилие и беззаконие. Так называемый комитет, пришедший к власти, объявляем незаконным со всеми его решениями и распоряжениями. Обращаемся ко всему народу, ко всем местным органам власти с призывом дать достойный отпор путчистам и вернуть страну к нормальному положению.

Офицеры, солдаты, матросы, прапорщики! Проявите в этой сложной обстановке высокую гражданскую выдержку, не принимайте участия в реакционном перевороте. Призываю весь народ страны к проведению всеобщей бессрочной забастовки до выполнения наших требований. Уверены, что мировое сообщество даст объективную оценку циничной попытке реакционных сил осуществить переворот. Всесоюзный совет родителей военнослужащих".

Вечером 19-го августа на волнах Радио Свобода звучало обращение Александра Руцкого, вице-президента России. В контексте последующих событий 93-го года этот документ приобретает новое звучание.

Александр Руцкой:

Товарищи! Я офицер Советской армии, полковник, герой Советского Союза, вице-президент РСФСР, прошедший огненные дороги Афганистана, познавший ужасы войны, призываю вас, моих товарищей офицеров, солдат, матросов не выступать против народа, против ваших отцов, матерей, братьев и сестер. Я взываю к вашей чести, вашему разуму, вашему сердцу. Сегодня судьба страны, судьба ее свободного, демократического развития в ваших руках. Я призываю вас переходить на сторону законно избранных народом органов власти, президента РСФСР и Совета Министров СССР.

Дмитрий Волчек:

Тревожный вечер 19-го августа. Хроника дня в репортаже Михаила Соколова из Белого дома.

Михаил Соколов:

В шесть часов утра объявление чрезвычайного положения. В 8-8.30 - первые аресты Гдляна и Уражцева и попытка ареста депутата Глеба Якунина. Танки стали входить в Москву где-то в десять утра, в это же время заседал президиум Верховного Совета, принимается решение о созыве внеочередной сессии Верховного Совета России. Уже в десять часов москвичи собираются на Тверской, а к одиннадцати часам у Моссовета. Тверская перекрыта, мы не можем проехать к Моссовету. В 12-ть Борис Ельцин зачитывает обращение к народу России, подписывает первый указ, дает пресс-конференцию. После этого люди прибывают к Верховному Совету, где-то в 12.30. Туда же идут колонны танков и БТРов, их блокируют на мосту с Кутузовского проспекта и на набережной. Борис Ельцин обращается к собравшимся прямо с брони танка. Где-то в 13.30 колонны танков отступают, а оборона Верховного Совета России укрепляется. Где-то в 15 часов Борис Ельцин подписывает указ о переходе армии, КГБ, МВД на территории России под его юрисдикцию. В это же время я встречаю освобожденного депутата Уражцева. В 18 часов начинается депутатское совещание. Депутаты принимают решение начать агитацию в воинских частях. В 22 часа часть Таманской дивизии переходит на сторону руководства России. В 23 часа издан указ, объявивший путчистов вне закона. Итак, события этих суток подошли, в общем-то, к критическому рубежу, налицо раскол в вооруженных силах. Еще в полдень, когда Ельцин зачитывал свой первый указ, казалось, что на его стороне лишь моральная сила закона и конституции, а сейчас, похоже, эта сила права отливается в конкретные действия. Арестованные освобождены, вооруженные люди охраняют здание, десятки тысяч людей на улице. И, как апофеоз, нашелся спаситель отечества - майор из Таманской дивизии. Вместе со своими тридцатью танками, вместе с депутатами сейчас расставляет боевые машины пехоты вокруг здания.

Где же мятежники? Они, похоже, пытаются вести переговоры, но страна уходит у них из-под ног. Город за городом отказывается признавать их, признавать этот самозваный комитет ГКЧП. И даже программа "Время" в 21 час сообщает об указах Ельцина, о демонстрациях, о призыве российской власти к всеобщей забастовке. Указы Ельцина становятся все жестче, со знанием врученной ему народом власти. И вот уже звучат слова о преступниках, нарушивших конституцию и поставивших себя вне закона. Ясно, что сейчас пока момент все-таки шаткого равновесия сил, двоевластия. С одной стороны, воля к выживанию партийно-сталинистской номенклатуры, с другой стороны, воля народа к переменам. И от того, насколько сейчас удастся людям выйти на гражданское неповиновение, начать забастовки на транспорте, на предприятиях, зависит судьба российской власти, зависит судьба реформ.

