Мы переехали!
Ищите наши новые материалы на SvobodaNews.ru.
Здесь хранятся только наши архивы (материалы, опубликованные до 16 января 2006 года)

 

 Новости  Темы дня  Программы  Архив  Частоты  Расписание  Сотрудники  Поиск  Часто задаваемые вопросы  E-mail
28.11.2014
 Эфир
Эфир Радио Свобода

 Новости
 Программы
 Поиск
  подробный запрос

 Радио Свобода
Поставьте ссылку на РС

Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru
 СМИ
[13-10-03]

Смотрим телевизор

Беседа с Марианной Максимовской

Автор и ведущая Анна Качкаева

В минувшую субботу на канале "РЕН ТВ" впервые вышла в эфир итоговая программа "Неделя". Ее ведущая Марианна Максимовская буквально через несколько секунд будет у нас в студии, как всегда у нас в Москве пробка. Я поздравлю, и, думаю, вы присоединитесь ко мне, Марианну с премьерой, и вы можете присоединяться к нашему разговору и задавать вопросы Марианне. Итак, 10-летие "НТВ" отшумело на минувшей неделе. "Грустный праздник", - говорили одни, "что и зачем отмечать", - недоумевали другие. Пели песенку на "НТВ" про "НТВ". Правда, в клипе ни одного лица времен Гусинского, как, впрочем, и ни одного знакового лица "НТВ" нынешнего, ни Митковой, ни Парфенова, ни Шустера. В межпрограммке канала "НТВ" весь месяц парил надутый зелененький шарик и все куда-то летел, летел, сотрудники "НТВ" недружно и без особого энтузиазма на незатейливый мотивчик, но под руководством Игоря Крутова, спели эту самую песенку про "НТВ". Зато на концерте в честь "НТВ" звезд эстрады было хоть отбавляй. Концерт вполне в духе "НТВ" нынешнего, где ночные музы разбавляют ночного Гордона и зажигал на концерте Филипп Киркоров. Киркоров открыл юбилейное торжество сольным номером адвоката Билли из мюзикла "Чикаго". В русской версии номер называется: "Шика-блеска дай". А суть собственно сводится к тому, как адвокат объясняет своей подзащитной: нужно обманывать, нужно показывать яркое шоу и старые фокусы - дай хлеба и зрелищ. Вот так вот начался большой концерт в честь юбилея "НТВ" и прозвучал, на мой взгляд, довольно двусмысленно.

У нас в эфире и студии появилась Марианна Максимовская. Я говорила о том, что впервые в эфир вышла ваша итоговая программа "Неделя", и я поздравляю вас с премьерой. Рейтинг уже видели.

Марианна Максимовская: Рейтинг видели. Я думала, что будет меньше. Честно скажу, поскольку очень жесткая конкурентная среда у нас, и вообще, а в день премьеры было, особенно на одном канале показывали футбол. Можно, наверное, даже матчем года называть эту игру, решающая игра, а на другом канале показывали фильм про 10 лет "НТВ".

Анна Качкаева: Где вы тоже собственно участвовали.

Марианна Максимовская: Да где я тоже участвовала.

Анна Качкаева: Об этом мы поговорим, и поговорим с нашими слушателями, у которых, возможно, возникнут вопросы. Давайте поговорим о том, к чему собственно имели 10 лет отношение к телекомпании "НТВ". Вас как-то не было на официальном празднестве в пятницу.

Марианна Максимовская: Меня как-то не было.

Анна Качкаева: Вы не захотели прийти, или программа, или вас не пригласили?

Марианна Максимовская: И не пригласили, и программа, зато увидела своих друзей и коллег, бывших, к сожалению, коллег, к счастью, и в настоящем по-прежнему друзей у Евгений Киселева, 11-го числа это было, на следующий день.

Анна Качкаева: В неформальной обстановке, как я понимаю. Вы видели фильм "Автопортрет", в котором...

Марианна Максимовская: Я видела только часть, к сожалению, поскольку смотрела собственную программу, извините

Анна Качкаева: Тем не менее, все-таки вы видели и вторую часть. Как вам интерпретация событий в этом фильме?

Марианна Максимовская: Ну, Аня, ну не знаю, честно говоря, действительно видела только часть фильма. То, что я увидела, те фрагменты, мне показалось, что все достаточно верно было сказано, абсолютно политкорректно. Ну, я чего-то такого принципиально нового для себя не увидела, естественно, поскольку все это мы видели для себя изнутри. Не увидела я ни преувеличений, ни приуменьшений, и, в общем, достаточно, на мой взгляд, ожидаемые кусочки интервью, то есть, люди, у которых была позиция, они, естественно, по-прежнему те же, и придерживаются...

Анна Качкаева: Игорь Малашенко у нас в эфире неделю назад и, как я понимаю, потом в эфире " Эхо Москвы" довольно нелицеприятно отозвался о журналистах бывшего "НТВ".

Марианна Максимовская: Нелицеприятно?

Анна Качкаева: Да, он, вероятно, имел в виду тех журналистов, которые остались работать на "НТВ", или вернулись каким-то образом туда в разное время. На "Эхе Москвы" он был вообще достаточно жестким и сказал, что они работают за чечевичную похлебку. Вы принимаете эти упреки?

Марианна Максимовская: Нет, не принимаю. Ни по отношению к тем людям, которые тогда остались на "НТВ", ни по отношению тем более к тем людям, которые вернулись. Поскольку Игорь Евгеньевич, наверное, ну, может говорить так вот - за чечевичную похлебку они вернулись. У него ведь, к счастью, я, понимаете, ничего не хочу этим сказать, тем не менее, не стоит вопрос о том, что есть, а у многих людей стоит. Это насущный вопрос. Почему люди должны, не знаю, что, под забором умирать, сидеть без работы, уйти из профессии? То есть, какой выбор вот перед ними сейчас. У Игоря Евгеньевича был выбор. А у многих людей, особенно сейчас, в 2003-м году, да и до этого, выбора не было вообще, и, к счастью, многих пригласили вернуться на "НТВ", и многие вернулись, и говорят, что сейчас это хорошее место работы. Другое дело - говорят, что раньше была семья, раньше был дом, а теперь это просто работа, но иметь хорошее место работы тоже, в конце концов, хорошо.

