Мы переехали!
Ищите наши новые материалы на SvobodaNews.ru.
Здесь хранятся только наши архивы (материалы, опубликованные до 16 января 2006 года)

 

 Новости  Темы дня  Программы  Архив  Частоты  Расписание  Сотрудники  Поиск  Часто задаваемые вопросы  E-mail
30.4.2017
 Эфир
Эфир Радио Свобода

 Новости
 Программы
 Поиск
  подробный запрос

 Радио Свобода
Поставьте ссылку на РС

Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru
 Культура
[29-01-05]

Поверх барьеров

Счастье как предмет научного исследования


Ведущая: Марина Ефимова

Зимой 1998-го года три профессора-психолога отдыхали на дешевом курорте в Мексике. Нежась на пляже в шезлонге и любуясь голубой водой залива, один из них сказал:

"Посмотрите на этот райский уголок. Он осветил даже наши угрюмые физиономии. А ведь вся наша психология занимается только негативными эмоциями - депрессиями, стрессами, фобиями, маниями. Почему? Почему не разобраться в секретах положительных эмоций?"

"Эврика!" - закричали два других психолога.

Так, зимой 1998-го года на пляже Мексиканского залива родилась новая отрасль психологии. В нашей передаче участвует ее отец-основатель, профессор Мартин Зелигман.

Мартин Зелигман: Практическая психология всегда, до последних пяти-шести лет имела дело с отрицательными величинами. Хорошо бы нам перейти с душевного состояния "минус три" на душевное состояние "минус один". Если удастся достигнуть "нуля" - это победа. Но нам надо разобраться с плюсовыми состояниями души. От чего возникает ощущение счастья? Как долго оно держится? Возможно ли его продлить? Нужна была новая отрасль психологии - позитивная психология. Исследование положительных эмоций человека стало моей профессией. А усиление и охрана этих эмоций стала моей миссией.

Марина Ефимова: Но, профессор Зелигман, позвольте мне процитировать вашу собственную книгу - Authentic Happiness ("Подлинное счастье"). В ней вы пишите о необходимости отрицательных эмоций которые развились в человека в результате эволюции. Вы пишите: "Страх, ненависть, отвращение, являются путеводителями в борьбе за выживание, в той же степени как физическими путеводителями являются свет, звук и запах. Как у зверя, чьи рецепторы сигналят "дерись!" или "беги!" или "насторожись!", отрицательные эмоции мобилизуют и человека, дают ему шанс обнаружить препятствие или ошибку или опасность и справится с ними".

Мартин Зелигман: Да, негативные эмоции, такие как страх, гнев, подозрительность, являлись орудиями выживания человека в процессе эволюции, да и сейчас сохраняют свою роль в вечной игре победитель-побежденный, выигравший-проигравший. Вопрос в том, зачем в нас вложены положительные эмоции. Тоже ведь не зря. Я думаю, американский психолог Барбара Фредриксон первой дала ответ на этот вопрос. Она сказала, что положительные эмоции являются строительным материалом психологической выносливости.

Марина Ефимова: Мне кажется, что так же, как человека не надо учить чувствовать страх или гнев, так его не надо учить испытывать счастливые ощущения. Они нам даны изначально. Известный журналист и психолог Роберт Райт пишет в статье "Танцуя под эволюционную дудку".

Диктор: Человек потому с таким рвением добывает себе еду и ищет сексуального партнера, что процесс поглощения пищи и соития вырабатывают в его мозгу химические вещества, вызывающие в нем чувства удовлетворения и счастья. Мы созданы со способностью испытывать счастье. Это, как говорится, хорошие новости. Теперь - плохие новости. Счастье, которое - волей эволюции или Создателя - испытываем при определенных условиях - по воле той же эволюции или создателя - непременно испаряется в довольно короткое время. Да и рассудите сами: если бы восторг сексуального соития не исчезал, то одного соития хватило бы на всю жизнь, и мы перестали бы размножатся. Да и все остальное: гордость совершенного подвига, радость удачи, наслаждение богатством - все проходит. А если бы не проходило, то более ненасытные соперники обогнали бы нас во всем. Вот клич эволюции. Оставайся голодным, то есть оставайся несчастным.

Марина Ефимова: То есть, вообще говоря, счастье - это палка о двух концах. Но правда, то, о чем пишет Роберт Райт не совсем счастье, а скорее наслаждение или удовольствие, гордость, радость, что в общем не одно и то же.