Дмитрий Волчек:

19-е августа, полночь. Белый дом окружен живым кольцом москвичей. Говорят, что гэкачеписты собираются штурмовать здание Верховного Совета. Репортаж Андрей Бабицкого.

Андрей Бабицкий:

Москвичи уже обжили площадь перед Белым домом на Краснопресненской набережной. Мой знакомый, актер одного из московских театров, побывал там несколько раз, каждый раз подвозя на своей машине желающих принять участие в пикетировании. В самом Верховном Совете на разных этажах находятся вооруженные люди в различных формах - десантных, милицейских и так далее. Это добровольцы, появившиеся здесь по собственной инициативе с тем, чтобы осуществлять защиту здания. Только что по внутреннему радио прозвучала тревожная информация о том, что в московских больницах срочно подготавливаются к приему больных токсико-реанимационные отделения. Врач, который сообщил об этом, настоятельно рекомендует москвичам, которые находятся возле здания Верховного Совета или собираются сюда подъехать, иметь при себе смоченные носовые платки или куски материи с тем, чтобы в случае газовой атаки ими воспользоваться.

Дмитрий Волчек:

Чем закончится путч?

Оправдавшийся прогноз Максима Соколова, ныне консервативного телеобозревателя, а в ту пору внештатного корреспондента Радио Свобода.

Максим Соколов:

Если ночью не случится худшего, хотя это может быть (пример Вильнюса и Тбилиси показывает, что коммунистическая власть как раз любит убивать людей ночью), можно надеяться, что Руслан Хасбулатов все-таки окажется прав, к утру путч пойдет к завершению, а члены государственного комитета по чрезвычайному положению станут объектом внимания не столько журналистов, сколько юристов. Интересно то, что хотя большинство членов Госкомитета по чрезвычайному положению коммунисты, они совершенно никогда не учились, не понимают марксизма. Ленин так много и хорошо писал о том, как следует организовывать восстание и что следует в первую очередь захватывать.

Дмитрий Волчек:

20-е августа, утро, второй день путча. Репортаж Андрея Бабицкого. Улицы Москвы.

Андрей Бабицкий:

Мостовые Москвы безнадежно испорчены гусеницами танков и БМП. Искореженный асфальт на окраинах города - единственная мета происходящего. Таксист, подвозивший меня к зданию Верховного Совета, всю дорогу допытывался: переворот - это хорошо или плохо? Ночью беспрерывно звонили. Вопрос один: "Победил ли Ельцин?". Центр города одновременно и эпицентр переворота. Здесь по одну сторону - военная техника, заполонившая собою все прилегающие к Кремлю улицы, площади и переулки, по другую - сотни тысяч людей и баррикады у Краснопресненской набережной. Между тем, уже в километре от Садового кольца картина иная. Здесь все как всегда, люди торопятся на работу, идет бойкая торговля в табачных киосках и чуть менее бойкая в газетных. "Сегодня всего шесть наименований" - важно объявил киоскер. Никто ничего не понимает, но расходятся люди в разные стороны. Две старушки, которых я встретил возле своего подъезда, сообщили, что идут защищать Ельцина. Соседа, молодого парня, работающего токарем в одной из военных академий города, срочно отправили за паспортом. "Все отпуска отменили, - сказал он мне - и, похоже, объявят срочный призыв". "Что же, постреляешь" - сказал я ему. Тем не менее, Москва, ставшая волею судеб основным рубежом путча, не забывает о бытовой стороне жизни. У продовольственных магазинов традиционные очереди. Вчерашние надежды на то, что водка будет продаваться без талонов, к вящему разочарованию москвичей оказались напрасными. И, наконец, последний штрих: Москва закрыта для въезда. На окружной дороге выставлены заставы, которые разворачивают в обратном от города направлении все иногородние машины.