Анна Качкаева: Вы считаете, что хорошее место работы может заменить то представление о телевидении, я сейчас не говорю о слове независимый, а о качественном, профессиональном, любимом зрителями. Телеканал "НТВ", по-вашему, отвечает всем этим параметрам?

Марианна Максимовская: Ну, это просто другой телеканал, по сравнению с тем каналом, каким он был, когда я там работала. Ну, я не буду говорить, он хуже или лучше, он другой, и время другое, и закономерно все, что произошло с телеканалом "НТВ". И люди, которые ушли, остались, сейчас вернулись, они хорошо делали свою работу, тогда и сейчас, и, может быть, и не может быть, а точно. По не зависящим от них причинах, в профессиональном смысле, с каналом произошло то, что произошло.

Анна Качкаева: Да, и я не хочу, наверное, обсуждать сейчас всю эту историю драматическую, которую мы не один раз обсуждали. Но меня и в прошлом нашем эфире, и по публикациям, и реакциям всей этой недели, в общем, я могу сказать, огорчила реакция публики. Хотя она тоже закономерна. Сочувствия нет. До конца понимания, что все дело не только в деньгах, тоже уже нет, потому что пропагандистская кампания сделала свое дело. Ясно, что есть очевидное разочарование в том, что делали и как делали журналисты, но все-таки это означает - по-вашему, невозможно в ближайшее время вернуть доверие людей? Собственно, ради чего работают журналисты? Ради того, чтобы им доверяли, и, по крайней мере, была какая-то обратная связь.

Марианна Максимовская: Доверять журналистам по-прежнему доверяют, не так, как раньше, но доверяют. Просто время другое. И вопрос шире стоит, по-моему. Ведь почему такой резонанс получила история с "НТВ"? Да не только потому, что все видели по телевизору, все эти кишки наружу, и это участвовали в этой истории люди, которые до того стали практически членами семьи. Это феномен известный, когда каждый день показывают по телевизору человека, ощущение такое, что с ним сроднился. Дело не только в этом, не в том, каким драматизмом была исполнена вся та история, а в том, что просто в истории с "НТВ" отразилось все то, что в нашей стране происходит, что с нами происходит. Вот то самое изменение времени. То самое изменение желаний людей, изменение духа, атмосферы в стране. И просто на примере "НТВ" мы это очевидно увидели. Вот этот раскол среди журналистов, первый, когда появились государственники, впервые за много лет перестройки, впервые за много лет демократических таких лозунгов, хотя бы либеральных лозунгов, которые провозглашалось всеми, и вдруг - о-па, опять откат, самодержавие, православие, народность, ну, вместо самодержавия президент, но, тем не менее. Этот раскол мы видели на примере журналистов, которые вдруг одни изменили свою точку зрения, вторые, вроде бы, как остались верны тем убеждениям, которых они придерживались в предыдущие 7-8 или 10 лет. Мы это увидели очень зримо и воочию на экране. А это ведь все то, что, наверное, происходит в семьях, в компаниях, на кухнях, в гостиных, у кого как. Просто, наверное, поэтому такой резонанс, и, наверное, поэтому так до сих пор нас это тревожит, потому что как бы история с НТВ до сих пор не закончилась. Она в процессе. Так вот, этот вот, нет, не раскол в стране, не скажу, конечно, но, тем не менее, вот эти вот новые идеи, которые появились, остающиеся старые, которые - по-прежнему многие им верны, и противоречия между ними, борьба между ними - это все есть. Это продолжается.

Анна Качкаева: Понятно. Я тоже для себя объясняю так, что с разгромом "партии НТВ", в отсутствие таких реальных, крупных, действительно крупных, доказывающих свою состоятельность, партий, "партия НТВ" была, были у нее слушатели...

Марианна Максимовская: Да, такая партия либерализма, да.

Анна Качкаева: И каким бы отношение ни было, ни к "НТВ", ни к Гусинскому, я полагаю, что вот эта идея действующей демократической оппозиции, в хорошем смысле слова, не ниспровергающей, а критичной по отношению к тому, что происходит, и идеи свободы слова окончательно потеряли свою актуальность для многих граждан, на какое-то время видно.

Марианна Максимовская: Да, до какого-то следующего витка.

Анна Качкаева: У нас в эфире слушатель, добрый день, представьтесь пожалуйста.

Наталья Дмитриевна: Здравствуйте, Наталья Дмитриевна из Зеленограда. Я очень рада, что Марианна появилась. И хочу спросить, какие часы - я пропустила первый эфир.

Марианна Максимовская: Мы будем выходить в эфир по субботам, в восемь вечера. В 20.00 на канале "РЕН ТВ".

Наталья Дмитриевна: Вот у меня вопрос: как вы находите назначение Киселева вместо Лошака? Я всегда вроде симпатизировала ему, но сейчас получается, то он на "ТВ-6" пришел, кто-то ушел, благодаря ему, а теперь Лошака как-то потеснил.

Марианна Максимовская: Вы знаете, насколько я слышала, сменились владельцы у газеты, и, насколько опять-таки я слышала, владельцы хотели изменить политику газеты, редакционную политику, и многое вообще изменить в газете. И так вот получилось.

Анна Качкаева: У нас была в эфире Ирина Ясина, она представитель российской региональной организации "Открытая Россия", эта организация связана с "ЮКОСом", ее создавали и вложили собственные деньги акционеры "ЮКОСа", и именно эта организация выкупила бренд "Московских Новостей", и именно они решили изменить редакционную политику, как я понимаю, сделать ее жестче.

