Мы переехали!
Ищите наши новые материалы на SvobodaNews.ru.
Здесь хранятся только наши архивы (материалы, опубликованные до 16 января 2006 года)

 

 Новости  Темы дня  Программы  Архив  Частоты  Расписание  Сотрудники  Поиск  Часто задаваемые вопросы  E-mail
17.4.2014
 Эфир
Эфир Радио Свобода

 Новости
 Программы
 Поиск
  подробный запрос

 Радио Свобода
Поставьте ссылку на РС

Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru
 Личное дело
[05-08-05]

Хобби

Автор и ведущая Татьяна Ткачук

Татьяна Ткачук: Первый же сайт в Интернете, открытый мной по поисковой системе на слово "хобби", выдал мне: сотни - я не преувеличиваю! - занятий, которые люди склонны называть этим словом. Хобби могут быть связанными с землей и воздухом, водой и горами, творчеством и развитием души. Следующий сайт выдал отрывок из анкеты известного музыканта: "Я ненавижу слово "хобби" и все с этим связанное!!!" И я поняла, что тема разговора - есть.

Мои собеседницы сегодня - психолог, писатель Екатерина Михайлова и генный инженер, коллекционер запахов Ксения Лончинская.

А начнем мы, как обычно, с опроса москвичей на улицах столицы. Итак, "Есть ли у вас хобби?"

- Хобби есть - моя работа, по большому счету. Я работаю с деревом, делаю разные вещи из дерева. Это, наоборот, хорошо, когда твое хобби становится твоей работой и остается твоим хобби.

- Есть - чтение художественной литературы. Собирательством не занимаюсь, не в моем характере. Читаю все подряд, всем интересуюсь - и философией, и детективы читаю, и про любовь читаю, очень люблю жизненные романы.

- Нет, скорее всего. Основное время семья и работа занимают. Практически на хобби нет времени. Только спортом увлекался, и все.

- Чтение, покупка книг. Другого нет. Когда я была несколько моложе, то, конечно, я занималась собиранием листов графических произведений, покупала и в подарок получала от художников.

- Есть. Монеты я собираю. У меня коллекция небольшая, но монеты редкие. Дядя у меня умер, осталось после него - и я увлекся. Мысли настраиваешь на свое хобби - и отвлекает от жизни. Жизнь не очень хорошая.

- Я лингвист, и я обожаю языки. Я объездила земной шар много раз. Познавательно - чужие народы, другие страны, взгляды.

- Хобби? Есть - выращивание кактусов. С детства занимаюсь, кактусы восточные, западные, с калифорнийского побережья какие-то экземпляры, все не перечислишь, много всяких. 100 штук. Нравится и все. Поливать их не надо, можно смотреть только, как цветут. Цветы самые красивые в мире считаются.

- Есть. Я люблю мягкие игрушки. Сколько их, не знаю, но штук 100, наверное, есть всяких разных. Мишки, собачки, мышки: В основном это подарки.

- Хобби - рыбалка. Это очень хорошее хобби. Увлекаюсь с рождения, как себя помню. Каждый рыбак, когда он идет на рыбную ловлю, подготавливается. Вот этот сам процесс подготовки снастей заряжает, скажем так, на следующий день, это да.

- Это было в далеком детстве - собирала открытки новогодние. Потому что было красиво, красота была какая-то, праздник чувствовался всегда. Плохое настроение - я могла их пересмотреть все, и у меня как-то поднималось настроение, вспоминала хорошие моменты своей жизни. Да, отвлекало. У меня у самой сын, он играет только в компьютер, и все. Это не хобби, а это просто уже азарт какой-то. Я бы не назвала это хобби.

Татьяна Ткачук: С москвичами разговаривал наш корреспондент Михаил Саленков.

Екатерина, что вы скажете об ответах людей на улицах города?

