Мы переехали!
Ищите наши новые материалы на SvobodaNews.ru.
Здесь хранятся только наши архивы (материалы, опубликованные до 16 января 2006 года)

 

 Новости  Темы дня  Программы  Архив  Частоты  Расписание  Сотрудники  Поиск  Часто задаваемые вопросы  E-mail
4.12.2016
 Эфир
Эфир Радио Свобода

 Новости
 Программы
 Поиск
  подробный запрос

 Радио Свобода
Поставьте ссылку на РС

Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru
 СМИ
[10-08-02]

Обзоры прессы

"Заказуха" раздавила журналистов

Ведущая Елена Рыковцева

Елена Рыковцева: Российские газеты страдают неизлечимой болезнью. Они насмерть поражены вирусом "черного пиара". Зараза сидит глубоко и чувствует себя привольно. Не потому, что не существует методов борьбы с ней. Просто нет желания бороться. Газеты без боя сдались "пиарщикам", они подсели на "заказуху", как на иглу. Я напомню, что "заказухой" или "черным пиаром" называются тексты, которые по всем внешним признакам выглядят как редакционные. Их никогда не ставят под рубрику "на правах рекламы". Эти тексты рядовой читатель воспринимает как мнение самой газеты. На самом деле, такие статьи за деньги размещают в газете сотрудники пиар-агентств. Статья, которую газета согласна выдать за редакционную, оплачивается дороже, чем статья, помеченная как реклама. Как правило, в таких статьях отношения между собой выясняют враждующие стороны.

К примеру, весь последний год идет смертельная схватка за контроль над целлюлозно-бумажной промышленностью между Олегом Дерипаской и крупнейшей компанией отрасли ЗАО "Илим Палп Энтерпрайз". Я не буду рассказывать о перипетиях этой войны - они не суть важны. Важнее, что в ней участвуют крупнейшие российские газеты. Особенно усердствуют "Новая газета" и "Независимая". Причем "Новая газета" совершенно неразборчива в приеме материалов. Она готова угодить и тем и другим. А поскольку все материалы о конфликте похожи на редакционные, газета в этой истории выглядит просто умственно неполноценной. Вот смотрите. В январе "Новая газета" печатает статью под названием "Должника заставили выполнить обязательства". Речь в ней - об одном из предприятий, принадлежащих "Илим Палп" - Братском лесопромышленном комплексе. Одно из обвинений в адрес "Илим Палп" - низкая зарплата рабочим. Один из объектов защиты газеты - директор комплекса Георгий Трифонов, которого "Илим Палп" выгнала с работы. Потом суд все-таки восстановил его в должности, и он, цитирую, "вместе с новой командой менеджеров умудрился сделать то, чего "Илим Палп" не смог сделать за все минувшие годы". "Все началось с выплаты долга по зарплате. Дальше Трифонов повысил зарплату рабочим. Но на этом новый директор не остановился, он объявил о намерении вернуть активы. Наконец, началось погашение задолженности перед кредиторами. А это не только гигантский долг перед "Иркутскэнерго", но и огромные суммы, не выплаченные в бюджеты разных уровней".

Прошел месяц. За этот месяц "Новая газета" напрочь забыла, чего печатала. В феврале появился материал, абсолютно противоположный по смыслу. Про директора Трифонова - противника "Илим Палп", - в этом материале было сказано уже так: "Свою деятельность он начал с заявления, как плохо руководил предприятием "Илим Палп", и как хорошо коллективу будет теперь. Профсоюзным лидерам "навесили на уши" обещание в два раза повысить зарплату коллективу. Но самое главное, что первым делом предпринял Трифонов - расторг договор о реструктуризации долга "Иркутскэнерго". Последнее тут же подало в суд о принудительном банкротстве Братского лесопромышленного комплекса. Через день Трифонов улетел из Братска". Еще раз подчеркну: речь идет об одной и той же ситуации, об одном и том же временном промежутке. Только в первой статье в "Новой газете" Трифонов платил зарплату и отдавал долги "Иркутскэнерго", а во второй статье он лишь обманывал и тех и других. То же самое, только с точностью до наоборот, с компанией "Илим Палп". В первой статье эта компания - бессовестный должник, а во второй статье - добрый хозяин: "Двенадцатитысячному коллективу полностью погашены долги по зарплате, и люди в последнее время не сталкиваются даже с ее задержками. Столь же неукоснительно выплачивается реструктурированная задолженность".

