Мы переехали!
Ищите наши новые материалы на SvobodaNews.ru.
Здесь хранятся только наши архивы (материалы, опубликованные до 16 января 2006 года)

 

 Новости  Темы дня  Программы  Архив  Частоты  Расписание  Сотрудники  Поиск  Часто задаваемые вопросы  E-mail
28.3.2017
 Эфир
Эфир Радио Свобода

 Новости
 Программы
 Поиск
  подробный запрос

 Радио Свобода
Поставьте ссылку на РС

Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru
 Культура
[27-01-04]

Поверх барьеров

Что происходит в российском кино за пределами столицы. Новое академическое издание "Описания Украины". На сцену театра Петра Фоменко вышла Гедда Габлер. Международный конкурс "Виртуозы гитары" в Петербурге. Премия имени Шостаковича вручена Максиму Венгерову


Ведущая: Марина Тимашева

Марина Тимашева: В первой части нашей программы: "Золотому Орлу" не достанется "Чуча", зато он может настичь Марину Цветаеву, Михаила Булгакова или Сергея Параджанова, и - что происходит в кино за пределами столицы. Во второй части передачи слушайте: новое академическое издание "Описания Украины" Гийома де Боплана; на сцену театра Петра Фоменко вышла Гедда Габлер; в Петербурге завершился международный конкурс "Виртуозы гитары"; а в Москве премия имени Шостаковича вручена Максиму Венгерову.

В Москве обсуждают фильмы-номинанты премии "Золотой орел". Напомню, что в категории лучший игровой фильм представлены: "72 метра" Владимира Хотиненко, "Водитель для Веры" Павла Чухрая, "Мой сводный брат Франкенштейн" Валерия Тодоровского, "Папа" Владимира Машкова и "Свои" Дмитрия Месхиева. О каждом из этих фильмов мы уже рассказывали и поговорим еще раз, когда "Орел" назовет лауреата. А сейчас - о тех лентах, которые вышли к финишу в номинации "лучший неигровой", то есть "документальный фильм". Это - "Страсти по Марине", третий фильм авторского цикла Андрея Осипова и Одельши Агишева "Легенды Серебряного века". Это - "Михаил Булгаков на Кавказе", фильм Георгия Натансона (предыдущий назывался "Путешествие Булгакова в Крым"). И еще - картина "Я умер в детстве" Георгия Параджанова. Сюжет построен на выдержках из писем заключенного - Сергея Параджанова. Об этих фильмах я разговариваю с президентом Гильдии киноведов и кинокритиков России Виктором Матизеном.

Виктор Матизен: Тут надо сначала сказать о принципах выдвижения и голосования на такого рода больших премиях, как "Золотой Орел". Все члены Союза кинематографистов, подавляющее большинство документальное кино не смотрят. Лишь когда присуждает премию экспертное жюри, которое точно посмотрело все картины, действительно могут выбрать лучшие, - тогда можно о чем-то говорить. В данном случае, как мне кажется, были выбраны картины, реально соответствующие, насколько я себе представляю, вкусам массы кинематографистов, именно такие картины, которые соответствуют этим вкусам.

Это фильм Георгия Натансона - режиссера, который считается у нас наполовину классиком, можно сказать. Я смотрел и его предыдущую картину, и имею представление об этой. Сама ее тема - путешествие Булгакова в Крым - мне, честно говоря, непонятна. Булгаков каждый год ездил куда-то в командировку, и на самом деле можно снимать фильм о любой командировке Булгакова. Я не вижу ничего для себя интересного ни в этой теме, ни в том, каким образом его в принципе можно решить, ведь документальных съемок Булгакова не осталось - стало быть, можно заранее себе представить изобразительный ряд этого фильма: это будут виды Крыма, цитаты из писем, прочитанные каким-то актерским голосом. Все это, в любом случае, будет научно-популярной лекцией с некоторыми иллюстрациями. Может быть, это можно показывать на уроках в школе, но я думаю, что это чересчур частная для этого тема.

Что касается фильма о Марине Цветаевой, то, в общем, с моей точки зрения, это нормальная мелодрама. Но как бы, опять-таки, для людей, которые знают немножко больше о Цветаевой и ее жизни, в ней нет как бы того интереса, как я представлю себе другие фильмы - Осипова о Волошине и об Андрее Белом. Там были какие-то вещи, которые мне были неизвестны, и я смотрел эти фильмы с гораздо большим напряжением, большим удовольствием, чем "Страсти по Марине". Мне кажется, тут можно было копнуть немножко глубже. Меня не во всем, скажем так, устраивает зрительный ряд этого фильма, в особенности - современные цветные съемки, которые очень резко контрастируют и со старыми кадрами, и с тем, в каком цвете надо подавать жизнь Цветаевой. Но я готов признать, что это фильм, который может пользоваться успехом, и наверняка будет пользоваться успехом. Он составлен из воспоминаний о Марине Цветаевой, во-вторых - из ее собственных записей. Он, несомненно, базируется на ее поэзии, то есть авторы знают материал, с которым они имеют дело. Нельзя сказать, что пришли люди со стороны. Нет, они очень хорошо знают этот материал. Вопрос в том, что для меня это, может быть, чересчур популярный уровень, скажем так. Но, повторяю, это претензия критика, а с точки зрения публики я признаю, что Академия "Золотого орла", наверное, сделала правильный выбор. Это действительно фильм наиболее массовый из всех трех фильмов, которые представлены в этой категории.

Марина Тимашева: "Я умер в детстве".

Виктор Матизен: Мне кажется, что основной причиной выбора этого фильма было то, что это фильм о Параджанове, о котором снято все-таки не очень много картин. Хотя были, - скажем, был фильм Юрия Ильенко про параджановскую отсидку. С моей точки зрения, достаточно ординарная картина, она рассказывает о Параджанове вещи, которые я знаю, и тогда нечего комментировать. Но кто не знает, кем был Параджанов и что он значил для нашего искусства, кто не знает его корней, его происхождения, его образа жизни и я так далее, я думаю, для них это несомненно полезная вещь. И опять-таки с такой точки зрения это, наверное, правильный выбор, что на него упал выбор академиков. Можно сказать, что это документальный мейнстрим, в общем-то, - обо всех трех фильмах можно твердо это сказать.