Дмитрий Волчек:

20-го августа в Белом доме с докладом о том, как осуществлялась изоляция Михаила Горбачева в Крыму выступил Сергей Станкевич. Драматизм его рассказа ощутим и сегодня, десять лет спустя.

Сергей Станкевич:

19-го августа с четырех часов утра двумя тягачами была перекрыта взлетная полоса в Бельбеке, в Крыму, где расположились летные средства президента Горбачева: самолет Ту-134 и вертолет МИ-8. Это было сделано, внимание, по приказу генерал-полковника Мальцева, это начальник штаба войск ПВО страны. Еще раз повторяю имя государственного преступника - генерал-полковник Мальцев, начальник штаба войск ПВО страны. Блокирование осуществлял севастопольский полк войск КГБ, который до сих пор осуществляет полный контроль над дачей. В 10.42 предпринимались попытки убрать из аэродрома ТУ-134 и МИ-8. Затем от генерала Ясинского, еще одна фамилия, прошу внимания, поступил приказ выпустить ТУ-134 с девятью военнослужащими на борту. Впрочем, военнослужащие не появились, хотя фамилии их все известны. В 18.43 в тот же день 19-го августа по приказу начальника оперативного управления Генштаба генерал-полковника Денисова, еще одна фамилия - генерал-полковник Денисов, разрешено взять на борт следующих лиц: Козлов, Губернаторов, Александрова, Сорокина. Губернаторов известен как один из членов личной охраны Горбачева. Александрова - это личный секретарь-стенографистка Горбачева, Сорокина тоже личный секретарь-стенографистка Горбачева. КГБ проверило у всех документы, они были взяты на борт. В 19.38 самолет взлетел и отправился на "Внуково". Начальник экипажа ТУ-134 Калузин. Сейчас они, видимо, находятся в Москве. Рейсом этого же самолета были вывезены средства президентской связи. Вертолет МИ-8 в 21.00 в тот же день заставили взлететь на Симферополь. Начальник экипажа Васильев. Полоса осталась перекрытой. По имеющимся сведениям, небо на юге перекрыто полностью, море тоже. До 16-ти кораблей выведены на восток от мыса Форос. С 16.00 19-го августа объявлен официальный режим "неподлета", "неподплыва" и "неподъезда" к даче на мысе Форос. В 14.30 поступила информация из Москвы, что заказанный большой президентский самолет не прилетит за Горбачевым. За два дня до этого Горбачев заказал на 19-е большой президентский самолет для перелета в Москву. В 15.10 того же дня поступил устный приказ генерал-полковника Мальцева следующего содержания: "Имелись попытки лиц из окружения бывшего президента Горбачева прорваться к Горбачеву. Приказываю в случае повторения попыток всех лиц задерживать и передавать органам КГБ". По имеющимся, опять-таки, к сожалению, непроверенным сведениям, попытку прорваться к президенту предпринял один из помощников президента Горбачева Шахназаров. В настоящее время вместе с президентом на даче в Форосе удерживаются: генерал Медведев Владимир Тимофеевич - начальник личной охраны Горбачева, Черняев Анатолий Сергеевич - помощник президента Горбачева, Шахназаров Георгий Хатроевич - так же помощник президента Горбачева. Кроме того, в Крыму, местонахождение пока неизвестно, удерживается семья Шахназарова: его жена Анна Григорьевна Шахназарова и сын, известный режиссер Карен Шахназаров. Никаких сведений о них не поступает.

Дмитрий Волчек:

Глава правительства России Иван Силаев рассказал Андрею Бабицкому о попытке Бориса Ельцина выйти на связь с путчистами.

Иван Силаев:

Была связь Бориса Николаевича Ельцина с Янаевым, она позволила сделать вывод, что они не ищут каких-то контактов, более того, они в ответ на справедливые высказывания Бориса Николаевича о неконституционности этой меры, об оценке этой меры как консервативного переворота, они это отвергают и исключили возможность каких-то шагов.