Марианна Максимовская: Ну да, возможно, и здесь, на мой взгляд, получилась такая история, это, наверное, драма Евгения Киселева, уж больно он известен, больно популярен, в последние годы вообще понятно - на пике все время находился, в любом случае, похоже, пришел бы какой-то новый главный редактор, если бы не фигура Киселева - такого бы резонанса это не вызвало, и тихо достаточно, возможно, сменили бы главного редактора Лошака. Но пришел Киселев - это вызвало огромный резонанс, и Лошак ушел на гребне этой волны, что, вот, "его опять сместил Киселев, что же делать, какой кошмар", - ну вот, такое совпадение, нехорошее для Евгения Алексеевича Киселева, и, безусловно, хорошее, поймите меня, что я имею в виду, для Лошака, поскольку он ушел на пике, ушел громко, перешел тут же на должность главного редактора другого издания...

Анна Качкаева: Журнала "Огонек".

Марианна Максимовская: Массового, да, журнала "Огонек". И, в общем, ничего не потерял, я думаю. Сам, с точки зрения профессии - был главным редактором и остался, наоборот, приобрел такого рода популярность в связи со всеми громкими событиями, связанными с его отставкой. Был бы другой человек вместо Киселева, то отставка, я думаю, прошла бы тихо и незамеченно.

Анна Качкаева: У нас еще один звонок, представьтесь пожалуйста.

Любовь Сергеевна: Добрый день, меня зовут Любовь Сергеевна, я звоню из Москвы. Я рядовой зритель и вопрос у меня тоже вполне рядовой. Я прошу мне сказать, будет ли на канале "НТВ" возобновлен показ сериала "Скорая помощь", который был прерван в сентябре очень некрасиво, без объявления и без предупреждения.

Марианна Максимовская: Вы знаете, вот уж на какой вопрос я вам точно не смогу ответить, так это на этот, работаю я на канале "РЕН ТВ", и с канала "НТВ" уже ушла в апреле 2001-го года.

Анна Качкаева: Видимо, вы, Марианна, еще никак не ассоциируетесь с другим каналом.

Марианна Максимовская: Да, хотя два с половиной года, и даже когда работала на канале "НТВ", я не имела никакого отношения к программной политике канала и занималась новостями.

Анна Качкаева: Я надеюсь, что у нас в эфире скоро будет один из руководителей службы кинопоказа "НТВ" Аркадий Цимблер, тогда мы сможем поговорить подробнее о сериалах, в частности на НТВ

Марианна Максимовская: Сериал, кстати, хороший. Я его сама смотрела.

Анна Качкаева: Да, сериал замечательный. Я тоже до конца не знаю его судьбу на телеканале "НТВ", кажется, разговоры шли о том, чтобы его закупить и части показывать, что, на самом деле, произошло, наверное, надо будет уточнить, и об этом мы вам обязательно расскажем.

Марианна Максимовская: Мне вообще одна подруга сказала такую вещь интересную. Уж не знаю, с чего она это взяла, но любопытно, я это запомнила: что женщины-зрительницы делятся на два типа. Первый тип - которые смотрят сериал "Скорая помощь", второй тип - женщины, которые смотрят сериал "Секс в большом городе", и два этих типа друг с другом совершенно не пересекаются.

Анна Качкаева: Тем не менее, Марианна, к вашей премьере. Такое ощущение, что с десятилетием "НТВ", всем празднованием этим, завершилась какая-то эпоха, в том числе эпоха мужской аналитики на нашем телевидении. Потому что, все, что выходит нынче по субботам и воскресеньям, кроме, пожалуй, Постскриптума на "ТВЦ", это такие разножанровые, развлекательные, в меру дискуссионные, в меру журнальные, разноплановые программы. И впервые я не могу сказать, что ваша программа - аналитика, насколько я понимаю, она пока не аналитика, но вот у итоговой программы женское лицо. Какова сверхзадача? Вы как на это решились?

Марианна Максимовская: Это очень сложно. Поскольку не воспринимают, такое есть стереотипное восприятие, что женщина не может быть не то, что аналитиком, вообще вести итоговую программу, ну, новости - ну ладно.

Анна Качкаева: Ну да, хорошенькая, пусть ходит на экране.

Марианна Максимовская: Пусть хорошенькая, не хорошенькая, ну ладно, уже привыкли. Стереотипное восприятие, что новости на той неделе мальчик, на другой - девочка. Это уже привыкли.

Анна Качкаева: Ну почему, в "Стране и мире" и мальчик, и девочка.

Марианна Максимовская: Да, ну, в любом случае, и "М", и "Ж", вот этот принцип, в новостях он как-то приемлем. Если говорить об итоговых программах, женщина не воспринимается серьезным, даже я не знаю, как сказать, аналитиком? Я боюсь этого слова - аналитика. Я боюсь не потому, что я недостаточно сильна для того, чтобы быть аналитиком, я не в этом смысле сейчас говорю, а вообще в том, что время у нас такое, что слово "аналитика" всерьез мне бы сейчас произносить не хотелось. Да, безусловно, подведение итогов за неделю - да, конечно, острые темы, да, конечно, как я их понимаю, как наша команда понимает. Но аналитика - что имеется в виду? Эксперты в студии, как в классические времена в классических программах аналитических? Да не будут это сейчас смотреть люди. Это не нужно никому, к сожалению.

Анна Качкаева: "Постскриптум", тем не менее, довольно приличный рейтинг для канала "ТВЦ" имеет, тем не менее, когда идет спокойный вдумчивый разговор со ссылками на какой-то внятный анализ, то, наверное, у этого есть зритель.

Марианна Максимовская: Ключевое слово - "разговор", потому что у Владимира Владимировича Познера тоже разговор, это скорее ток-шоу, только выбор тем другой. На дневном ток-шоу это - муж мне изменил, что делать. А в таких нормальных, хороших, вечерних программах - просто тема разговора другая. Вот к разговору особенно интересных людей - люди привыкли, люди слушают, и чем интереснее люди разговаривают, тем зритель, наверное, конечно, более заинтересован в том, чтобы посмотреть и понять разговор. А аналитика - это ведь не только разговор двух-трех-четырех умных людей. Это другое. Это среда, проблемы, это полностью анализ. Это у людей должно создаться ощущение того, что вот, все мне рассказали о проблеме, о явлениях, о событиях, все настолько, что я теперь понимаю, в чем причина, в чем суть, и у меня еще и ощущение определенное создалось от этого. Вот такой комплекс восприятия, который должен проявиться у зрителя, когда он смотрит аналитические материалы.