Но проходит еще два месяца, и в той же "Новой газете" - новая статья "Кидалово по-питерски", где опять меняются роли. "Кидала" - это снова компания "Илим Палп", а уже известный нам Георгий Трифонов - опять хороший человек. Опять рассказывается старая история, что он пришел и спас предприятие. А от этого "Илим Палпа" - сплошные убытки.

Еще месяц. И - новая статья о компании "Илим Палп". Это опять совершенно замечательная компания! Она не только зарабатывает, но всеми силами борется за экологию в крае. "Только за последний год "Илим Палп" выделила на восстановление лесов Братского района Иркутской области свыше 10 миллионов рублей, провела восстановительные работы на более чем 800 гектарах".

Но счастье "Илим Палп" длилось недолго. Как вы, наверное, уже догадываетесь, еще через месяц, в июле, "Новая газета", как следует врезала по самой компании, а еще через неделю - персонально по ее руководителю Захару Смушкину. Статья называется "Бумажный олигарх" с лопатой наперевес. "Новая газета" пишет: "С Захаром Смушкиным очень хотят познакомиться швейцарские коллеги Карлы дель Понте. На Западе тоже иногда ищут третьего: компанию Павлу Бородину и Борису Березовскому вот-вот составит Захар Смушкин. Глава российской "Илим Палп Энтерпрайз" и швейцарской "Intertzes S. A." нарасхват у правоохранительных органов двух стран". В эти же дни выходит страшно похожая статья в "Независимой газете"! Называется "Швейцарский след Захара Смушкина". Между двумя идентичными публикациями только одно существенное различие. Если в "Новой газете" написано, что Смушкин вот-вот составит компанию Бородину и Березовскому, то в "Независимой газете" Березовского из компании исключили. Там написано так: "Куда бы ни направился председатель совета директоров "Илим Палпа" Смушкин - везде он может быть арестован и экстрадирован в Швейцарию. Достаточно вспомнить историю Пал Палыча Бородина, которого женевские правоохранители достали даже в Нью-Йорке". Вероятно, идеолог обоих материалов учел, что "Независимая газета" принадлежит Березовскому, и скорректировал для нее свой текст.

Уточню, что ни один из вышеупомянутых материалов не был подписан фамилиями постоянных сотрудников или авторов обоих изданий.