Марина Тимашева: А был какой-то фильм, который, с вашей точки зрения достоин награды?

Виктор Матизен: Ну, это те фильмы, которые мы номинировали, то есть критики, в которых было нечто новое с точки зрения искусства. Это прежде всего "Мирная жизнь" Павла Костомарова, где показаны такие возможности видео, которых просто не имеет кинопленка, методом видеонаблюдения такое кино снять невозможно. Это принципиальное кино. Были также еще чрезвычайно интересные фильмы, в которых было сказано нечто такое, чего раньше сказано не было. Критики судят так: что нового вы внесли - какие новые темы вы открыли, как глубоко вы копнули и что вы сказали нового с точки зрения кинематографического искусства. Вот с этой точки зрения "Мирная жизнь" мне представляется наиболее интересной картиной.

Вторая, которая у нас номинировалась, картина, которая, собственно говоря, и получила "Золотой Овен", - это была картина "В темноте" Сергея Дворцевого, сделанная тоже методом видеонаблюдения. Наблюдение за одиноким слепым человеком, который живет в собственной квартире. Там действительно сказаны какие-то вещи о человеческом одиночестве, которых, по-моему, до сих пор не говорилось, и это очень важно.

Марина Тимашева: О документальных фильмах мы говорили с Виктором Матизеном.

Второй сюжет наш тоже связан с премией "Золотой Орел", но с другим жанром кино - мультипликацией. Академики выдвинули на премию три фильма: "Щелкунчик", "Про мышонка" и "Чуча-3". И тут же пришло известие, что, как и в прошлом году, Гарри Бардин отказался от участия в конкурсе. Об этом и о фильме "Чуча" я разговариваю с автором замечательных анимационных лент Гарри Бардиным на его частной студии "Стайер". Напомню, что Чуча - это няня, которую мальчик - герой фильма - сделал себе сам из подручных материалов.

Гарри Яковлевич, почему ее зовут Чуча?

Гарри Бардин: Потому что когда мы начинали из трилогии первый фильм, то это была "Чатануга Чуча" - это была основа музыкальная. А потом, когда существо это было придумано, то я ему и дал кличку такую - Чуча. То ли Чучело - от русского слова, но во всяком случае я-то шел от "Чатануга Чуча". А дальше уже она зажила своей жизнью, потому что когда мы делали первую, - это редко бывает удачно созданный персонаж, но я думаю, что это была какая-то победа маленькая. И мои коллеги попросили, что надо продолжить историю, и потребовали от меня, чтобы я придумал историю дальше. И мы сделали фильм на музыку уже Исаака Дунаевского, и это были приключения морские, экшн и все такое. И снимали, в общем, придумывая море в сухом павильоне.

Марина Тимашева: А почему вы сейчас назвали Чучу существом, а не тетенькой или нянечкой, или, на худой конец, персонажем?

Гарри Бардин: Нет, это случайно. Она сродни этому мальчику мозговой деятельности, а по возрасту она больше, поэтому она ему все разрешает. Она его товарищ, она не то что опекунша, а она как бы с ним наравне. И это меня очень устраивало в этом характере, потому что, допустим, если взять такой персонаж, как Карлсона, при всем блистательном фильме Бориса Степанцева, - я вижу в нем провокатора и негодяя, который подвигает этого мальчика на какие-то деяния, за которые получает мальчик, а не Карлсон. Карлсону никто по вентилятору не надает. А это наша тетка, она добра, она чистосердечна, и она жертвенна, она жертвует собой ради этого мальчика. Потом происходит обратное: во второй части он уже жертвует собой ради нее. Ну, это как бы такой воспитательный момент, который я плотно упаковал в эту музыкальную фактуру.

Марина Тимашева: Гарри Яковлевич, а почему вы решили продолжать чучину историю?

Гарри Бардин: Существует у нас такое волшебство, когда уже кукла диктует свои действия. А мультипликаторы, когда уже проникаются характером движения куклы, они уже с ней настолько легко общаются - и им хотелось еще. А мне хотелось остановиться, ну, как-то повторять самого себя не хотелось. Хотя вторая "Чуча" отлична была от первой: там - лирическая история, трогательная, новогодняя; вторая - экшн, приключения, увертюра "Дети капитана Гранта" стала лейтмотивом. А что же третье?

И пришла, на мой взгляд, благодарная идея - испытать на прочность любовь мальчика и няни появлением третьего персонажа. Это приблудный щенок. Что же возникнет тогда, какие коллизии при появлении третьего персонажа? По стандартной логике, дети всегда умиляются щенкам, они с ними друзья, и по этому поводу всегда в литературе разводятся большие сладкие сопли. Я подумал: нет, это может быть и иначе, как бывает в семьях, когда рождаются младшие дети. Я знаю случаи, когда старшие тянулись в коляску, чтобы что-нибудь выковырять у своего братца или сестренки или удушить, - настолько велика ревность к младшему ребенку. И то же самое может быть, когда нужно делить любовь с кем-то. И я понял, что это будет жуткая ревность.

Ну, раз ревность, то сам Бог велел брать "Кармен-сюиту". "Кармен-сюита" Бизе-Щедрина - я считаю, это гениальное произведение, абсолютно гениальное. А уж записанное Владимиром Спиваковым с филармонией Армении, с их ударными! Тогда мы стали снимать. Это были самые длительные съемки в моей жизни, потому что на полчаса фильма ушло два с небольшим года съемок. Если бы кто-нибудь мне в детстве сказал при моей неусидчивости, что я буду заниматься одним делом так долго, я бы плюнул ему в лицо. Когда человек находит действительно свое призвание, тогда появляется и усидчивость, и терпение, и упорство, и желание достичь бескомпромиссно своего замысла на экране - как ты задумал, так и получить.