Анна Качкаева: Так значит, вы делаете просто итоговую программу, но ведь итоговых программ много?

Марианна Максимовская: Нет, не просто итоговую программу, конечно, учитывая жесточайшую конкурентную среду, в которой мы находимся, мы понимаем, что просто итоговую программу с перечислением просто событий за неделю, или событий, которые интересны, у которых есть информационный повод, чтобы о них рассказать, что не интересно. Это никому не нужно. Элементы анализа, надеюсь, что все это появится и будет обязательно в нашей программе, в репортажах, внутри, другое дело, как мы это будем делать, используя какие приемы телевизионные, используя какие жанры телевизионные, какие форматы. Мы попытались в одной программе соединить несколько телевизионных форматов, устоявшихся привычных.

Анна Качкаева: Да уж это точно. Пока всего понемногу.

Марианна Максимовская: Всего понемногу. Если хотите, пока эклектика у нас возведена в принцип. Мне кажется, интересно будет

Анна Качкаева: То есть, эклектика возведена в принцип?

Марианна Максимовская: Пока что да.

Анна Качкаева: Вы на этом настаиваете, или это временная история?

Марианна Максимовская: Мы пытаемся пока посмотреть, что выйдет из этого. То есть, мы пытаемся рассказать о событиях в разных жанрах. Об одном событии - в классическом репортаже, о другом событии - в ток-шоу, о третьем - в монологе Юлии Латыниной, но так, чтобы главные темы недели были у нас обязательно представлены в программе, но в разных жанрах, разных форматах.

Анна Качкаева: То есть, я объясню слушателям, тем, кто, возможно, не видел программы "Неделя" Марианны Максимовской, это действительно пока эклектика, возведенная в принцип, потому что Марианна Максимовская стоит в кадре, как когда-то Парфенов, а нынче Герасимов в "Личном взгляде", правда, он еще садится, но вы не садитесь, вы стоите за стоечкой, старается быть очень нейтральной, и пока отличается мало чем от ведущих новостей, сюжеты по стилистике пока очень похожи на сюжеты в "Намедни", во всяком случае, корреспонденты очень стремятся соблюсти...

Марианна Максимовская: Ну, не скажу.

Анна Качкаева: Ну, хорошо, об этом мы поговорим попозже. И сама конструкция похожа на такой часовой канал, потому что есть рубрики внутри часа, я имею в виду рубрики Латыниной и рубрику Якубовского, адвокат Якубовский сел в режим интервью, правда, мне это пока показалось очень таким предвыборным ходом, но опять же, об этом позже и я спрошу у Марианны, что же здесь от Максимовской, что же здесь будет нового...

А сейчас наша традиционная рубрика "Смотритель", в которой дежурный телезритель всматривается в телепейзаж недели и высказывает свое личное мнение. Напоминаю, что теперь у каждого из вас есть шанс стать этим самым смотрителем. Для этого достаточно задать интересный вопрос нашему гостю или прислать свою телерецензию в редакцию по адресу Москва, Старопименовский переулок, дом 13, программа "Смотрим телевизор". С автором интересной рецензии мы обязательно свяжемся. Итак, на минувшей неделе около телевизора дежурила профессиональный переводчик Светлана Заскока, ей 28 лет.

Светлана Заскока: "Славься НТВ", - вот девиз последней теленедели. По крайней мере, у меня осталось такое послевкусие. "НТВ" в последние дни продемонстрировало свое умение рекламировать себя, с тем же усердием, с каким они когда-то поливали грязью власть, теперь они пели себе дифирамбы. Может, только фильм "НТВ -автопортрет" разбавил эту патоку. Еще особняком во всем этом пиршестве самовосхваления стояла программа "Намедни". Она сообщала о том, что на самом деле случилось на днях, а не потчевала зрителей историями последних 10 лет. Выборы губернатором Калифорнии супервезды Голливуда Арнольда Шварценеггера напомнили о приближающейся гонке наших отечественных депутатов. Кстати, параллель выстраивается очень очевидно. Тот же фарс, те же мотивы голосования, как говорят американцы, за "настоящего бивня", "крутого" мужика. У нас в России тот же неприкрытый цинизм, подмеченный Владимиром Познером во "Временах". Оказывается, спор законодателей об отмене обязательного страхования автомобилей был инициирован ничем иным, как предвыборной кампанией.

Вообще, на этой неделе телевидение по большей мере занималось просветительской деятельностью. На нескольких каналах мелькало лицо нашего лауреата Нобелевской премии, который говорил, кстати, не о своих достижениях, а о бедственном положении ученых. Николай Сванидзе в своем многосерийном историческом сериале напомнил телезрителям о том, что спонсором русской революции был российский капитал. Ну и особо надо отметить наше развлекательное телевидение - "СТС", с его новым проектом, сериалом по детективам Дарьи Донцовой. Наивность героини потрясающая, но зато эффект создает не хуже латиноамериканских сериалов. Вроде бы здесь у нас, но все понарошку, замечательная замена психотерапевту, как, впрочем, и все телевидение.

Анна Качкаева: Вот так. Марианна, как вам показалось, вы согласны с мнением слушательницы?

Марианна Максимовская: Ну, глас народа, скажем так.

Анна Качкаева: Комментировать не будете... Так, все-таки, возвращаясь к теме, которой мы начали в конце первой части, что же в новой программе от самой Максимовской, если эклектика возведена в принцип?