"Говорит Радио Свобода. В стране и мире.

Да, в эфире на волнах Радио Свобода в который раз уже за сегодня прямая передача "В стране и мире". Обычно она в первый раз выходит в прямой эфир в 20 часов по московскому времени, а затем повторяется в записи в полночь. Но это обычно, в спокойные дни, а в такие как сегодня - лучше не выключайте приемников.

Утро сегодняшнего дня было спокойным и оптимистическим, ведь силы десантников и танкистов в количестве до трех батальонов, казалось бы, гарантировали здание от возможного нападения. В духе надежд прошла в десять утра встреча депутатов и Госсекретаря России Геннадия Бурбулиса. Он информировал тех, кто собрался в зале, о попытке переговоров с Анатолием Лукьяновым. По мнению российского руководства, последним законным главой союзной власти, после того, как остальные высшие должностные лица приняли участие в путче. На встречу с ним в 9.30 отправилась делегация во главе с Силаевым, Хасбулатов и Руцким. Позже Хасбулатов охарактеризовал двойную игру выжидающего Лукьянова как потрясающее двуличие. Глава Верховного Совета СССР передал адресованное ему послание с требованием объявить ГКЧП незаконным и освободить Горбачева самому главе хунты Геннадию Янаеву. В то же время хитромудрый Лукьянов объявил о многих недостатках и антиконституционности образования ГКЧП и побожился назавтра созвать для изучения вопроса Президиум Верховного Совета СССР. Как считает Геннадий Бурбулис, явно закулисно-режиссерская роль Лукьянова в этой ситуации еще прояснится. Делегация России вернулась практически ни с чем, но дала на выполнение своих требований 24 часа. Между тем, около полудня произошло очень печальное событие. Десантная часть, охранявшая Белый дом, снялась и отчалила от здания. Все решили, что она идет на Манеж к митингующим, однако батальон в тридцать боевых машин увели в Тушино. Странно выглядит этот уход. Командир части сообщил главе комитета обороны генерал-полковнику Кобецу, что выполняет приказ комдива о передислокации. Заместитель командующего ВДВ страны генерал Лебедь, который ночью привел эту часть, от встречи с Кобецем уклонился. Между тем его видели около машин. Позже стало известно, что он, несмотря на свое переметчество, попал под домашний арест гэкачепистов. Словом, для обороны осталось только несколько танков, ОМОН в сотню человек, служба охраны президента, добровольцы и дружинники. В 12-ть начался, в 15.30 закончился митинг у заднего крыльца Верховного Совета. На нем выступали Якунин, Астафьев, Шеварднадзе, Иванов, Борис Ельцин, Олег Румянцев, Юрий Власов.

Дмитрий Волчек:

И все же Белый дом готовится к обороне.

Андрей Бабицкий:

Подступы к зданию Верховного Совета напоминают разворошенный муравейник. Продолжается непрерывное возведение баррикад, причем в ход идет уже второстепенный материал, поскольку все близлежащие стройки разорены окончательно. Разбираются гранитные парапеты, которыми окружено здание российского парламента, заваливаются на бок автомашины. Центр Верховного Совета в последние часы переместился в штаб обороны, где разрабатывается план обороны здания и ведется координация действий его защитников. В распоряжении защитников здания помимо автоматического оружия, самодельные бутылки с зажигательной смесью, ящики с которыми стоят прямо здесь. Поступили сведения о том, что к защитникам готовы присоединиться различные войсковые соединения, в частности, Солнцевский строительный батальон и кавалерийский полк киностудии "Мосфильм". Пока, однако, ни с теми, ни с другими связаться не удается. Готовность предоставить оружие Верховному Совету выразили работники Музея вооруженных сил, однако, руководство штаба отклонило это предложение, и практически все сходятся на том, что оборона здания будет носить чисто символический характер. Полковник Закир Кадыров, афганец, сказал мне, что в случае штурма здание продержится не более десяти минут. Оптимисты называют более продолжительные сроки - до получаса.