Когда мы закончили, было не стыдно. Дальше произошла трагедия, потому что по законам, по технологии негатив должен реставрироваться. Они отдали в реставрацию в лабораторию "Мосфильма", и был насыщенный ацетоном раствор, и у нас было 850 склеек - и они все потекли и, высыхая, потянули геометрию следующих двух-трех кадров. То есть у нас было загублено 8500 кадров. Как я не умер! Это все равно что ты родил ребенка, а потом тебе его приносят без головы. Они признали ошибку и потратили 50 тысяч долларов на реставрацию в компьютере, сканирование и, по сути дела, выгон нового негатива.

Марина Тимашева: Гарри Яковлевич, объясните мне, пожалуйста, как артист в мультике оживляет кукол? Я понимаю, как это делается в театре, а как у вас?

Гарри Бардин: Все то же самое, кроме того, что актер, который двигает кукол, он в кадре отсутствует. Он ее прикрепляет гвоздями - ноги - к макету или на леске, если она висит, и уходит из кадра. А она вся подвижна, кукла, у нее все двигается. У нее все суставы как у нас с вами. Оператор ставит свет, заряжает пленку и уходит. И дальше идут интимные абсолютно взаимоотношения между мультипликатором и куклой. Он двигает куклу, он делает поворот головы на чуть-чуть, отходит в сторону и делает кадр, потом входит в кадр, делает... А когда в кадре три, четыре персонажа, он должен помнить логику проживания, взаимодействия их друг с другом, психологию каждого, характер каждого держать в голове. Вот такая уникальная профессия.

Марина Тимашева: Если можно, немного о том, как складывается судьба Чучи в прокате?

Гарри Бардин: У меня печальный опыт проката трех "Чуч". Я мечтал, что будет первая, вторая, третья - и это полтора часа, и это формат для проката. Но вот "Каро" взялось, прокатывали они по окраинам Москвы. Благо, что Армен Медведев и Детский фонд "Ролана Быкова" предложили мне, чтобы прокатать в "Пяти звездах" месяц и в "Ролане" - это было в центре. А дальше куда она ушла... Напечатано было 15 копий на всю Россию. Я говорю: "Может, еще нужно?" - "Нет-нет, не надо".

Марина Тимашева: Гарри Яковлевич, а зачем вы отозвали "Чучу" из списка номинантов и лишили ее, таким образом, возможности получить премию "Золотой Орел"?

Гарри Бардин: Не хочу поддерживать не благое дело. Я хочу жить, как говорил Солженицын, по совести. Эта Академия создана не по совести, неблагородно. Я - приверженец академии "Ника", таковым и останусь. Тот человек, который считает себя аристократом, поступил так, как в дворницкой не поступают, с академией "Ника". И после этого выйти на сцену и получать из его рук "Золотого Орла" мне было бы, как говорит мой сын, заподло. Я просил не включать фильм "Чуча-3" в список даже на соискание. Тем не менее, мне звонят перед Новым годом и говорят: "Поздравляю, фильм в номинации". И я с тупостью, достойной лучшего применения, пишу заявление Наумову о том, что прошу снять с номинации. Аргументация очень простая: не хочу. Сын сказал: "Отец, ты знаешь, кто ты?" - "Кто?" - "Ты невольник чести".

Марина Тимашева: Почти всегда мы рассказываем о кино в связи со столичными событиями. А как оно выглядит в российских городах, в обыденном течении жизни? Лада Леденева из Пятигорска.

Лада Леденева: За последние 10 лет ситуация на рынке кинопроката в городах Кавказских Минеральных Вод и на юге России в целом кардинально изменилась. К примеру, в Пятигорске, в городе с населением немногим более 200 тысяч человек, из 7 существующих в советские годы кинотеатров выжил лишь один. Рассказывает администратор единственного в Пятигорске кинотеатра "Космос" Виталий Лукьянцев.

Виталий Лукьянцев: В тот момент, когда у нас начались глобальные перемены, появился так называемый VHS, грубо говоря - видеомагнитофон. И кино, которое мы раньше не могли посмотреть в силу того, что государство его не покупало, мы получили возможность смотреть на кассетах, то есть оно стало абсолютно доступно. Все перебежали, естественно, домой, к телевизорам, к друзьям, в видеосалоны, куда угодно, мало того, еще в этот момент государство утратило вообще какой-либо контроль над индустрией, "Роскинопрокат" вообще перестал заниматься закупкой действительно хороших, кассовых фильмов. И вот такая пауза образовалась, и лет 5-6 такая была ситуация.

Лада Леденева: Самый крупный и кассовый кинотеатр города "Машук" был закрыт. Сегодня под торговые павильоны используют лишь фойе здания, главная часть которого обветшала и практически разрушена. Кинотеатр "Родина" расположенный в курортной зоне, в знаменитом парке "Цветник", был перепрофилирован в ночной клуб. На месте небольшого кинотеатра в поселке Горячеводск, на окраине города, был открыт мясной павильон. Последний из пятигорских кинотеатров в начале 90-х спасла от продажи в частные руки лишь статья закона.

Виталий Лукьянцев: Почему "Космос" остался? Потому что существует некая разнарядка на уровне закона, что последний кинотеатр в городе нельзя передавать в частную собственность и нельзя перепрофилировать. Я знаю, что в администрации были предложения о том, чтобы сделать здесь мебельный центр, торговый. У нас же фантазия людей ограничена, что можно сделать из кинотеатра - клуб или магазин, и все.

Лада Леденева: В 2001 году, после непродолжительного ремонта "Космос", изменился до неузнаваемости. Оба зала перепроектировали, сократив количество мест с 1000 до 600 в одном и до 200 - в другом. Кинотеатр оснастили современной системой "Dolby Digital Surround ЕX". Продолжает Виталий Лукьянцев.