Марианна Максимовская: На самом деле, многое, поскольку я автор этой программы, извините, и эти все темы, которые мы показывали и будем показывать, это то, что меня волнует, то, что мне кажется важным, и все подходы к материалам и рубрики - я принимаю в этом непосредственное участие, если хотите, продюсирую в каком-то смысле, так что по большому счету, это, в общем, моя программа действительно, я ею сейчас живу, я ею болею. Я очень рассчитываю, что мы будем экспериментировать еще, конечно, какое-то время, это обязательно, потому что любую новую программу надо обжить. Мы пока только-только начали ее обживать. Практически у нас был, как говорят, телевизионщики "пилот", такой первый пробный выпуск в прямом эфире, правда, тем не менее, не первый пробный. Эксперименты будут. Я надеюсь, что мы придем к какой-то форме, которая нас устроит.

Анна Качкаева: А как вы решили Якубовского в качестве интервьюера привлечь?

Марианна Максимовская: Сначала возникла идея рубрики.

Анна Качкаева: Она очень похожа на возможность отбивать предвыборный заказ, чтобы там дебаты возникали? Нет?

Марианна Максимовская: Нет. Это несчастье всей моей жизни, что совпал новый проект с выборами, но это вот реальность такая данная нам, ничего не могу с этим сделать, и, слава Богу, все скоро закончится, осталось там два месяца, это как раз, наверное, то время, когда мы и будем обживать программу.

Анна Качкаева: То есть, это как раз будет место для актуального интервью недели, как я понимаю?

Марианна Максимовская: Да, конечно. Это не интервью недели. Это спор, дискуссия. Это принципиально важно, потому что рубрика "Человек недели" у нас тоже есть. Вот это как раз интервью недели. Это человек - ну, человек недели, вообще такое название, которое ко многому обязывает. На этой неделе действительно все телеканалы не прошли мимо, естественно, триумфа нашей науки, естественно, показывали Виталия Гинзбурга, потому что это то, чем хочется и можно гордиться. Это действительно наше, большой успех всей страны нашей. И на этой неделе человек недели очевиден. Это, конечно, нобелевский лауреат. На следующих - посмотрим, как это будет выглядеть. Безусловно, мы будем брать интервью у людей интересных, значительных. Знаменитых, которые нас шокировали, удивили, как угодно а рубрика Якубовского - это не интервью. Это диалог, спор, конфликт, драка, если хотите. Это жанр ток-шоу сокращенный, такое блиц-шоу. Мне сейчас очень важно, чтобы это было в нашей программе, потому что мне кажется, что очень многие важные темы можно вот отыграть именно так, именно в этой рубрике. Это будет интереснее даже, чем качественный, классический, замечательный суперрепортаж.

Анна Качкаева: У нас в эфире слушатель. Добрый день, представьтесь пожалуйста.

Александр Львович: Здравствуйте, это Александр Львович. Я хотел бы задать вопрос. Я вообще-то был сторонником большим "НТВ", Гусинского-не Гусинского, до того, как его закрыли, первого...

Марианна Максимовская: Да и Гусинского, можно и так сказать.

Александр Львович: Очень любил программу "Итоги", когда она была еще раньше, на старом "НТВ", сейчас, вот вы сами сказали, наблюдается отказ от аналитики. У меня такой вот вопрос: я очень люблю "Постскриптум" тоже программу, и сейчас очень сложно найти какой-то толковый комментарий, понимаете, политический. Вот какая-то установка сейчас на телевидении, вот, отказ от аналитики, вообще серьезных каких-то передач. Вообще, такое намерение, чтобы у людей отбить интерес к политике, наблюдается. Вот даже сейчас передачи по истории, по зарубежным странам, даже интереснее смотреть, чем передачи о внутренней политике.

Анна Качкаева: Да, это очень похоже на советские времена.

Александр Львович: Это какие-то установки внутренние.

Марианна Максимовская: Вы знаете, я думаю, что и установки, есть наверняка, есть, и есть у многих каналов, особенно у каналов, которые сами зарабатывают себе на жизнь, есть, к сожалению, необходимость, рейтинг, вот это слово, вот только что смотритель, слушатель, зрительница 28 лет от роду, похвалила сериал, который идет на "СТС" - это то, что ей действительно запомнилось

Анна Качкаева: Она его не то, что похвалила, она понимает, что это похоже на латиноамериканский.

Марианна Максимовская: Тем не менее, вот это действительно глас народа. На каком-то канале может быть действительно установка такая, что ребята давайте не будоражить население. Не надо будоражить все хорошо, все нормально. Мы, конечно, не дошли еще совсем до закромов родины, что вот во всех программах исключительно, как засыпаем зерно, но, конечно, есть такое. Конечно, есть. Был теракт в Моздоке, я помню, ну, катастрофа, действительно человеческая трагедия, я посмотрела несколько программ, скажем так, в конце недели, два сюжета шли подряд в одной из таких программ, абсолютно похожие, где показали людей в больницах, вот, репортаж из больницы - да, важный, безусловно, да, вот эти люди, вот они, Господи, несчастье, попали, ранены, слава Богу, остались живы... И вот, показали два репортажа из больницы - и все. Мне не рассказали, как грузовик груженый взрывчаткой мог проехать через все блок-посты. Мне не рассказали, что это за блок-посты, сколько их было на дороге. Мне не рассказали про то, кто из милицейского начальства наказан. Мне не рассказали про то, что случилось, какие выводы сделала там контрразведка, в чьи непосредственные обязанности входит предотвращение таких терактов. Мне этого ничего не рассказали. Мне потом показали, что нашли "стрелочника" - руководителя службы безопасности госпиталя, который был назначен за две недели до теракта. Все.

Анна Качкаева: Нам много еще чего не рассказывают, я с удивлением обнаружила, что оказывается Валентине Ивановне Матвиенко не все было в радость после победы в Питере, там, оказывается, цветы по лицу ее отхлестали совершенно случайно, или не случайно, вероятно, нет, но кадры эти мелькнули только на третьем канале, в небольшой программе, которая выходит вот между...