Летом противостояние Олега Дерипаски и компании "Илим Палп" резко обострилось. В июне нынешнего года компаниям, представляющим интересы Дерипаски, удалось, посредством двух судебных исков, "увести" у компании "Илим Палп" 61 процент акций Котласского целлюлозно-бумажного комбината. Это один из комбинатов, который "Илим Палп" контролировала целиком. "Илим Палп" не хочет сдаваться, не хочет признавать судебных решений, не хочет пускать на предприятие новых хозяев. В прошлом месяце стороны договорились о неприменении физической силы. До вооруженного конфликта дело и вправду пока не дошло. Однако бумажное оружие, в виде ведущих российских изданий, загрохотало куда активнее. "Независимая газета" просто впала в истерику. Удар по "Илим Палп" - почти в каждом номере. В отличие от "Новой газеты" "Независимая" ведет себя последовательно - принимает заявки только с одной стороны. Заголовки последнего месяца: "Подкидной реестр", уже упомянутый "Швейцарский след Захара Смушкина", "Котласский Целлюлозно-бумажный комбинат пахнет водкой и хлором", "Когда тайное становится явным", "Илим Палп" вводит в заблуждение акционеров", "Илим Палп" намерен банкротить Котласский ЦБК" и так далее, и тому подобное. Среди авторов этих текстов "штатных" фамилий тоже не встретишь. Однако "Независимая газета" однажды от себя подсобила чужой войне. Она посвятила Захару Смушкину, председателю совета директоров компании "Илим Палп Энтерпрайзис", фирменный фельетон на первой полосе: "Захар Давидович, застрелитесь! Мало кто травит родные просторы вредным производством, как вверенный вам Котласский комбинат. Известно ли вам, что местные экологи фиксируют нарастающее количество гигантских грызунов-мутантов в ареалах распространения вашего бизнеса? Короче, Захар Давидович, быть вам загрызенным в собственной постели озверевшими лесными крысами. А это мучительная смерть. Так что лучше - застрелитесь. Или повесьтесь. Знаете, почему повеситься удобнее? Потому что попутно вы по привычке запачкаете ваши штанишки. Двух несчастных зайцев, так сказать, убьете".

Этот редакционный фельетон был страшно похож на подарок фирмы постоянным клиентам.

Компания "Илим Палп" тоже весь последний месяц пыталась бороться через прессу. С той разницей, что материалы в свою пользу она размещала в официальных рекламных рубриках газеты "Известия".

На этой неделе безобразной пиаровской кампанией, которую против "Илим Палп" ведут российские газеты, заинтересовалось издание для иностранцев - "Москоу таймс". Мы разговариваем с автором статьи, Торри Кларк.

Вы попытались выяснить происхождение нескольких материалов против "Илим Палп" в "Независимой газете". Расскажите о результатах своего расследования.

Торри Кларк: Все началось с того, что "Илим Палп" разослал пресс-релиз, утверждающий то, что в газете "Век" было опубликовано большое интервью с Захаром Смушкиным, и то, что в "Независимой газете" был опубликован фальшивый проект письма Германа Грефа. Там было написано о возбуждении уголовного дела против "Илим Палп" в связи с невыполненным обязательством по инвестициям Котласского ЦБК. Я позвонила пресс-секретарю Минэкономразвития, он сказал, что некое письмо есть, но оно имеет мало общего с тем, что было размещено в "Независимой газете". Я позвонила редактору "Независимой газеты", а он мне сказал, что пока еще не было никаких претензий к их материалу. И когда я спросила об авторе, некоем Евгении Терехине, который цитировал в своем материале "письмо Грефа", и который не числится в штате "Независимой газеты", он мне ответил, что они не раскрывают своих авторов.

Елена Рыковцева: Торри, все материалы из "Независимой газеты", включая упомянутое лже-письмо Германа Грефа, подробно перепечатывает газета "Архангельск", которая тоже задействована в этой войне.

Торри Кларк: Я не настолько знакома с местной прессой, но по разговорам с рабочими Котласского ЦБК понятно, что одни газеты пишут с одной точки зрения, а другие - с другой. Сами рабочие не знают: кому верить?

Елена Рыковцева: Это была Торри Кларк, обозреватель газеты "Москоу таймс". В Москве существует еще одно издание, которому удается объективно рассказывать об упомянутом конфликте, без всяческих заказных публикаций. Послушайте Александра Губского - заместителя главного редактора газеты "Ведомости".