Екатерина Михайлова: Чудесные ответы, как всегда. И обращаю ваше внимание на то, что многие говорившие описывают, как их увлечение, их хобби действует на состояние. Вот человек, который готовится к рыбалке, и еще когда проверяет снасти, он уже немножко другой, он уже в чем-то другом. И человек, который перебирает свои монеты, испытывает некоторое успокоение, сосредоточение, в общем, что-то особенное. И вот нам в этом опросе есть и первый ответ на то, зачем это.

Татьяна Ткачук: И обратите внимание, что только один человек сказал, что хобби у него нет, потому что все время занимает работа и семья.

Екатерина Михайлова: Ну, да, конечно. Но понимаете, какая штука, не все, что мы делаем не ради денег, не все, что мы делаем не по обязанности, скажем, можно назвать хобби. Все-таки мне кажется, что у этого явления есть некий такой признак, что оно должно быть самоцелью, оно должно быть некой отдельной жизнью. Человек, который растит помидоры для того, чтобы закатать 100 банок на зиму и тем самым обогатить свой зимний стол, - это не человек, имеющий овощеводство в качестве хобби.

Татьяна Ткачук: Я представляю, сколько сейчас дачников и огородников будет спорить:

Екатерина Михайлова: А вот человек, который эти самые помидоры выращивает разные, всякие, и ему важно, какие они, чего у него еще нет, как в этом году, а как в том и так далее: Он может между делом и на зиму их закатать, да, но хобби - это все-таки по любви.

Татьяна Ткачук: А не по расчету.

Екатерина Михайлова: Да, это отдельная жизнь.

Татьяна Ткачук: Спасибо, Екатерина. Ксения, то, чем занимаетесь вы, занятие очень редкое, вы - коллекционер запахов. Хобби, прямо скажем, необычное, для меня, во всяком случае, я об этом мало что знаю. Кому пришла в голову идея коллекционировать запахи, и как вообще в реальности это происходит? Как запахи можно собирать?

Ксения Лончинская: Ну, идея, что это коллекция, - это как раз идея окружающих. Просто я люблю запахи, я люблю, когда вкусно пахнет, и поэтому парфюмы покупались, покупались, чтобы их было много и разные. А потом окружающие сказали, что это коллекция. А коллекция - значит, должен быть каталог, значит, для него надо найти информацию про то, когда этот запах создали, какой парфюмер создал. И вот после систематизации это стало коллекцией. А вообще, я их просто ношу.

Татьяна Ткачук: А как давно вы этим занимаетесь?

Ксения Лончинская: Наверное, с юности, как только стала сама зарабатывать и стала сама покупать. До этого таскала у мамы и у бабушки.

Татьяна Ткачук: А сегодня ваша коллекция сколько насчитывает запахов?

Ксения Лончинская: Сегодня с утра их было 1363.

Татьяна Ткачук: С ума сойти! А как вы можете выбрать из 1300 запахов тот единственный, который вам хочется, как вы это называете, носить сегодня?

Ксения Лончинская: Понимаете, Танечка, я выбираю не из 1363-х, а я раз в несколько месяцев достаю несколько десятков флакончиков, за это время они еще пополнятся обновками. И то, что я надену сегодня, я выберу из этих, основываясь на том, какое у меня сегодня настроение, какая погода на улице, и что мне предстоит сегодня делать (ведь в вечернем платье мы картошку чистить не будем).

Татьяна Ткачук: Ксения, есть такая точка зрения, что хорошие духи имеют очень короткий срок хранения, они выдыхаются, запах трансформируется. Разве это не так?

Ксения Лончинская: Танечка, это не так. Это легенда. Вы знаете, эту легенду придумали производители и торговцы, чтобы мы с вами покупали, покупали и покупали. У меня есть флакончик герленовской "Испанской герани", этот флакончик был залит в 1930 году. Француженка, которая его получила в подарок на Елисейский полях (он не продавался, а только дарился), эта француженка давно истлела, а запах прекрасен! Его наносишь на кожу - он живет. Знаете, как жемчуг - он лежит в шкатулке и умирает, а на женской коже он живет.