Марианна Максимовская: Это другой момент. Мне лично кажется, что, ударили женщину по лицу - это что, аналитика? Я показываю эти кадры, и что? Я рейтинг, правда, получаю

Анна Качкаева: Рейтинг получаете. Хорошо, господин Юсупов на "Первом канале" сделал свою трехсерийную эпопею "Пейзаж перед битвой", вот господин Зюганов теперь собирается с ним судиться. А ведь это тоже такой респектабельно исполненный заказ. Коммунисты - фоном для них дом престарелых, скачки для правых с ипподромом, и, конечно, часовый завод с крепко отлаженным механизмом и растянутые трехцветные флаги, и стяги, и славься президент для "Единой России". А в "Вестях" другого типа репортаж - тренькающий на гитаре Грызлов в гостях у артиста Газманова, который вдохновенно сочиняет гимн "Единой России." Все это связано. Импотенция политической журналистики.

Марианна Максимовская: Естественно. Есть такое, и заказ есть, конечно, и руководство, которое следит внимательно за всем этим. И знаете, что самое нехорошее в этой ситуации? Что есть, как сказать, вот зрители готовы к тому, что их не будоражат, не заставляют думать, не заставляют ужаснуться чему-то, а их развлекают. Вот, нам показывают, вот сериал, вот хорошо, вот показывайте. И не надо мне всех этих ваших несчастий, этих ужасов, и не позорьте там президента, не позорь страну, и руки прочь, вот, уберите грязные руки от святого. Ведь огромное количество зрителей, которые хотят, чтобы им вот так рассказывали, чтобы их не трогали, оставили в покое и развлекали. Это правда. Мой приятель, близкий друг юности, позвонил мне и говорит, после программы, которая, в общем, была, на мой взгляд, совершенно неделя спокойная, достаточно... Все-таки у нас программа называется "Неделя" - я же не буду рассказывать о... Столько было событий за лето, о которых мне так хотелось рассказать, думаю, "Господи, почему же я не в эфире, до чего же жаль". Эта как раз первая моя премьерная неделя оказалась достаточно с политической точки зрения спокойной. Ну, какие события, Нобелевская премия вот...

Анна Качкаева: Ну, "ЮКОС", очередная история.

Марианна Максимовская: "ЮКОС" очередная история - это уже не то, что сейчас на пике...

Анна Качкаева: Это сериал.

Марианна Максимовская: Да, сериал, это точно... И достаточно спокойная неделя, и то мне приятель позвонил, говорит, "ну что, по-прежнему кусаетесь, власть кусаете?" Я говорю: "Боже мой, да в чем же?" "Ну как, у вас вот там Волочкова, вот Боровой, про "Единую Россию" вроде как наехали". Кто на кого наехал? Уже ищут блох каких-то, это абсолютный вот такой вот стереотип что одни должны кусать исключительно потому, что они вроде как оппозиционные, а другие... Ну, что это такое? А это всего-навсего обсуждение, серьезное, взвешенное, слушайте у меня томик закона о выборах - действительно настольная книга. Я его читаю с утра до ночи, чтобы, не дай Бог, не дать повод, сами знаете к чему.

Анна Качкаева: У нас в эфире слушатель, добрый день, представьтесь пожалуйста.

Елена Морозова: Здравствуйте. Меня зовут Елена Морозова, я приветствую Марианну, скажите пожалуйста, как вы считаете, отличается ли подача информации на канале "РЕН ТВ" женщинами - ведущими информационных программ, а теперь и женщиной, которая ведет аналитическую программу, от ведущих - женщин на других каналах?

Марианна Максимовская: Вы знаете ,мне кажется, что, во-первых, вообще подача новостей на "РЕН ТВ" отличается. Она, если хотите, более мягкая. Ищутся темы - особенные темы, которых нет на так называемых больших каналах. Много очень людей. Вот программы новостей на "РЕН ТВ" - они населены людьми. Обычными, простыми, может, даже не знаменитыми, но каждый по своему интересен, и вот этот человеческий подход к нашей жизни - он мне очень нравится. Этого мало, потому что мы говорим, есть такой термин "human touch", про который знают все журналисты, то есть, внимание к человеку. И считается, что очень хорошо, когда репортер может сделать свой репортаж, свой материал через человека, через человеческую судьбу, затронув тем самым сердца зрителей, как-то их, вот, понимаете, заставив посочувствовать, какую-то эмоцию вызвав у людей, именно сделав это через человеческую судьбу. Все это знают, что хорошо, когда этот пресловутый "human touch" есть в репортаже, и мало кому это удается. Мало кому из репортеров и мало кому из служб новостных. Потому что, как правило, новости большие, политические, общественно-важные, значительные, но человека мало.

Анна Качкаева: Ну, "Намедни", на самом деле, в последнее время довольно подробно, вернее, довольно основательно движется именно в этом направлении, или вам так не кажется?

Марианна Максимовская: Да ну... Многие... Господи, я помню с самых первых лет "НТВ" вот эти все разговоры, что надо больше людей надо про людей, про индивидуальности, про человека и человеческую судьбу, и начинают двигаться, потом опять уходят в Госдуму, во все это.

Анна Качкаева: Сейчас даже уже в Госдуму скучно уходить, поэтому, видимо, все идут в эту сторону..

Марианна Максимовская: А на "РЕН ТВ" это есть.

Анна Качкаева: Вот Мария нам пишет: "Уважаемая Марианна, жаль, просто очень жаль, что ваша программа совпадет с очень интересным часом Черкизова на радиостанции "Эхо Москвы". Это вот учтите, видите, ваши возможные зрители в этот момент слушают радио. Спасибо одному из анонимных слушателей, который поправил меня - нельзя говорить "на "Эхе Москвы", нужно говорить "на "Эхо Москвы". У нас в эфире слушатель, добрый день, представьтесь пожалуйста.