Дмитрий Волчек:

За пределами Москвы. Корреспондент Радио Свобода в Вильнюсе Альгимантас Жукас рассказывает о том, как прошли два дня путча в Прибалтике. Курьезная суета военных, растерянность руководства литовской компартии.

Альгимантас Жукас:

Самое интересное, я бы сказал, и непонятное было то, что ночью военные блокировали таксопарк и все те, кто опаздывал из гостей домой, не могли найти ни одной государственной машины. Какие стратегические цели преследовала военная власть - нам пока неизвестно. Хотя вчера, когда корреспондент связывался с генералом Фроловым, который является начальником гарнизона, было отвечено, что это мое личное дело, как он будет поступать, отслеживайте события. Вот мы и отслеживаем. Кстати, в 12 часов дня началось заседание бюро Центрального Комитета компартии Литвы. Хотя Буракявичус сегодня утром вылетел в Москву. Был сначала объявлен сегодня в шесть часов вечера пленум ЦК КПСС, но потом был отложен на определенный срок, состоится только заседание Политбюро. А в самом ЦК в Вильнюсе ждут, уверяя, что и для них все действия путчистов это большой сюрприз. Связь наладилась, хотя телефонные связи были заняты. Но, например, в Ригу я не могу дозвониться ни Михаилу Бомбину, ни своим другим коллегам-журналистам. В четыре часа ночи там было захвачено радио рижское, которое еще работало, и телефонная станция.

Дмитрий Волчек:

В Ленинграде митинги. Городское ГКЧП не действует.

Алексей Воловиков:

На Дворцовой площади сегодня собралось около четырехсот тысяч человек. На митинге выступили депутаты СССР, России, Ленсовета, представители рабочих, духовенства, военных. Все выступившие на митинге призвали подержать законную власть в России, привлечь к суду организаторов государственного комитета по чрезвычайному положению. Выступивший перед питерцами академик Дмитрий Сергеевич Лихачев призвал их не поддаваться лицемерным заверениям самозванцев. На Дворцовой площади из окна штаба военно-воздушных сил Ленинградского военного округа солдаты вывесили плакат "Авиация с вами". В конце митинга Анатолий Собчак призвал всех собравшихся вернуться на рабочие места, так как ситуация в городе полностью под контролем законных властей, и если потребуется возобновление политической забастовки, то власти сообщат об этом горожанам по телевидению.

Дмитрий Волчек:

20-е августа, день. На Советской площади в Москве митинг протеста. Один из его организаторов Александр Яковлев дает интервью Марку Дейчу.

Александр Яковлев:

Мне обидно за страну, что у нас еще это возможно. Мне обидно, что у нас возможна традиция банановых республик. Но обида тут не поможет. Это говорит и о безответственности, и о дурманящем влиянии власти, о котором я неоднократно говорил, что нет ничего более всепожирающего, разлагающего, чем власть. Вот она людей и лишила разума.

Дмитрий Волчек:

Собрание московской интеллигенции в редакции журнала "Новый мир". Мрачный прогноз экономиста Бориса Пинскера.

Борис Пинскер:

Я абсолютно уверен в том, что даже они успеют сейчас в том, чтобы захватить власть, власть их будет не более чем на год. Через год голодная, измученная, обескровленная (еще несколько миллионов человек будут убиты в ходе начавшихся чисток) страна все-таки увидит их на виселице, так или иначе.

Дмитрий Волчек:

20-е августа, вечер. В Белом доме уверены, что через несколько часов начнется штурм. Тревожные слухи. На 11-м этаже здания работают корреспонденты Радио Свобода.