Виталий Лукьянцев: Это в какой-то мере стандарт, то есть анатомические кресла, естественно, определенная высота подъеме ступеней. В зоне наиболее идеального восприятия звука у нас установлены кресла с качающейся спинкой, то есть его наклон не регулируется, а просто человек сам может свое тело отклонить дальше, как ему удобно. И, соответственно, чтобы руки не занимать тем же стаканом с "пепси-колой", ее можно воткнуть в подлокотник, для этого предусмотрено отверстие.

Лада Леденева: Как шутит 70-летний инженер кинотеатра Алексей Федоров, с момента замены оборудования на новое, итальянского и немецкого производства, он фактически остался без работы.

Алексей Федоров: За время работы в кино - я 50 лет отработал в кино - сколько я их чинил, я уже не помню. А здесь что - оборудование современное, новое, за ним только нужно смотреть, делать профилактику.

Лада Леденева: Меньше года назад в Пятигорске возобновил работу еще один кинотеатр - "Другар", однако его вряд ли можно считать кинотеатром в полном смысле этого слова. На первый взгляд, он больше напоминает кафе или известное варьете "Мулен Руж": в зале на 80 мест установлены круглые столики, за которыми посетители едят, пьют и курят, пока на небольшом экране демонстрируются фильмы формата DVD.

Марина Тимашева: К Ладе Леденевой присоединяется Алексей Завьялов из Вологды.

Алексей Завьялов: Заполненный до отказа зал на 700 мест и поиски лишнего билетика у входа - так живет сейчас "Ленком", центральный кинотеатр Вологды. Отечественные и зарубежные новинки кино появляются здесь одновременно с мировыми и общероссийскими премьерами. С недавних пор вологжанам стали доступны и фестивальные картины, которые в широкий прокат не попадают по определению. Дело в том, что третий раз подряд Вологда выигрывает грант Федерального Агентства по культуре в 200 тысяч рублей. При финансовой поддержке местных властей в маленьком провинциальном городе проводится фестиваль "Новое кино России". Одна из его организаторов - директор киноцентра "Вологда" Зинаида Глебова - не делит фильмы на наши и зарубежные. Сделав сбор на американском кино, она имеет возможность демонстрировать российские новинки.

Зинаида Глебова: Самый весомый вклад - это денежные средства киноцентра "Вологда", которые заработаны на американском кино и вложены в проведение фестиваля "Новое кино России". Авторитет имеет то, что у нас есть люди, которые хотят смотреть, все знают. Я, например, сама могу это на кинорынке увидеть, но я хочу, чтобы мои земляки это видели. И вот как раз фестиваль для этого - чтобы показать то, что в широком прокате не идет. В частности, вчерашний фильм "Долгое прощание" - он фестивальный, его умный режиссер поставил Сергей Урсуляк. Так в прокат взять, чтобы зрители посмотрели, я не могу, он больших сборов не даст.

Алексей Завьялов: Подавляющее число опрошенных зрителей ценят такое отношение руководства киноцентра к делу. Вот что рассказали простые вологжане после очередной фестивальной премьеры - новой картины Романа Балаяна "Ночь светла".

Житель Вологды: Есть кандидатуры в нынешнем, современном кино. Вот хотя бы этот фильм - растрогал.

Алексей Завьялов: Кинопроцесс в Вологде хорошо организован? Сюда приятно людям приходить?

Житель Вологды: Мне кажется, что да. Потому что аппаратура современнейшая, акустика великолепная, зал хорошо оборудован.

Жительница Вологды: Довольно приличный фильм, который мы сегодня посмотрели. И раньше были хорошие фильмы, и сейчас есть хорошие фильмы. Просто надо помогать кинематографу.

Житель Вологды: Сейчас тоже есть хорошие фильмы, просто их сейчас меньше. Но раньше их и производилось намного больше, - соответственно, на сотню фильмов несколько шедевров было. А сейчас их на порядок меньше производится, - соответственно, меньше и шедевров.

Жительница Вологды: Хорошо, что фильм о любви, вот это мне понравилось. Но тоже такая странная очень любовь. Честно говоря, старые фильмы мне нравятся больше.

Житель Вологды: Сейчас, мне кажется, снимается намного больше трагического кино, потому что и жизнь изменилась, она стала серьезнее, да и у людей другие запросы. Сейчас мы смотрели кино "Ночь светла" - и очень много было взрослых людей, и те, которые сидели со мной рядом, я слышал, женщины плакали.

Алексей Завьялов: В Вологде кинопроцесс правильно организован?

Житель Вологды: Был в Петербурге недавно, в двух достаточно дорогих кинотеатрах. Да, у них там побольше уровень. Но, с другой стороны, у них цены другие и запросы другие. Я считаю, что для нашего кинозрителя "Ленком" и "Салют" вполне подходят.

Алексей Завьялов: Оптимизм вологодских зрителей по поводу светлого будущего российского кино подтверждают и цифры. В нынешнем году сразу несколько отечественных картин поставили в Вологде рекорды посещаемости. К примеру, фильм "Ночной дозор" посмотрели порядка 20 тысяч вологжан, сборы от его проката превысили 2 миллиона рублей. Такого же успеха в Вологде до этого добивался лишь американский "Титаник". Также лидерами вологодского проката стали новые картины "Водитель для Веры" и "72 метра". Говорит директор киноцентра "Вологда" Зинаида Глебова.

Зинаида Глебова: Фильмы появляются, которые наппоминают те фильмы, которые раньше были, но появилось и новое. Старые уходят режиссеры, и появляются новые, которые нисколько не хуже, может быть, они впоследствии станут еще знаменитее. В любом деле есть преемственность, поэтому как раз в переходный период и нужны такие фильмы.

Алексей Завьялов: Какого отечественного фильма не хватает вам сейчас, о чем стоит снять новое кино? - с такими вопросами я обращался к вологжанам, пришедшим на фестиваль "Новое кино России".

Житель Вологды: Про дружбу, наверное. Сейчас так мало людей, которые дружат по-настоящему. Кругом давно все "кидают" друг друга.