Татьяна Ткачук: Меня удивило, что неожиданно много писем пришло на сайт Свободы по поводу хобби наших слушателей. Среди них много традиционных, письма есть о таких хобби, как чтение, вязание, фотография, и есть какие-то необычные. Есть какие-то письма, в которых меня удивляло, что человек называет хобби то, что я бы таким словом не назвала. Например, москвич Виктор Коростышевский признался, что вот уже 25 лет его хобби - это слушать наше радио. Он пишет, что приемники, настроенные на волну Свободы, у него есть в каждой комнате квартиры, его увлечение разделяют и все члены его семьи. Никогда бы мне и в голову не пришло, что слушать радио - это хобби.

Екатерина, я знаю, что у вас много необычных друзей с необычными интересами. Расскажите немного о них, пожалуйста.

Екатерина Михайлова: Вы знаете, я вспоминаю редактора, своего Ирину Васильевну Тепикину, которая собирает, коллекционирует свистульки - вот такие фигурки всякие:

Татьяна Ткачук: : глиняные.

Екатерина Михайлова: : глиняные, разного размера. У нее несколько тысяч этих замечательных свистулек, они очень смешные, есть среди них традиционные, типа филимоновской игрушки, есть авторские. И поскольку хобби - это отдельная жизнь, то вот я вижу, как у нее образуются какие-то знакомства благодаря этим свистулькам, и вот она в следующем году собирается поехать на фестиваль гончаров куда-то, чтобы познакомиться с новыми авторами, то есть это как бы кругами расходится. Коллекция прелестная, смотреть на эти мордочки - повышает настроение даже человеку, который, как я, свистульками не увлекается.

А другой человек, которого я вспоминаю, это моя матушка почтенная, которая до довольно зрелого возраста увлекалась рыбалкой. Причем не любой, а она любила ловить леща, потому что, по ее легенде, лещ - рыба хитрая, осторожная, и к нему подход нужен. И это те самые снасти (у меня даже что-то екнуло, когда наш слушатель говорил про приготовления), и отдельные коробочки с крючочками, с грузилами и так далее. И она не так уж много, собственно говоря, раз удочку-то закидывала в году, но вот отдельность этой жизни и ее явная такая окраска были совершенно отчетливыми, и часто на реке или на каком-то берегу она была единственной женщиной. Причем с разговорами, которые у рыбаков бывают между собой, очень все это было "вкусно". Опять-таки, даже когда не увлекаешься сама этим, аромат - Ксения, простите, в переносном смысле слова - этого чьего-то увлечения доносится, и это волнует все равно.

Татьяна Ткачук: Екатерина, совсем личный и нескромный вопрос. А у вас есть хобби?

Екатерина Михайлова: Сад.

Татьяна Ткачук: Не ради закатывания банок на зиму?

Екатерина Михайлова: Да нет, конечно. Я не могу считать себя серьезным коллекционером, серьезным садовником, но кое-какие интересности есть. Мне очень нравятся наши дикорастущие растения - алтайские, дальневосточные, сибирские. Они в Подмосковье - такая же экзотика, как всякий голландский привоз, но работать с ними гораздо интереснее.

Татьяна Ткачук: Спасибо, Екатерина. Первый звонок мы примем. Петербург, Георгий, здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. У меня замечательное хобби, и я фрагментарно расскажу, с чего я начинал. Это было 13 лет назад, я приехал в Дубну к тестю, и он говорит: "Гоша, а правильно про тебя говорят, что ты можешь, не разбирая механизм, говорить, где дефект?" Я говорю: "Ну, в общем, верно". Но я чаще с велосипедами возился, ну, и автомобилистам помогал. "Ой, пожалуйста, вот новый велосипед". Я обследовал его и говорю: "Вот, снимай сапун и раскручивай каретку", и показал ему подшипник. Он в ужас пришел. Я говорю: "Смотри, какая глубокая царапина по сепаратору. На этом подшипнике километров 300 ты проедешь, а потом высыплются шарики".