Мартин Зелигман: Я очень рад, что могу обратиться именно к русской аудитории со своими идеями счастья. Причина в том, что общепринятая американская идея счастья, по моим наблюдениям, пришла из Голливуда. Это - бодрый человек, оптимистический, легко воспринимающий свою жизнь. Такой взгляд на счастье, с моей точки зрения, плохо служит американцам, в частности и потому, что лишает их той мудрости, которую они могли бы почерпнуть из русской литературы и из русской традиции осмысления счастья.

Марина Ефимова: Я понимаю, что когда профессор Зелигман говорит о "русском отношении к счастью", он имеет в виду Толстого, Достоевского, может быть, Владимира Соловьева, и я не стала обсуждать с профессором разнообразие русских представлений о счастье. От пушкинского "На свете счастья нет, но есть покой и воля" до определения товарища Сталина, который, по свидетельству его дочери, однажды сказал: "Счастье - это хорошо отомстить и пойти спать". Тем не менее, основатель позитивной психологии профессор Зелигман и его младшая коллега, психолог из Калифорнии, Сони Любомирская считают общепринятое русское отношение к счастью более серьезным и более философским, чем американское.

Сони Любомирская: Я думаю, что русские совершенно по-другому определяют счастье. Спросишь у американца: "Что такое счастье?", они все говорят "fun - удовольствие, секс, деньги, крепкая семья". Словом, они называют вещи, которые легко получить. Когда спрашиваешь русских, они говорят: "Духовное возрождение или взаимопонимание, или мир во всем мире". То есть, вещи часто недоступные.

Марина Ефимова: Сони, насколько я знаю, ваш интерес к позитивной психологии начался тогда, когда, приехав в Америку девятилетней девочкой, вы были поражены тем, как много все улыбаются.

Сони Любомирская: Да, но потом я заметила, что за обедом в любом русском доме было гораздо веселее, чем в американском, что те же обеды в американских домах как-то заморожены, без шуток, обычных за русским столом, без шумной беседы, не так интересны. Это было наблюдение. Позже, уже из научного исследования, выяснилось, что юные американцы в среднем такие же счастливые, как российская молодежь. Что касается стариков, то американцы намного счастливее русских.

Марина Ефимова: Тем не менее, уже немолодой профессор Зелигман больше склоняется к русскому отношению к счастью.

Мартин Зелигман: Я думаю, что существует три, очень разных дороги к достижению счастливого состояния души. Первый путь - американский, и сейчас он, по-моему, завоевал мир. Он заключается в том, что вы в течении жизни должны создавать в себе максимум положительных эмоций - удовольствий, наслаждений и тех маленьких жизненных радостей, которые вы сами себе можете устроить. Другой путь - достигать счастливого состояния души не ублажением себя, но путем некоторых свершений, которые будут вас радовать. Есть еще третий путь - по-моему - самый русский. Он заключается в том, чтобы постараться прожить жизнь, имеющую некий высший смысл.

Марина Ефимова: Это - теория. Давайте посмотрим, что показывают практические обследования новой, позитивной психологии. Их результаты приводит Клод Уоллис в журнале "Тайм" в статье "Новая наука о счастье".

Диктор: Что заставляет человеческое сердце петь? В ответах психологов вас ожидают сюрпризы. Например, роль богатства. Последние исследования показали, что оно доставляет вам счастье только до тех пор, пока вы не перевалили через средний уровень благополучия, принятый в вашей стране. Переход из разряда бедных в разряд обеспеченных, как правило, очень возбуждает людей. Но дальнейшее обогащение не делает их счастливее. В Америке остановка происходит после дохода в $50 000 в год. По мнению исследователей, тут в действие вступает постоянное, нервное сравнение себя с соседом. В новой научной терминологии это называется "reference anxiety" - муки соперничества. Следующая неожиданность - надежда родителей - хорошее образование - увы, тоже не делает людей счастливее. Знание, как нас давно предупреждали, умножает скорбь. Опросы показали, что больше стариков, чем молодежи, довольны своей жизнью. Брак - сложная картина. Женатые люди, в среднем, счастливее одиноких, но не ясно, то ли брак делает людей счастливыми, то ли счастливые люди чаще сочетаются браком. Солнечный климат - не работает. Мичиганцы уверенны, что калифорнийцы счастливее их из-за райской погоды. Опросы показали обратный результат. Религия - да, хотя неясно, является ли причиной счастливого восприятия жизни сама вера или чувство причастности к единомышленникам. Друзья - единственное, бесспорное, безусловное, гигантское "ДА!".