Жительница Вологды: Может быть, комедии. Мне хочется, мне кажется, их мало снимают сейчас. Комедии всегда нужны, а сейчас особенно нужны.

Житель Вологды: О нашей действительности, что бардак в России. А конкретно это будет - "пи-пи-и-и", в общем, хреново, короче говоря. Зарплата, естественно, не устраивает.

Жительница Вологды: Больше поднимать проблемы молодежи, наверное, наркомании. Сложно устроиться в жизни молодым вообще - на работу, с учебой сложно.

Житель Вологды: Не хватает фильмов, где бы раскрывались хорошие и отрицательные стороны наших чиновников, в том числе и самых высших. А где-то такие фильмы снимают, в Америке - "9/11 по Фаренгейту", знаменитый фильм.

Алексей Завьялов: Кстати, все опрошенные в один голос утверждали, что им надоели телесериалы.

Марина Тимашева: Берёшь в руки "Описание Украины" французского географа XVII века Гийома де Боплана - и начинаешь понимать предков, для которых книга была не просто источником знаний, но священной реликвией. Рассказывает Илья Смирнов.

Илья Смирнов: Да, такую книгу стоило бы, как в XVII веке, упоминать в завещании отдельной строкой. Старинные карты, цветные иллюстрации и чертежи, шрифты, которыми набраны параллельные тексты на двух языках... При этом, полиграфия не сама по себе, не для издательского тщеславия, как в продвинутых глянцевых издания (знаете, как это бывает: страница с разводами, зеленые буквы на синем фоне), а в данном случае форма призвана облегчить восприятие содержания. Какого? Боплан для Украины - примерно то же, что Павсаний для Древней Греции. Француз из гугенотской семьи, инженер, артиллерист и фортификатор, сотрудник знаменитого Кольбера, он прибыл в Польшу в 30-е годы XVII века, служил в войсках коронного гетмана Станислава Конецпольского, строил крепости, воевал, как сказано в его послужном списке, "против шведов, московитов, турок, татар и казаков". Параллельно составлял карты и собирал материалы о природе и населении земли, европейцам практически неизвестной. Где это? - Где-то там, за замком графа Дракулы.

И по возвращении на родину он издал труд "Описание Украины, нескольких провинций королевства Польского". Книга стала сенсацией, переиздавалась на разных языках. Вы скажете: в чем событие? Но научное издание - не механический репринт. Если взять, например, "Илиаду" "Academia" 35 года, - отличная книга, но ею сегодня трудно пользоваться, потому что изучение гомеровской Греции ушло вперед. Так и Бопланом: более половины объёма приходится на современные комментарии и справочные материалы, и всё вместе составляет настоящую энциклопедии украинской жизни XVII века.

Вот описание свадебной церемонии - интим-шоу: когда молодожёны "оказываются вместе, задёргивают полог, большинство гостей приходит в эту комнату с волынкой. Мужчины танцуют со стаканами в руках, женщины подскакивают и пляшут, хлопая в ладоши, пока брак не совершится вполне". А по окончанию этого группового, как определяет автор, "фарса", начинается процедура установления девственности, и в случае отсутствия внешних признаков на белье следует жестокое глумление пьяной толпы не только над несчастной новобрачной, но и над её родственниками. Обычай имел широкое распространение по Европе, и в комментариях указывается, что в великорусских областях схожее описание датируется аж 1791 годом. В общем, традиционная средневековая мораль - именно то, что нам нужно для нравственного возрождения.

Цитирую вводную статью: "У Боплана не было чёткого представления об этнических различиях русского и украинского народов... Русь - это все, кто исповедовал православие, независимо от географического и политического места жительства". А отсюда такое его определение: "Наша Русь или Казаки".

Вскоре после отъезда Боплана на Украине разворачивается грандиозное крестьянско-казацкое восстание Богдана Хмельницкого. Наш географ с истинно протестантской иронией относился к обрядности, будь то католическая, "панская вера" или "греческая". Но в конфликтах "августейшего величества" с "нашей Русью" он на стороне официальной польской власти, которой сам служил. Хотя - как учёный - старался сохранять объективность, цитирую: "Крестьяне там очень несчастны... Их сеньоры пользуются безграничной властью не только над их имуществом, но также и над жизнью; столь велика свобода польской знати (которая живёт словно в раю, а крестьяне пребывают как бы в чистилище)... Наиболее смелые убегают в Запорожье... Их легионы постоянно увеличиваются, что с достаточной очевидностью подтверждается и настоящим восстанием". Так что сир де Боплан может считаться провозвестником не только географии, но и научной социологии, которая ищет причину общественных явлений в отношениях собственности и власти.

Вот ещё один злободневный сюжет. Сейчас у нас глобальное потепление, в Москве вместо осени-зимы-весны одно большое время годы - "мокрая грязь", а у Боплана глава "О климате Украины" вся посвящена описанию жуткого мороза и разных видов смерти людей и животных от переохлаждения: "Кто испытал на себе его лютость,.. легко отделались, если поплатились всего лишь одной частью тела, лишившись пальцев рук, ног, носа, щёк, ушей и даже члена, который я, по стыдливости, не осмелюсь назвать".

Марина Тимашева: Тем временем в отдельно взятом московском театре Петра Фоменко похолодало. На его сцену поднялась героина Ибсена Гедда Габлер. Рассказывает Павел Подкладов.

Павел Подкладов: Молодые режиссеры, имеющие честь называть себя учениками великого Петра Наумовича Фоменко, до последнего времени не часто решались пробовать свои силы в стенах родной мастерской. Исключение составлял, пожалуй, лишь Иван Поповский, не прекращавший активного творческого сотрудничества с друзьями по альма-матер. Совсем недавно в театре на Кутузовском проспекте появился один из самых востребованных ныне молодых режиссеров российского театра, выпестованный Петром Наумовичем, Миндаугас Карбаускис. Спектакли во МХАТе и "Табакерке" уже успели принести ему если не славу, то немалую известность. И вот, наконец, учитель пригласил его поработать в своей мастерской, и Карбаускис выбрал пьесу Генриха Ибсена "Гедда Габлер". Справедливости ради надо сказать, что спектакль по этой знаменитой пьесе был им поставлен еще в 2000 году, в студенческие годы, в ГИТИСе - это была дипломная работа очередного курса Петра Наумовича Фоменко.