Татьяна Ткачук: Георгий, я вас перебью на секунду. Так ваше хобби - это ясновидение?

Слушатель: Нельзя сказать, что это ясновидение. Это при помощи знаков я получаю и даже не знаю, как обозначить. При помощи знаков и четок, по которым молятся. Можно сказать еще о физике и медицине, но просто я не хочу тратить ваше время, но это удивительные вещи, конечно. Спасибо.

Татьяна Ткачук: Спасибо вам за звонок. Как всегда, активен Петербург. Михаил, здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. У меня хобби в течение очень многих лет, по-моему, уже больше 20-ти, - я военный историк-любитель и строю модели военной техники. Так сказать, "широко известен в узких кругах". Это очень хорошее занятие, потому что занятие военной историей очень здорово избавляет от различных иллюзий.

Татьяна Ткачук: Ну-ка, вот немножечко об этом подробнее, если можно.

Слушатель: Ну, поскольку у меня очень большой стаж, то есть я моделист и занимаюсь этими делами еще с советских времен, то, учитывая мой опыт этого занятия, советский и нынешний, у меня совершенно отсутствует тяга в так называемое "светлое прошлое". Потому что тогда это занятие было сопряжено с колоссальными трудностями, литературы соответствующей почти не было (она только в последние годы появилась), моделей тоже почти не было, было очень сложно их добывать. Я помню, еще в 1984 году была на полном серьезе дискуссия в "Комсомольской правде", насколько это нравственно советскому человеку - строить модели несоветской военной техники?

Татьяна Ткачук: Понятно, Михаил. В общем, логика такая: чем больше знаешь, тем меньше иллюзий. Я поняла вашу идею. И у меня к вам еще один короткий вопрос: как ваша семья, члены вашей семьи относятся к вашему увлечению?

Слушатель: Нормально. Вы знаете, у меня нет своей семьи, у меня есть родители, и они, естественно, относятся нормально.

Татьяна Ткачук: Понятно. Спасибо вам за звонок. И у меня вопрос к Ксении. Историю реальную из жизни длинно приводить не буду, резюмирую ее. "Как я могу любить человека, который ненавидит мое хобби?" - воскликнула одна женщина, которая разводила на даче розы и: развелась по этому поводу с мужем. Что делать, если возникает конфликт интересов в семье, если хобби одного начинает раздражать и мешать другим?

Ксения Лончинская: Таня, мне кажется, что скорее можно задать этот вопрос Екатерине, как психологу.

Татьяна Ткачук: А мы Екатерину тоже сейчас спросим.

Ксения Лончинская: Но мне кажется, что заводить семью стоит тогда, когда люди любят друг друга. Когда ты любишь человека, ты его любишь со всеми его хобби, в том числе.

Татьяна Ткачук: А потом становится 1300 флаконов всюду по квартире, становится нечем дышать - и хочется все это куда-нибудь деть, а жену оставить. Так не может быть?

Ксения Лончинская: Я не знаю. Вот уже 20 лет мы вместе, флаконы все "прирастают", причем оплачивает это в основном муж, и пока никаких возражений. Наоборот, ему это нравится.

Татьяна Ткачук: Спасибо, Ксения. Будем считать, что вам повезло, то есть у вас, что называется, удачный случай в этом смысле. Итак, Екатерина, тот же вопрос к вам, как к психологу.