Марина Ефимова: На вопрос "Что вам больше всего помогает исправить настроение?" 63% опрошенных ответили: "Общение и беседа с друзьями". "Общение с супругами" - 9%. Секс улучшает настроение у 25% мужчин и у 18% женщин. Какой вывод их всех этих опросов и исследований - уже многочисленных и многолетних - делают адепты позитивной психологии? Что человек, по собственной воле, умственными усилиями, с помощью специалистов, но без всяких перемен в обстоятельствах жизни может стать счастливей, чем он есть. Очень американская идея.

Трудно было предположить, что новая область науки может так быстро распространиться и так гигантски вырасти всего за шесть лет. В это уже вовлечены десятки университетов, сотни общественных организаций; тысячи грантов выдаются на новые исследования и ими занимается армия ученых, причем не только психологов и психиатров, но и специалистов по нейробиологии и нейрохимии, то есть по биологии и химии мозга. Даже появился термин "Happy Brain" - "Счастливый мозг". Самый известный специалист в этой области профессор Стэнфорда Ричард Дэвидсон написал в журнале Национальной академии наук:

Диктор: Счастье - это не просто неопределенное, невыразимое чувство, это физическое состояние мозга, которое вполне возможно стимулировать.

Марина Ефимова: В передаче участвует коллега Дэвидсона, нейробиолог из Стэнфорда Брайан Кнютсон. Доктор Кнютсон, что это с точки зрения биологии - "счастливый мозг"?

Брайан Кнютсон: Тут две сферы изучения - структура мозга и химия мозга. Главное открытие в области структуры мозга, сделанное еще в 20-х годах ХХ века биологами и России, Канаде и Соединенных Штатах с помощью опытов на крысах: ученые установили, что если подключить электроды к определенным участкам мозга, то можно стимулировать ощущения, получаемые от удовольствия, которые трудно искусственно стимулировать - таких, например, как еда или секс. И крысы моментально научились стимулировать приятные ощущения и повторяли эту стимуляцию до тех пор, пока не умирали от нервного истощения. С тех пор, мы пытаемся понять, что именно, какие химические вещества, какие рецепторы дают этим участкам мозга такую потенцию.

Марина Ефимова: Понятие "счастье" так объемно, что ученые начали разделять его на отдельные эмоции. Например, Гарвардский психолог Кубзанский выбрала себе для изучения оптимизм. Ее опыт, продолжавшийся 10 лет на полутора тысячах мужчин, показал, что у тех их них, кто считал себя оптимистом, сердечных заболеваний было вдвое меньше, чем у тех, кто считал себя пессимистом. Нешуточная разница - почти что такая же, как между курящими и некурящими. Профессор Дэвидсон и его коллеги установили, что тело человека, находящегося в состоянии счастливого возбуждения, вырабатывает в два раза больше антител, чем, скажем, после введения вакцины против гриппа. Так что же, скоро человеку научаться прививать счастье? Вот тут мы подходим к химии счастливого мозга.

Брайан Кнютсон: Рецептор, ответственный за счастливые ощущения, называется допамин. Уменьшение или увеличение допамина в мозгу может уменьшать или увеличать способность человека к самоконтролю. Но это еще не вся история. Другой рецептор, опиоид, играет не менее важную роль. Судя по последним исследованиям, допамин ответственен за ощущения ожидания или предвидения наслаждения, а апиоид за сам процесс испытания этого наслаждения. Приведу упрощенный пример. Вы планируете поход с другом в хороший ресторан, испытываете довольно большой набор приятных ощущений - возбуждение, предвкушение, душевный подъем, надежду, а потом, уже во время обеда, вы испытываете совсем другие ощущения - удовлетворение, довольство, покой, наслаждение. Этот эпизод вашей жизни вовлекает, вероятно, оба нейротрансмиттера - допамин и опиоид. И люди, задолго до появления позитивной психологии, научились, как подопытные обезьяны, возбуждать свои рецепторы счастья искусственно. Они постоянно это делают с помощью наркотиков, и некоторые с таким упорством, что становятся наркоманами. Такие наркотики, как кокаин, и некоторые другие, дают людям ощущение эйфории - они взаимодействуют с допамином в мозгу. Героин и морфий же интенсифицируют опиоид. Они тоже дают позитивные ощущения, но скорее покоя отрешенности, расслабленности.