Александр Губский: Мы как газета всегда оцениваем рекламный материал и оставляем за собой право публиковать его или не публиковать, если он нам кажется неэтичным по тем или иным аспектам. Другой момент. Мы абсолютно четко проводим грань между редакционными материалами, журналистскими материалами и рекламой. Если это не дисплейная реклама, а текстовая реклама (тот или иной текст, обращение, открытое письмо и т.д.) она обязательно должна быть набрана другим шрифтом, обязательно будет рамка, обязательно четко будет написано, что это на правах рекламы. Мы не ставим никаких звездочек, буквочек "р" и маленьких сносочек на последней странице о том, что статья, опубликованная таким шрифтом, как и все остальные статьи в газете, но с такой маленькой звездочкой, опубликована на правах рекламы и т.д. Мы не ловчим, мы уважаем своих читателей. И именно такая позиция, как мы считаем, позволила "Ведомостям" заработать ту репутацию на рынке, которую мы имеем, и стать одной из самых высокодоходных газет, потому что рекламодатели и клиенты нам верят. Они знают, что они дают рекламу в респектабельную газету, которая не публикует заказных материалов. Собственно, именно эта репутация позволяет нам, нашему рекламному отделу зарабатывать деньги, а журналистам честно делать свою работу.

Елена Рыковцева: В заключение разговора хотелось бы сказать вот что. В той же "Новой газете" самый авторитетный ее автор, писательница Юлия Латынина, с возмущением писала: "Суды бывают либо честные, либо нечестные. И суд, выслужившийся перед государством, то есть оправдавший Буданова и посадивший Пасько, непременно дальше с чувством исполненного гражданского долга пойдет подхарчиться в частный ресторанчик - удовлетворять жалобу какого-нибудь миноритарного акционера". Здесь Юлия Латынина упомянула и тот случай, когда районные суды, по иску миноритарных акционеров, оттяпали у той же "Илим Пайп" контрольный пакет акций Котласского комбината.

Однако же взгляд Латыниной на эту ситуацию тонет в потоке заказных материалов на эту же тему. Поскольку публикации штатных авторов и "Новой", и "Независимой газеты" со всех сторон обложены пиаровскими материалами, их собственные расследования, их мнения размываются, обесцениваются. "Заказной" и редакционный материал внешне, повторю, неразличимы. Фантомный Евгений Терехин на страницах "Независимой газеты" на равных соседствует с реальными и уважаемыми журналистами. Если читатель в какой-то момент поймет, что материалы Терехина - это всего лишь "черный пиар", где гарантия, что такое же подозрение не будет всякий раз возникать у него при чтении честных расследований, честных попыток разобраться в бизнес-конфликтах, вроде конфликта между Олегом Дерипаской и компанией "Илим Палп"? Понятно, что газетам надо зарабатывать, надо платить зарплату сотрудникам. Но, пачкая "заказухой" свои страницы, они пачкают и имена своих журналистов. А в конечном итоге, журналисты оплачивают материал, вброшенный пиар-фирмой, своей репутацией.

Выборочная защита.

Отношение газет к людям, попавшим в неприятную ситуацию, крайне избирательно. И не поддается никакой логике. Я не хочу сказать, что почти все московские издания нашли, к примеру, слова поддержки в адрес господина Тохтахунова, в просторечье Тайванчика, у которого нынче проблемы с итальянским и американским правосудием. Но почти все они нашли людей, способных высказать слова такой поддержки. Газета "Московские новости" опросила в интервью бизнесмена Михаила Черного. Сказ его о Тайванчике следующий: "Все, кто знает его, могут рассказать, какой это добрый и честный человек. Да, у него была в свое время слабость - карты. Но сейчас, сколько у вас в Москве казино? А тогда человека за это посадили в тюрьму. Алик уехал из России в начале 90-х. Какую связь он мог поддерживать с "организованной преступностью"? В основном его связи были среди своих земляков, артистов и спортсменов. Может быть, он и дружил с Анисиной, как он дружил со знаменитыми хоккеистами, теннисистами и многими другими спортсменами. Но при чем тут подкуп судей? Я уверен, что ничего похожего он не мог и не пытался совершить. А российской прессе я бы посоветовал не изобретать компроматы на таких людей как Алик, потому что в результате вся эта ложь возвращается и бьет по самой России".

Михаил Черной может не волноваться. У Тайванчика много защитников. И всем им дала возможность высказаться как раз российская пресса.