Екатерина Михайлова: Вы знаете, есть поговорка: "Любишь меня - люби и мою собачку". Но если серьезно говорить, конечно, когда особенно уже существует некий семейный уклад, и кто-то вдруг уже в зрелом, может быть, возрасте (ну, не с детства, скажем так) начинает чем-то очень сильно увлекаться, прежде всего это вызывает ревность: "Нас тебе недостаточно?!", скажем так. И за этим стоит некая гипотеза по поводу того, что не все эмоциональные потребности человека удовлетворяются здесь, этими людьми и работой ("Чего тебе еще надо?"). Это, конечно, печальная очень ситуация, потому что эмоциональные потребности ни одного человека не удовлетворяются полностью; как бы хороши ни были его близкие, всегда есть что-то еще. И поскольку хобби - это некоторое окошечко в другую жизнь, мне кажется как раз, что радоваться надо, когда кто-то рыбачит, а кто-то монеты коллекционирует, а кто-то розы разводит, потому что это - традиционная, окультуренная, клубная, безопасная, симпатичная другая жизнь. Если это поддерживать, договариваться о границах и о том, чтобы все-таки на голову монеты не сыпались и за шиворот кому-нибудь, то это гораздо безопаснее, чем если это блокировать.

Татьяна Ткачук: Екатерина, но мне кажется, что может быть еще другая мотивация. Например, муж, чья жена вдруг неожиданно увлеклась вязанием или, например, выжиганием по дереву - не с первых дней совместной жизни, а потом, как-то вдруг, в процессе, может по каким-то своим соображениям считать, что это мещанство. Он понимает, что в дом будут приходить его друзья, будут приходить какие-то его сослуживцы, а на диване будет валяться некое вязание с клубочком.

Екатерина Михайлова: Ой, беда:

Татьяна Ткачук: И он не хочет, чтобы его жену видели в таком ракурсе. И он начинает медленно "подгнаивать" свою жену, мол, "увлеклась бы ты лучше чтением энциклопедии".

Екатерина Михайлова: Да, вы знаете, в отношении хобби, конечно, есть какие-то представления и установки о том, что элитно, что народно, что банально и так далее, поскольку это элемент культуры человеческой, бытовой в том числе. Тогда вопрос стоит довольно жестко: а что вам, дяденька, важнее - мнение каких-то третьих лиц по поводу этой женщины, вашей жены, или ваш с ней контакт? Уверяю вас, не будет про вязание - будет про что-нибудь другое. Есть момент вот этого внутреннего неодобрения.

Татьяна Ткачук: Спасибо, Екатерина. Хорошее письмо есть у нас на сайте, Саша из Москвы его прислала (или прислал, не знаю, не могу определить по письму). "У одной моей подруги есть хобби, - пишет наш слушатель, - ее интересует все, связанное с зебрами. Вся ее квартира увешана картинками и уставлена фигурками полосатых лошадок, и даже самая обычная домашняя утварь, начиная от тапочек и ковриков и заканчивая кухонной посудой, раскрашена "под зебру". Моя подруга утверждает, что ее хобби отражает ее мировоззрение и философский подход к жизни: черно-белые полоски на шкуре ее любимых животных - как черно-белые полосы, в которые раскрашена человеческая жизнь".

Ксения, вопрос к вам. Зебра - как отражение жизненной философии, вернее полосы зебры. Ваше увлечение запахами может быть нехваткой в окружающей вас жизни какой-то остроты, какого-то разнообразия, какого-то количества нюансов, которые вы не можете другим способом получить?

Ксения Лончинская: Нет, Танечка, на протяжении жизни хватало и острых моментов, и ярких моментов, и всего на свете. Я вам как генетик скажу: это - наследственное. Такой была моя мама, такой была моя бабушка, и по рассказам бабушки ее бабушка лет 100 с лишним назад - цитата, приводимая поколениями, - сказала: "Я понимаю, что дама должна всю жизнь пахнуть одинаково, но лучше застрелите меня".

Татьяна Ткачук: То есть это наследственное даже в смысле увлечения именно запахами, а не просто склонности к коллекционированию, да?

Ксения Лончинская: Нет, мы никогда не считали это коллекционированием, мы просто любили хорошо пахнуть, и чтобы наши близкие тоже хорошо пахли.