Марина Ефимова: Доктор Кнютсон, но разве электроды и наркотики могут имитировать то состояние счастья, которое дает любовь? Не секс, а любовь.

Брайан Кнютсон: Нет, конечно. То, что мы пока что можем измерить - только компоненты чувства, которое мы называем счастьем. Человеческий мозг не был создан в расчете не то, что в него будут вживлять электроды и искусственно симулировать. Чьим бы творением мозг ни являлся, он был создан для естественных импульсов. Наркотики лишь демонстрируют, в экстремальном виде, часть тех функций, которые мозг выполняет. Счастье - это идея более высокого порядка; более сложное, всеохватное чувство, чем те эмоции, биохимию которых мы пока изучаем. Но эти эмоции бесспорно являются его составляющими.

Марина Ефимова: Когда человек счастлив, разве только его мозг в этом участвует - а душа?

Брайан Кнютсон: Это сложный вопрос. Ученый может верить в бога, но когда он проводит исследование, он не отделяет человеческий разум, или его духовность, от остального организма. Если человек ощущает некие эмоции, то, по представлениям науки, он вырабатываются где-то в мозгу. Мы будем искать их именно там, и если найдем подходящий инструмент, то сумеем их измерить. Я не говорю, что это правильно. Я только хочу сказать, что это тот путь рассуждений, по которому идет наука.

Мартин Зелигман: Я думаю, мы доживем то того, что изобретут лекарство, способное вызывать ощущение рефлективного счастья. Другое дело, счастливое ощущение, которое дарит вам хорошо сделанная работа или дети, или прочитанная книга. Вот до того, чтобы определить биологию и химию такого счастья еще далеко. Я даже сомневаюсь, что это вообще возможно. Не говоря уже о том, что применение на практике такой биохимии было бы аморально. В философской литературе есть такое понятие - "машина опыта". Философы задаются вопросом, что если бы вас поместили в огромную колбу, подключили к вашей голове электроды, и там, сидя в этой колбе, вы испытали бы иллюзию всех счастливых ощущений, которые вы мечтаете испытать в жизни, - пошли бы вы на такой эксперимент? И люди обычно отвечают "нет", потому что большинство людей хотят заслужить свои счастливые ощущения.

Марина Ефимова: Профессор Зелигман, который считает своей миссией сделать человека счастливее, создал на интернете веб-сайт www.reflectivehappiness.com, где предлагает проделывать различные психологические упражнения и, в частности, вести журнал собственных положительных эмоций, чтобы не забыть, что они были, и не сосредотачиваться на неприятностях. Исследования доктора Любомирской идут в том же направлении.

Сони Любомирская: Я очень интересуюсь вопросом, можно ли сделать людей счастливее, чем они есть. Мое новое исследование в области поведения, которое мы называем rumination, то есть, пережевывание своих ошибок, копание в своих неудачах, бесконечное повторение одних и тех же доводов. Многие люди считают, что после неудачи или ошибки они должны запереться в комнате и анализировать. Мое исследование показало, что это неэффективный способ исправить ситуацию, потому что когда вы недовольны чем-то и кем-то, включая себя самого, ваше мышление становится предвзято отрицательным и пессимистическим, а потому - неверным. Я не очень согласна с позицией Мартина Зелигмана. Нельзя ограничивать понятие счастья духовными свершениями. Многие более простые вещи не менее достойны звания счастья - способность восторгаться, любопытство, влюбчивость, умение насладиться покоем.

Марина Ефимова: Сони, я вижу, вы придерживаетесь идей Бенджамина Франклина. Он писал: "В ежедневных удобствах и удовольствиях жизни содержится больше счастья, чем в тех взлетах судьбы, которые так редко случаются на протяжении человеческой жизни". Но среди психологов есть и противники непременного счастья во что бы то ни стало. Профессор Дэвидсон, например, считает, что человек не должен так уж ограждать себя от отрицательных эмоций. Он пишет.

Диктор: Неприятные моменты в жизни практикуют мозг и учат его возвращаться в светлое и радостное состояние. Образно говоря, они развивают мускулы счастья и действуют, как вакцина против тяжелой меланхолии.