Николай Петрович: Здравствуйте, Николай Петрович. Я на прошлой неделе на разных каналах был как смотритель, что-то понравилось, что-то не понравилось, и мне очень важно, оценка вот со стороны Максимовской Марианны, вот такие вот проблемы, например, о патриотизме, о свободе, о цензуре, на прошлой неделе и в конце позапрошлой эти вопросы возникали на телевидении. Вот здесь один товарищ говорил об установках. Вот, например, Приставкин на передаче, это, наверное, "ТВ-5", он на вопрос нахимовца о патриотизме ответил так, и мне очень важно, что вы об этом думаете, Марианна, он сказал: "О российском патриотизме надо забыть, этак лет на 50, и выбросить из своего лексикона". Это говорил советник президента.

Анна Качкаева: Извините, видимо, ни я, ни Марианна не видели этой программы, а что, ему нахимовец как-то отреагировал на это?

Николай Петрович: Нахимовец спросил о его мнении о патриотизме. А он ответил: "Забудьте это слово и выбросите из лексикона".

Анна Качкаева: А как-нибудь аргументировал, или нет?

Николай Петрович: Никак не аргументировал.

Марианна Максимовская: Я понимаю, это такая глобальная тема, о которой, ну, я не знаю, можно ли сейчас так вот быстро и четко все это сформулировать.

Анна Качкаева: Попробуйте, Марианна.

Марианна Максимовская: Попробую. Мне очень хочется гордиться своей страной. Очень хочется, естественно. И я горжусь, когда Виталий Гинзбург и Алексей Абрикосов, правда, Алексей Абрикосов последние 12 лет живет в Америке, что характерно, кстати, к вопросу о патриотизме, и, тем не менее, я горжусь тем, что наши физики получили Нобелевскую премию. Правда, за работы, которые были сделаны еще в эпоху хрущевской оттепели, тем не менее, я хочу этим гордиться. Я горжусь, когда наша команда выигрывает матч важный и выходит в чемпионат Европы. Я этим всем горжусь и хочу гордиться, естественно, я же не враг себе, своей стране, в которой я живу, родилась и хочу жить дальше. Но при этом, понимаете, иногда за этим словом "патриотизм", я не буду произносить эту знаменитую фразу - "патриотизм последнее прибежище негодяев", не буду, конечно, это все не то, но очень часто у нас сейчас говорят о патриотизме, говорят, что мы должны гордиться, и при этом считается, вот... Что, мы должны гордиться усилением роли спецслужб в нашей стране? Вот чем? Патриотизм, потому что мы хотим быть сильные, замечательные и богатые? Чем мы хотим гордиться? Тем, что губернаторы потянулись все один за другим в партию власти, и до этого они были в другой партии власти, и еще до этого в другой партии власти. Чем? Тем, насколько предсказуемы у нас сейчас выборы? Не хочется мне этим гордиться. На самом деле, мне кажется, что это просто достаточно, потому что есть вещи, которыми можно и нужно гордиться, а есть вещи неприятные, о которых надо говорить, чтобы они не повторялись дальше. Чтобы мы не залезли в такую яму, из которой уже больше никогда не выберемся. И патриотизм - он вот хорош тогда, когда действительно есть челочек, который действительно совершил что-то невероятное, это наш соотечественник, когда что-то очень хорошее в нашей стране произошло. Этим нужно гордиться, и, конечно, очень мне хочется, так же, как и всем остальным. Но когда мы видим, сколько проблем в стране, которые не решаются, и произносятся только слова постоянные про вертикаль власти, удвоение ВВП, при этом люди все равно за чертой бедности, и все равно в Ускуте, опять банальность, но, тем не менее, отопления нет. И что, мы этим должны гордиться только потому, что мы россияне и хотим жить в великой стране? Конечно, хотим. А сколько нужно сделать.

Анна Качкаева: У нас много таких слов произносится. Например, и Владимир Путин произносит слова...

Марианна Максимовская: Правильные слова.

Анна Качкаева: Правильные, но в том числе, на мой взгляд, эти слова, когда он сказал о том, чего попирать-то свободу слова, ее ведь и не было, это некая двусмысленность, потому что тем самым президент признает, что вряд ли выполняется базовая статья Конституции. Вот почему в качестве такой разрядки в наших серьезных разговорах, и я думаю... Вы, кстати не будете возражать, чтобы Николай Петрович стал возможным смотрителем на нашей следующей неделе?

Марианна Максимовская: Я только за.

Анна Качкаева: Потому что он задал довольно интересный вопрос... А вот в качестве разрядки мы решили давать такие маленькие полуанекдоты-полуразмышления. Появились такие сайты в Интернете. Один из них называется "Владимир Владимирович". И вот такое атмосферное эссе с этого сайта я и предлагаю нашим слушателям. В эфире Владимир Бабурин:

Однажды Владимира Владимировича™ Путина пригласили на встречу со студентами Колумбийского университета. Узнав это, Владимир Владимирович™ немедленно позвонил главе своей Администрации.

- Слышь, брателло, - обратился Владимир Владимирович™ к главе Администрации, - А вдруг эти студенты спросят у меня какую-нибудь гадость? Они такие все недобрые, так и норовят смутить иностранного президента:

- Ну чё ты боишься? - отвечал глава Администрации, - Ты здание своей администрации видал?

- Это которое на старой площади? - рассеянно спросил Владимир Владимирович™, - Видал. Большой дом.

- А почему он большой, - спросил глава Администрации, - Не догадываешься?

- Не знаю, - ответил Владимир Владимирович™, - Надо, кстати, заняться бы этим вопросом:

- Потому что там сидит целая куча экспертов по разным вопросам, - сказал глава Администрации, - Я их столько лет по всем углам собирал. А ты говоришь - заняться: Так что чуть что - сразу звони. Мои орлы тебе на любой вопрос ответят.

- Хорошо, - сказал Владимир Владимирович™ и отключился.

Поехали в Колумбийский университет. Охрана учебного заведения произвела на Владимира Владимировича™ большое впечатление. Сначала его обнюхала собака, потом ему пришлось пройти через металлодетектор, а в довершение всего огромный толстый негр попросил открыть ему чемоданчик с устройством по управлению ядерным оружием.

- Ну ты, брателло, вконец обнаглел, - сказал негру Владимир Владимирович™ и позвонил президенту США. Немедленно появились люди в штатском и куда-то увели назойливого охранника. Владимир Владимирович™ прошел в аудиторию со студентами.