Татьяна Ткачук: Спасибо, Ксения. Екатерина, я знаю много обратных примеров, я знаю семьи, где пожилое поколение, представители более старшего поколения были очень увлечены чем-то и всеми силами пытались это передать каким-то образом внукам, правнукам - и ничего из этого не вышло, начиная от талантов каких-то, к народному творчеству, к рисованию, к поделкам:

Екатерина Михайлова: Вы знаете, Таня, я думаю, что здесь хобби не исключение. Когда "изо всех сил" стараются передать, именно когда "изо всех сил стараются", - очень часто это не получается. Вот не получается и не получается, вызывает сопротивление, вызывает обратный эффект! Поэтому меня не удивляет ваш пример, но здесь не в хобби дело, и не в талантах.

Татьяна Ткачук: Спасибо, Екатерина.

Ксения Лончинская: Зато я, как коллекционер, скажу - очень приятно, когда это не передается. Тогда это выставляется на аукцион, и можно такие вещи купить!

Татьяна Ткачук: Спасибо, Ксения. И снова Петербург с нами на связи. Варвара, здравствуйте.

Слушатель: Здравствую. Приветствую всех гостей в студии, уважаемых экспертов. И хочу сказать, что я работаю тоже с людьми, и бывают всякие эмоции на работе, и после работы, и дома. Где-то уже во второй половине своей жизни, в зрелом возрасте, как-то я случайно столкнулась со зверюшками, у меня появился котенок дома. И постепенно-постепенно я стала: Это уже не хобби, это необходимость моей души, всего, я подкармливаю и дворовых кошек, и собак, я стала их понимать. Они тоже разговаривают, у них разные мордашки, я бы сказала, личики. И я чувствую себя увереннее в жизни, у меня меньше обид стало, я стала более уравновешенным человеком, рассудительным в любой ситуации, лучше стала понимать людей. И никогда не чувствую себя обездоленной в этой жизни, в любой ситуации, потому что я себя чувствую пусть маленьким, но спонсором.

Татьяна Ткачук: Варвара, я, как классический собачник, вас очень понимаю, и мне очень близко то, о чем вы говорите. Меня зацепила одна фраза в вашем звонке. Вы сказали: "Это не хобби, а необходимость души". Вам чудится в самом слове "хобби" какой-то негативный оттенок? Почему вы не готовы это назвать хобби? Почему, собственно, необходимость души не может быть хобби?

Слушатель: Не знаю, мне кажется, что коллекционирование или что-то еще - это какая-то часть характера, может быть, склонность, здесь - это потребность. Потребность чувствовать себя уверенно в наше тяжелое время и в любое, находить решения, лучше понимать людей. Вот через общение с природой, в частности, с домашними животными (в городе коз и коров нет, а вот кошки и собаки есть) я стала чувствовать себя не душевно, а: я лучше людей стала понимать. Мне легче стало в жизни даже в это тяжелое время.

Татьяна Ткачук: Спасибо вам, Варвара, за звонок. И снова Петербург. Александр, здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. Мое хобби - изучение истории с помощью включения во всемирный банк данных.

Татьяна Ткачук: Вы имеете в виду Интернет?

Слушатель: Нет, я имею в виду то, что существует банк данных, и есть люди, которые могут входить в этот банк. Это, так скажем, изотерические знания.

Татьяна Ткачук: Понятно. И давно у вас это увлечение?

Слушатель: С 1998 года.

Татьяна Ткачук: Спасибо вам за звонок. Я думаю, что мы немало еще сегодня выслушаем самых разнообразных высказываний и откроем для себя какие-то новые хобби. Например, название хобби американского адвоката Деверо Дунлап Каннона-младшего с налету вообще не произнесешь - вексиллология (почти так же длинно, как имя этого адвоката). Если проще, это - изучение флагов. В коллекции адвоката - более 200 флагов со всего мира. А вот норвежка Кари Хансен собирает вещи, выброшенные на берег океана волной прилива; кстати, однажды нашла древнее и дорогущее колье. Бельгиец Кен Котлиф, - эта история меня вообще поразила! - владелец книжного магазина, коллекционирует: номера самолетов, приземляющихся в аэропорту. То есть он записывает в книжечку регистрационные номера тех судов, которые приземлились в аэропорту, близкому к его дому, и абсолютно на полном серьезе уверяет, что это очень интересное занятие, и вообще ему странно, что кто-то может этого не понимать, что кто-то с удивлением к этому относится. Вообще, список занятий, которые другим людям просто в голову не придут, огромен.