Марина Ефимова: Доктор Джулин Норем из массачусетского университета Уэлсли, которая участвует сегодня в нашей передаче, написала нашумевшую книгу "Позитивная сила негативного мышления". В чем же эта сила, доктор Норем?

Джулин Норем: В лучшей способности все предвидеть. Если вы готовитесь к худшему, вы всегда получите что-то лучше того, что вы ожидали.

Марина Ефимова: Но в общем отношении к жизни, к будущему, к детям, что ж положительного в тотально негативном отношении?

Джулин Норем: В балансе, я думаю. Не смотри вперед со слишком большой надеждой. У нас есть такая поговорка: у пессимистов бывают только приятные сюрпризы. Пессимисты вовсе не обязательно несчастливы. Единственное, что делает их по-настоящему несчастными, это когда люди хотят их переделать и превратить в оптимистов.

Марина Ефимова: Писательница Эдит Уортон сказала однажды: "Если бы мы перестали гоняться за счастьем, мы бы чудесно жили". До сих пор мы обсуждали счастливое состояние индивидуума. У этого состояния уже, кстати сказать, уже есть и научное название - субъективное благополучие. Но недавно было проведено исследование о счастливости и несчастливости целых народов. Результаты, довольно поразительные, приводятся в журнале "Тайм".

Диктор: Самыми счастливыми оказались латиноамериканцы - пуэрториканцы и колумбийцы. Из пяти самых несчастливых три нации азиатские - японцы, китайцы и южные корейцы. Ощущение счастье у народов оказалось абсолютно не зависящим от их материального благополучия. Например, американцы на том же уровне национального счастья, что и словенцы. Нищие в Калькутте оказались гораздо счастливее бездомных Лос-Анджелеса. Исследователь Бис Васдинер объясняет это тем, что нищие Калькутты окружены большой семьей, а бездомные Лос-Анджелеса абсолютно одинокие люди.

Марина Ефимова: Доктор Любомирская, можно ли полагаться с научной точки зрения на такие выводы?

Сони Любомирская: Я только могу гадать, как и вы. Но вот что я могу сказать с уверенностью. Все последние исследования показывают, что наиболее существенная составляющая человеческого счастья - это отношение с другими людьми - с возлюбленными, с друзьями, с детьми, с наставниками. И люди, сумевшие завести прочные человеческие связи - самые счастливые люди на свете. Конечно, ребенок, растущий в городском гетто является существом эстетически обездоленным. И как-то это на его личности отразится. Но думаю, что в любом случае самым важным являются отношения. И если ребенок растет в самом уродливом, неудобном, бедном и даже опасном месте, но при этом окружен заботой и любовью, он может вырасти более счастливым человеком, чем тот, кто растет в удобстве и красоте, но без любви и заботы.

Марина Ефимова: В списке счастливых и несчастливых стран меня больше всего удивило то, что на последнем месте, от которого, кстати сказать, недалеко и Россия, оказалась Литва. И я подумала, что есть явная неточность в этом обследовании. В нем довольно много стран не представлено вообще. Южная Корея несчастлива. А Северная? Или исследователей туда не пустили, равно как и в Иран, как и в Руанду? Автор статьи об этом в журнале "Тайм" сам пишет, что на эти исследования невозможно серьезно рассчитывать. Однако британский экономист Лайорт считает, что учитывать подобные вещи необходимо. В своей книге "Счастье" он пишет.

Диктор: Общественные деятели, формулируя социальную и экономическую политику, должны ориентироваться на душевное благосостояние своего народа не меньше, чем на материальное. В частности, они должны заботиться о том, чтобы не разрушать семьи, сообщества и надежность рабочих мест. Политики не учитывают, насколько людям важен статус кво. Запад всегда гордился своей мобильностью - люди едут туда, где есть работа. Это безусловно, увеличивает продуктивность экономики. Но эту выгоду, безусловно, перевешивает цена, которую мы платим за нестабильность семьи и разрушение городских и деревенских общин. Мы должны переориентировать наше общество со стремления к динамике и эффективности на стремление к счастью.

Марина Ефимова: Без содействия государства даже американцу трудно осуществить свое право на стремление к счастью, которое мудрые отцы основатели включили в первый и главный документ Америки - в Декларацию независимости.


Другие передачи месяца:


c 2004 Радио Свобода / Радио Свободная Европа, Инк. Все права защищены