Андрей Бабицкий:

Я только что вернулся из штаба обороны, где разговаривал с полковником Кадыровым, который является одним из организаторов защиты здания. По его сведениям, вокруг здания сейчас собираются части КГБ - это основной воинский кулак, который будет брошен на здание Верховного Совета. Сейчас мы видим из окна как колонны БТРов, танков и бронетранспортеров приближаются к баррикадам. В основном защита здания будет осуществляться с крыши, где сосредоточены десантники, вооруженные автоматами. Однако, по сведениям того же Кадырова, защита вряд ли продлится долго, ибо снаружи бойцов крайне мало и, кроме того, если будет совершена атака с воздуха, то все, кто находятся на крыше, могут быть уничтожены за один момент.

Дмитрий Волчек:

20-е августа, полночь. Перестрелка возле Белого дома. В прямом эфире Радио Свобода свидетель - депутат Верховного Совета России Евгений Ким.

Евгений Ким:

Машины останавливались на некоторое время, мы им показывали свои удостоверения, указы президента России, но они на это не реагировали. И тут же открыли стрельбу над головами трассирующими пулями. После этого они пошли на прорыв и сняли грузовики.

"Специальный выпуск прямой часовой информационной программы Радио Свобода. У микрофона Савик Шустер. Здравствуйте.

Еще один репортаж очевидца - журналиста Кати Метелицы.

Катя Метелица:

Драматичное событие произошло около полуночи. По Калининскому проспекту в сторону от центра двигалась колонна из десяти БМП, боевых машин пехоты. Недалеко от пересечения с Садовым кольцом между зданием СЭВа и американским посольством на их пути встали баррикады из троллейбусов. Там же было довольно большое количество добровольцев-москвичей. И началась какая-то страшная каша. Машины БМП стали двигаться как-то хаотично, беспорядочно, наезжать друг на друга. Потом кто-то из людей, присутствующих там, набросил на одну из машин кусок брезента, и этот кусок закрыл смотровую щель, и машина стала двигаться беспорядочно и стала переворачиваться. Она задавила, как потом выяснилось, насмерть двоих людей. В это же примерно время на другую машину забрался человек, известно его имя - Владимир Усов. Он попытался влезть в люк, внутрь машины. И солдат, сидевший там внутри, застрелил его. Это было страшное зрелище - мертвый уже человек как бы висел на этой машине. И после этого присутствовавшие там люди бросили в эту именно машину бутылку с зажигательной смесью, и она стала гореть и, говорят, что солдат, находившихся внутри, сгорел. Это сведения депутатов, присутствовавших там.

Савик Шустер:

Мы прервем рассказ Кати Метелицы, потому что режиссер Всеволод Рар мне показывает, что восстановилась телефонная связь с зданием Верховного Совета РСФСР.

Михаил Соколов:

В 12.15 прозвучали первые выстрелы и появились БТРы и танки. Примерно в это же время появились и первые жертвы. Около часа ночи депутаты собрались в зале Совета национальностей, решали, как быть. В конце концов, решили, что каждый поступает по совести, одни остаются в зале Совета национальностей, чтобы представлять парламент, другие пошли к людям на улицу, третьи находятся в рабочих кабинетах и связываются с регионами, информируют о ситуации. Через какое-то время передвижения войск затихли, а мы узнали, что в здании находятся Руслан Хасбулатов, Борис Ельцин, Попов, Лужков, затем прибыл Эдуард Шеварднадзе. По призыву Силаева к нам подошло сначала одно судно, мы его назвали "Авророй", а вот оказалось, что их уже стоит четыре. Это большие корабли класса "Река-море", они пришли сюда по призыву Силаева. Это Союз речников поддерживает тех, кто находится в здании. Обстановка в здании спокойная, в общем попиваем чай, смотрим в окна на наших защитников, которые находятся на крыше и надеемся, что та информация, которую только мы получили, окажется верной. Это был звонок из Таллина, с эстонского радио с нами связывался представитель российского МИДа. Только что была передана информация о приказе этого зловещего комитета, о том, что войска выводятся из Москвы. Может быть это действительно чудо, чудо, равное тому, которое произошло вчера утром, когда БТРы, которые должны были арестовать Бориса Ельцина, опоздали на двадцать минут к даче, и он успел выехать из Архангельского.

c 2004 Радио Свобода / Радио Свободная Европа, Инк. Все права защищены