Из интервью Иосифа Кобзона газете "Известия" под названием "Тохтахунова любят все, кто его знает": "Мы дружим уже тридцать лет! Он очень хороший человек. Моей семье его очень жаль, мы его любим. И все, кто его знает, спортсмены, которых он тоже очень любит, футболисты, художники, балетные звезды и масса людей, которые с ним с удовольствием общаются, его любят. Кто дал право оскорблять его? До приговора суда называть "гангстером", "одним из руководителей преступного мира"?

Наконец, газета "Газета" предоставила слово Вячеславу Зайцеву: "Арест Алика - это очередной политический фарс. К Алику я отношусь с большим уважением и симпатией. Я не знаю более щедрого, внимательного и чуткого человека. Как он зарабатывает деньги, никого не должно волновать. А то, что ему приплели историю с подкупом судей в фигурном катании, вообще чушь, просто хренотень какая-то!"

В эти же дни случилась менее заметная история. Юлия Гусмана, бессменного директора Дома Кино, выпихнули с должности. Увольняли в его отсутствие. Во время болезни. Причина всем понятна. Союз кинематографистов, во главе с Никитой Михалковым, хочет иметь в своем полном распоряжении еще и Дом кино. А Гусман, в отличие от многих кинематографистов, под Михалкова, как это теперь принято говорить, "не лег". Ежедневные газеты лишь холодно зафиксировали позиции: самого Гусмана и его оппонентов. Только два московских еженедельника - "Новая газета" и "Московские новости" дали оценку этой ситуации. Алла Боссарт в "Новой газете" написала: "Сейчас, когда Дом кино перейдет со всеми потрохами к команде Михалкова и станет полностью коммерчески ориентированной конторой, здесь можно будет показывать любые фокусы. Зарабатывать деньги - дело хорошее. Гусман не спорит. Он сам не Махатма Ганди и зарабатывать умеет. Но не ценой очередного раскола нашего многострадального киносоюза, который вопреки всем физическим законам, разбухая, подгребая под себя все новые структуры, странным образом сокращается в объеме и скоро примет вид совсем уж портативного. Карманного".

И - Виктор Лошак в "Московских новостях" - о Никите Михалкове, сыгравшем главную роль в увольнении Гусмана: "Кто знает, возможно, когда-нибудь историю Дома Кино экранизируют. И в финале картины будет кадр, на котором человек царской внешности, с усами и молодецкой выправкой, верхом на белом коне появляется у здания на Васильевском спуске, а холопы сплошь из актеров бьют челом: "Слава, батюшка! Благодарствуем! Ура! Пока же не в кино, а в жизни разворачивается довольно пошлый сценарий. Делят последние куски госсобственности под крики о благе кинематографистов и грядущем процветании отечественного кинематографа, которое почему-то не может произойти, если у киношников не отнять Дом кино, не выгнать взашей его директора, не продать землю, а на месте Дома построить нечто коммерческое с ресторанами, магазинами, и, чем черт не шутит, даже кинотеатром. Пошлость нынешней серии сценария в том, что директора Юлия Гусмана увольняют в момент его отсутствия в Москве, в момент, когда Гусман лечится от тяжелой болезни".

Еще раз напоминаю, только две газеты попытались расставить акценты в истории увольнения Гусмана. Другим показалось достаточным проинформировать публику о том, что такая история вообще происходит. Пресса, повторю, разоблачая темную личность Тайванчика, все же находила людей, способных высказаться в его защиту. Я полагаю, что и при нынешнем единовластии в Союзе кинематографистов, там еще остались люди, способные высказаться в поддержку Гусмана. Но газеты их не нашли. Или не искали. Гусман - не Тайванчик. Для прессы - не тот масштаб.


Другие передачи месяца:


c 2004 Радио Свобода / Радио Свободная Европа, Инк. Все права защищены