На нынешний, как сейчас принято говорить, проект Карбаускис пригласил ту же актерскую команду, которая 5 лет назад участвовала в студенческом спектакле. Главные партии режиссер доверил уже полноправным актерам Мастерской Фоменко Наталье Курдюбовой, сыгравшей Гедду, Алексею Колупкову и Максиму Литовченко, дебютировавшему в роли Левборга. Остальные актеры, занятые в спектакле работают в других московских театрах, что никоим образом не повлияло на их "фоменковскую группу крови". Между тем, общая группа крови, как известно, вовсе не предполагает единообразие художнического мировоззрения. В отличие от своего учителя, Карбаускис никогда не был романтиком. Напротив, он всегда стремился поверять зыбкую гармонию жизни алгеброй своего холодноватого прибалтийского рассудка. Так произошло и в "Гедде Габлер": режиссер, как заправский психотерапевт, анализирует чувства и поступки своих внешне вполне благополучных персонажей, внедряясь в потайные глубины их душ. И основное место в его исследовании занимает, конечно, главная героиня.

Гедда Габлер у Карбаускиса и Курдюбовой выглядит этаким роковым созданием, жаждущим наслаждений и власти над ближними. Она очень несчастна, поэтому пытается в своем воспаленном, метущемся воображении создать некий иллюзорный мир, насыщенный, в отличие от реального, бурными страстями, романтическими приключениями и роковыми развязками. И когда в финале все происходит не так красиво, как она срежиссировала в своих иллюзиях, Гедда решительно стреляет себе в висок. Надо признать, что представительница третьего поколения "фоменок" Наталья Курдюбова справилась с непростой ролью превосходно. Ее Гедда загадочна и амбивалентна, в ней сошлись воедино, казалось бы, несовместимые черты: скандинавская холодность и уголь, пылающий огнем страсти, хватка хитроумного дипломата и беспомощность несчастной, лишенной настоящей любви и материнства женщины, надменность к окружающим и снисходительная нежность к своему недотепе мужу. После премьеры актриса ответила на несколько вопросов вашего корреспондента.

Поначалу банальный такой вопрос, который, может быть, напрашивается: много в Гедде от Натальи Курдюбовой?

Наталья Курдюбова: Ну, куда же от нее денешься - от Натальи Курдюбовой? Она, естественно, тут вот везде, от нее, конечно, не удалось уйти. Конечно, безусловно, себя ставишь, в предлагаемые обстоятельства и, в общем-то, уже используешь этот материал в работе. Нас много упрекали критики в том, что как раз Гедду Габлер и вообще Ибсена нельзя воспринимать во вневременном контексте, то есть эту пьесу можно понять, только придерживаясь того периода времени, в который она была написана, то есть это рубеж веков, это декаданс, наполненная ницшеанскими идеями Европа и так далее. Наоборот, мы как раз пытались, мне кажется, взглянуть на эту историю со стороны сегодняшних людей, то есть, я имею в виду, сегодняшней психологии. Может быть, мы ее как-то обытовили, может быть, да, действительно, мы ее лишили какого-то пафоса, вот этого вот романтического.

Я не помню, где это говорило, может быть, это глупо звучит - убийство на бытовой почве, но мы пытались просто, на самом деле, сконцентрироваться на человеческих отношениях в семье. То есть, в принципе, я не знаю, получилось или нет, но мы в пути и работаем над этим, но это история женщина, она же не самоубийца, и я пыталась так сделать, что это, наоборот, человек очень любящий жизнь, просто, понимаете, сложились так обстоятельства. И люди, в общем, все добрые и прекрасные вокруг, хорошие, но они такие хорошие, что оно так сложилось, что они вынудили ее. И до последнего момента она сомневается, колеблется в этом решении - застрелиться, и происходит все, в общем, действительно случайно, если бывает что-то случайное в мире. Но до последнего момента, в общем, она цепляется за жизнь, и если бы было хоть какая-то со стороны мужа возможность остаться, то, естественно, она бы осталась. В принципе, и режиссер просил делать какой-то момент страха, когда оружие в руках, оно к виску прикасается, вот этот холодный металл, - чтобы это и получилось-то как-то некрасиво. В общем, все получилось как-то некрасиво, и Левборг как-то не так ушел из жизни, и она тоже, получается, не по своей воле, а получается, что эти "добрые люди" ее как-то вытеснили. Ей не место, действительно, оказалось в этом мире.

Павел Подкладов: То есть в вашей трактовке Гедды есть какая-то фантазия, то есть пребывание в каком-то своем иллюзорном мире, который, в общем-то, не выдерживает конкуренции с обстоятельствами реальными?

Наталья Курдюбова: Ну, это не то чтобы иллюзорный мир, наоборот... Нет-нет, что вы, как раз иллюзорный мир - это, может быть, немножечко более классическое восприятие Гедды, что она существует в этих идеях своих и так далее. Наоборот, здесь я с первого момента пыталась сделать, чтобы была какая-то перспектива в роли, когда появляется Гедда на сцене - это женщина, которая приехала, они первый день в новом доме, молодая семья, и она приехала туда для того, чтобы быть счастливой, естественно. Все мы хотим быть счастливыми, и семью она создавала не для того, чтобы ее разрушать. Не знаю, требует ли это объяснения, но существуют же такие типы, разные типы. Мне на этот счет очень нравится взгляд режиссера Бергмана на персонажей своих: он не объясняет, почему она сейчас так...

Павел Подкладов: Так Бог дал.

Наталья Курдюбова: Да, действительно, так как-то скроил.