Встреча проходила лучше, чем ожидал Владимир Владимирович™. Студенты отнеслись к нему очень благожелательно, тем более что по стенам аудитории сплошной шеренгой стояла охрана Владимира Владимировича™, а по залу сновали юные девушки в брючных костюмах и с суровыми лицами. Начальник ФСО называл их "Мои Никиты".

Владимир Владимирович™ рассказывал про терроризм, про стремление к переделу мира, про силовые и политические методы решения проблем, про лженауку советологию. После яркого и образного выступления Владимира Владимировича™ в зале неожиданно поднялась рука черноволосого юноши, по бокам от которого немедленно словно выросли из земли две белокурые Никиты.

- У менья вопрос житейского кэрактер, - сказал студент на ломаном русском, - не о политике, а о русском языке. Как студент, я пристально слушаю ваши выступления, и... ай лайк ит, как вы колоритно, очень метко выражаетесь.

- Ну, не всегда удачно, - скромно ответил Владимир Владимирович™.

- Ну, как вы режете правду-матку, - сказал студент.

- Случается, - добродушно ответил Владимир Владимирович™.

- Как вы острите изящно, - не унимался черноволосый студент. Ему нравилось употреблять мудреные русские слова.

- Спасибо большое, - потупился Владимир Владимирович™.

- И как вы употребляете, бай зе вэй, именно крепкие выражения, - продолжал настырный студент.

"На что это он намекает?" - подозрительно подумал Владимир Владимирович™, а вслух дипломатично сказал:

- Вы преувеличиваете мои способности. Я стараюсь не употреблять крепких выражений.

- Лучше сказать, крылатые фразы, - поправился студент, - Вопрос такой: вот эти крылатые фразы, крепкие выражения, - как вы думаете, они являются неотъемлемой частью современного русского языка? Они именно делают русский язык таким живым и колоритным?

"А не пойти бы тебе..." - подумал Владимир Владимирович™, а вслух сказал так:

- Я ведь не филолог. Я всего лишь президент. Но грань стараюсь не переходить.

Вдруг откуда-то с левой стороны раздался скрипучий голос глупо одетой дамы средних лет:

- Критики обвиняют вас в том, что при вас попирается свобода слова и ущемляется свобода печати. Как бы вы им ответили?

"Свобода слова?" - подумал Владимир Владимирович™, - "Начинается:"

Владимир Владимирович™ молниеносным движением достал из кармана пиджака аппарат правительственной мобильной связи и нажал на кнопку вызова главы свой Администрации. Со стороны это выглядело так, как будто Владимир Владимирович™ принимал срочный государственный звонок.

- Слышь, брателло, - быстро проговорил Владимир Владимирович™, - Давай своих экспертов. Что там у нас со свободой слова?

- Как будто Максим Галкин звонит, - пошутил глава Администрации и Владимир Владимирович™ услышал стук клавиш компьютера, - Так... свобода слова... вот, по свободе слова у нас эксперт Новодворская. Соединить?

- Соединяй давай, только быстро, - нетерпеливо ответил Владимир Владимирович™.
Спустя секунду в трубке раздалось недовольное "Алло".

- Валерия Ильинична? - спросил Владимир Владимирович™ и, не дожидаясь ответа, продолжил, - это Владимир Владимирович™ звонит, из америки.

- Как, в америке теперь тоже Владимир Владимирович™? - издевательским голосом ответила эксперт.

- Нет, это я сейчас в америке, - сказал Владимир Владимирович™, - А вообще я в кремле:

- Вы в кремле, а я в тюрьме, - образно ответила эксперт, - Что там у вас стряслось?

- Валерия Ильинична, скажите пожалуйста, - Владимир Владимирович™ уже заметно волновался, - Что там у нас со свободой слова, тут спрашивают:

- Нет у нас никакой свободы слова, - ответила эксперт, - И никогда не было. Паршивые коммуня:

- Спасибо! - ответил Владимир Владимирович™, убрал аппарат правительственной мобильной связи в карман, улыбнулся аудитории и доверительно сказал:

- У нас не было никогда свободы слова. Так что я не очень понимаю, что можно попирать.

В зале повисла тяжелая тишина.

"Как я их:" - довольно подумал Владимир Владимирович™.

Анна Качкаева: Это был сайт "Владимир Владимирович". Атмосферное.

Марианна Максимовская: Да, понятно, у нас самая проблема большая, наверное, одна из больших проблем наших, что у нас традиции свободы слова никогда-то в стране не было, вообще практически никогда, вспомним, какие были короткие промежутки, когда вдруг становилось можно, очень короткие, ну пару лет, не знаю, ну, три года, ну, четыре, максимум, а все остальное время - нельзя.

Анна Качкаева: Ну, пока-то ведь можно. И я так подозреваю, что вряд ли уж будет совсем нельзя... Вы со своей программой выходите в эфир, весь вопрос...

Марианна Максимовская: Да, совсем нельзя уж, наверное, тяжело, потому что опять-таки есть Интернет, конечно, в нашей стране мало Интернета, тем не менее, совсем нельзя, конечно, сейчас уже вряд ли будет. Тем не менее, все равно ощущение, что уже мало что можно, оно вот ощущение есть.

Анна Качкаева: Ну, тем не менее, все-таки вы уже, наверное, подумали о темах вашей субботней программы?

Марианна Максимовская: Конечно, подумала.

Анна Качкаева: И что там будет неожиданного, такого, на что можно обратить внимание зрителей?

Марианна Максимовская: Я думаю, что там будет несколько тем, которые как раз из этой серии, можно или нельзя. Я думаю, что мы все-таки пока еще больше можем, хотя я понимаю очень хорошо, что закономерные процессы в стране и на телевидении, поскольку после революции - контрреволюция, после всплесков - отток.


Другие передачи месяца:


c 2004 Радио Свобода / Радио Свободная Европа, Инк. Все права защищены