Павел Подкладов: Один хороший актер, играя очень страшного персонажа, как-то мне сказал: "Я прежде всего должен был полюбить его". Происходит ли у вас такое же с Геддой?

Наталья Курдюбова: Безусловно. Не любя, знаете, ничего не получится. Все правильно, что говорят: адвокаты своих ролей, персонажей и так далее. Любого, даже кажущегося отрицательным персонажа, безусловно, нужно для себя оправдать внутренне, потому что иначе его не сыграешь, это будет все неправда. Сейчас уже и жанров-то чистых не осталось, в общем-то, в искусстве. Какая трагедия без комедии? И насколько все связано, так взаимодействует, что нет плохих персонажей, у каждого своя правда какая-то есть.

Павел Подкладов: Автор этого репортажа был бы несправедлив, если бы упомянул только исполнительницу главной роли. В спектакле есть и другие актерские удачи. Особенно хотелось бы отметить тонкую и трепетную актрису из Швейцарии Анн Доминик Крета, которую театралы уже успели увидеть в "Эдипе" Алексея Левинского в Центре имени Всеволода Мейерхольда. Ее ранимая и простодушная Тея с копной огненно-рыжих волос - антипод чопорной и замкнутой Гедды. Тоже несчастная, но самоотверженная Тея становится символом некого света в конце тоннеля, вечной надежды человека на то, что добро в мире все же должно восторжествовать.

Спектакль "Гедда Габлер" в Мастерской Петра Фоменко еще раз подтвердил тот факт, что Миндаугаса Карбаускиса, в отличие от некоторых его молодых, несколько скандальных коллег, занимают не столько режиссерские новации и трюки, сколько тщательное и скрупулезное исследование психологических перипетий великой пьесы. При этом он очень умело балансирует между необходимостью строго сохранения своей жесткой режиссерской конструкции и творческой свободой артистов, которые, как говорят в театре, буквально купаются в своих ролях. Что, в свою очередь, доставляет удовольствие и нам - благодарным зрителям.

Марина Тимашева: Вы слушали материала Павла Подкладова.

А теперь с нами Татьяна Вольтская. В Петербурге завершился Открытый Международный конкурс гитаристов "Виртуозы гитары".

Татьяна Вольтская: Идея конкурса гитаристов принадлежит петербургскому музыканту, преподавателю Консерватории по классу гитары Леониду Карпову. Дело в том, что гитаристов в России много, а конкурсов мало. То есть конкурсы проходят в нескольких городах, но гитара там занимает не центральное место, а лишь одну из номинаций. Бывают и другие ограничения: либо жанровые - когда допускается только классическая гитара, либо возрастные - например, конкурс проводится только среди молодых исполнителей. В конкурсе "Виртуозы гитары" все эти ограничения сняты. Говорит директор конкурса, ответственный секретарь петербургского отделения Российского творческого союза работников культуры Александр Гаврилов.

Александр Гаврилов: Отличие нашего конкурса - что у нас пять номинаций, которые включают в себя, естественно, классическую гитару, академическую гитару, электрогитару (чего нет нигде), бас-гитару и ансамбли, включающие в себя гитары.

Татьяна Вольтская: Возраст исполнителей тоже практически не ограничен - от 8 до 60 лет.

Александр Гаврилов: Состав огромный. Если в прошлом году, на прошлом конкурсе у нас было 84 участника, то в этом году - 101 участник. География очень большая: порядка 30 регионов России представлено, Украина, Белоруссия, Эстония и даже вьетнамец был. Хотя, конечно, хотелось бы, чтобы было больше представителей из Европы. Я думаю, на следующий год нам удастся распространить информацию о нашем конкурсе в Европе, потому что у нас очень представительное жюри, международное: Апосталас Параскевас (США), Мирра Симич (Швеция), Габриэль Гильен (Австрия), председателем жюри был россиянин Виктор Козлов из Челябинска, из Нижнего Новгорода членом жюри был лауреат международных конкурсов, доцент Владимир Митяков. Владимир Доценко (Украина), к сожалению, не приехал, испугался наводнения, и вместо него к нам приехал из Москвы великолепный музыкант, крупнейший специалист Евгений Филькенштейн. Ну и были несколько членов жюри из Питера - это Медведев Вадим и Константин Легин из Консерватории.

Татьяна Вольтская: Проходил конкурс в Российском Колледже традиционной культуры, при котором имеется гостиница, что было очень удобно для участников. Открылся конкурс большим концертом, в котором приняли участие члены жюри. Поскольку номинаций и категорий было много, итоги состязания дали много победителей из разных регионов и городов.

Александр Гаврилов: Такое открытие - это из Тольятти приехавший великолепный ансамбль гитаристов, который в номинации "Ансамбли" занял первое место. На электрогитаре великолепный молодой человек Бондаренко Роман из города Нальчик занял первое место. А в классической гитаре в старшей группе первое мест и звание лауреата международного конкурса присвоено Анатолию Изотову, города Санкт-Петербург. Второе место уже - Москва, Андрей Парфенович. И третье место поделили тоже наши, питерцы, Дмитрий Воронин и Денис Крутиков. В конкурсе принимали участие очень интересные гитаристы, в частности - дуэт "Акварель" из города Москвы. И в номинации "Ансамбли" первое место занял из Тольятти ансамбль гитаристов "Резонанс".

Татьяна Вольтская: К радостному удивлению жюри, одной из самых интересных возрастных категорий оказались дети.

Александр Гаврилов: Там первое место было присвоено Кириллу Губину из города Барнаул. Очень сильный мальчик. Талантливых детей очень много. Наши члены жюри - иностранцы (как мы их называем), они были поражены, сколько у нас талантливых именно детей. У них отношение к взрослым более спокойное было, но поражены они были именно талантом наших детей. Хорошо был представлен у нас Краснодар, такой Андрей Манжула, вообще из Краснодара целая делегация гитаристов приехала, 14 человек, такой десант. Маленький мальчик очень хороший был из города Екатеринбурга - Лука Рожков, - ему 9 лет, тоже очень талантливый и интересный ребенок с большим будущим. Была, правда, еще девочка 8 лет, но она в финал не вышла.

Татьяна Вольтская: Но, несомненно, в данном случае важна не награда, а участие. И вообще, наверное, это правильная идея - собрать вместе начинающих артистов и профессионалов. В таких условиях и рождаются новые виртуозы.

Марина Тимашева: А в Москве в 10-й раз вручали премию имени Шостаковича. Четыре из десяти премий достались скрипачам, в этом году - Максиму Венгерову. Скрипач-виртуоз получил награду из рук Юрия Башмета.

Юрий Башмет: Я хочу сказать, что я чувствую себя очень счастливым сегодня, потому что у нас юбилейная премия, 10-ая, и пленка, с которой начиналась эта премия, была взята на самом высоком уровне - первым лауреатом стал Гидон Кремер. Все без исключения музыканты, которые были удостоены премии, они в то же время украшали саму нашу премию своими именами. И вот сегодня я счастлив, потому что не постесняюсь и скажу, что это совершенно гениально одаренный музыкант, скрипач и друг мой с детства, его детства.

Что произошло? Этот музыкант постоянно, на протяжении всех лет, которые я его знаю и мы вместе музицируем, довольно часто, каждый раз он меня начинает восхищать чем-то новым, какая-то опять грань открывается в его безграничном таланте. Потому что он с детства был пытливым и невероятным тружеником, и в то же время постоянно, даже после концертов... Я никогда не забуду, как он в гостинице, по-моему, в Америке пришел в два часа ночи, когда мы сыграли концерт, поужинали и "спокойной ночи", - нет, вдруг он постучал и с партитурой с записью, и давай-ка обсуждать Чайковского. Но как! Какие вопросы, какие сомнения! И постоянная неуспокоенность. Я никогда не забуду, когда нам с тобой сделали такую честь, по дороге в Швейцарию провезли через Монтре, джазовый фестиваль, и играл живьем Питерсон. Но не в этом дело. Когда мы вернулись, доехали до гостиницы, что сделал этот молодой человек? Он схватил скрипку и пытался играть джаз на скрипке часа полтора, наверное: "А это здорово? А это хорошо или нет?.."

Понимаете, у него очень много всевозможных мировых премий, он удивительным образом гармоничен и в жизни, и на сцене. Сцена - это его дом, потому что это та площадка, где он является проводником настоящей поэзии. Я знаю, что, выходя на сцену, Максим всегда нетерпелив что ли: вот сейчас будет это событие. То есть это не тот какой-то жуткий страх, не тот нерв, ненужный, а это всегда: вот сейчас состоятся главное... Еще есть очень много аспектов. Вы знаете про ЮНИСЕФ, где он занимается детскими проблемами.

Теперь должен сказать как альтист, совершенно искренне, что это - первый скрипач, который понял душу альта тоже. Он совершенно изумительно записал концерт с Ростроповичем-дирижером на альте. У Максима есть этот внутренний слух, и пока он не добьется на выходе звучания, которое у него есть внутри, он не успокоится. Еще дирижирование, еще джаз, еще было увлечение (и оно, видимо, очень много принесло тебе) аутентичным исполнительством. И все это у него замечательно получается. Поэтому именно в нашу юбилейную премию радует очень, что у нас все-таки нашелся великий, который опять украшает нашу премию.

Марина Тимашева: Максим Венгеров ответствовал.

Максим Венгеров: Здесь, на родной земле, это, конечно, самая огромная честь - получить награду из рук потрясающего музыканта, моего друга и духовного покровителя Юрия Абрамовича Башмета, тоже играет огромнейшую роль, важность в моей жизни. Потому что Юрия Абрамовича я знаю с возраста, когда мне было всего 13 лет, и с тех пор у меня эксклюзивное право называть его дядей Юрой, вот так сложилась традиция. Почему эта премия так взволновала меня? Конечно же, должен возвратиться к имени Шостаковича - с этим композитором меня судьба уже связывает более 12 лет, когда я записал свой первый диск с легендарным музыкантом нашего столетия, русским виолончелистом и гениальным дирижером Мстиславом Ростроповичем. Его я тоже называю своим духовным, музыкальным отцом, и я страшно благодарен, что он мне передал эстафету музыки Шостаковича, так как он Дмитрия Дмитриевича считает тоже своим музыкальным отцом.

Так что я очень рад, конечно же, приехать в Москву. В Москве я учился 3,5 года у замечательного педагога Галины Степановны Турчаниновой. Мне очень повезло с педагогами, и мне повезло, что я встречался с колоссальными музыкантами, гигантами XX и XXI столетия, многими дирижерами - Даниэлем Баренбоймом, Лореном Маазелем, Зубином Метой. Так что мне очень повезло, что судьба так благосклонно отнеслась к моему таланту.

Скрипичное искусство сейчас находится в большом расцвете. И есть очень много имен, которые претендовали бы на эту премию. Я снимаю шляпу и мой поклон - спасибо жюри и дяде Юре. Сейчас действительно по всему миру наблюдается, можно сказать, кризис культуры в связи с неопределенностью, неустойчивостью политической и эмоциональной, что люди сейчас переживают во всем мире. Поэтому я рад, что в Москве этот кризис просто не наблюдается. Очень приятно тоже, что эта премия денежная. Но я очень активно веду общественную деятельность в ЮНИСЕФе, и от своего первого концерта в сезоне Нью-Йоркской филармонии с Маазелем свой гонорар я безвозмездно отдал в общество ЮНИСЕФ, детям. Так что это получается интересное совпадение: я отправлю, а тут мне возвращается, и именно эта же сумма.

Марина Тимашева: С Юрием Башметом и Максимом Венгеровым разговаривала Тамара Лиленкова.


Другие передачи месяца:


c 2004 Радио Свобода / Радио Свободная Европа, Инк. Все права защищены