Ксения, в столь необычных хобби, с вашей точки зрения, что проскальзывает - желание как-то выделиться из окружающей среды и людей поражать? Вот Кен Котлиф говорит, что ему непонятно, как это может удивлять, но я думаю, что на самом деле ему понятно, что это удивляет, и как раз за это он и цепляется:

Екатерина Михайлова: Вообще говоря, мне кажется очень важным - хобби объединяет с другими людьми, или это соло? Вот у большинства людей, имеющих хобби, есть потребность не только быть в контакте с предметом, что бы это ни было, но и еще вступать по этому поводу в какие-то контакты, искать "своих", чтобы можно было с кем-то это разделить. И есть большие клубы, есть маленькие, совсем маленькие, тем не менее, потребность про любимое еще обменяться информацией, какими-то чувствами:

Татьяна Ткачук: Образцами, может быть.

Екатерина Михайлова: : образцами, посоревноваться, в конце концов, кого-то поучить или у кого-то поучиться - это сильная очень часть. Те же рыбаки на реке, когда они поглядывают на снасть друг друга:

Татьяна Ткачук: Как вас мама зацепила хобби:

Екатерина Михайлова: Или те же грибники в лесу, когда они поглядывают и говорят: "О, значит, это вы берете...", и все остальные тоже. Но когда есть такое хобби, как списывание в блокнотик номеров, человек заявляет: я один такой, - стоя годами с этим блокнотиком. И, возможно, здесь какая-то совершенно другая функция. Он хоть и удивляется, как это может быть неинтересно другим, но он этих других не ищет. Это скорее способ выразить свою, если угодно, самодостаточность. И это, может быть, как раз тот случай, когда это заменяет людей, а не приводит к ним, к этим самым "своим". Но "свои" нужны, наверное, тоже не всем.

Татьяна Ткачук: Да, люди разные. Ксения, я знаю, что вы как раз человек, относящийся к категории тех, кто ищет других, находит их, и довольно плодотворно и много общается с теми, кто так же, как и вы, коллекционирует запахи, коллекционирует парфюм. Расскажите, как происходит это в вашем случае, как происходит обмен вашими коллекциями, запахами?

Ксения Лончинская: Ну, начиналось все с виртуала. Набиваешь в "Яндексе" - "парфюмерия" - и начинаешь искать сообщество. Было найдено такое сообщество, созданное несколько лет назад журналисткой Надей Никольской. Стали там общаться. Часть людей была из Москвы, хотя и из других городов, из других стран дамы обменивались мнениями. В одно прекрасное однажды решили угостить друг друга новыми ароматами. Первая идея встречи была в кафе, но прикинули, что люди поесть пришли, а мы там пахнуть будем, и было предложено встретиться у меня. Эти встречи очень быстро стали регулярными, раз в месяц мы собираемся для обмена новыми впечатлениями, для того чтобы поделиться друг с другом новыми ароматами "на разнос", что называется.

Татьяна Ткачук: Своя терминология - "ароматы на разнос":

Ксения Лончинская: Да-да. И на самом деле сейчас, на августовской встрече, кроме москвичек, будут - опять же к вопросу терминологии - парфпсихея из Таллинна, парфпсихея из Бостона и из Калифорнии. Вот они как раз приурочили приезд в Москву к этой встрече. Ах, да, и еще из Парижа. Так что общаемся.

Татьяна Ткачук: Спасибо, Ксения. А сейчас мы прием звонок. Москва, Федор Давыдович, здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. У меня коллекция или хобби такие. До 18 лет рыбачил, а сейчас 50 с лишним лет (начиная с 18 лет) я коллекционирую или, как выразиться, хобби у меня - людей фотографировать всех, знакомых, то есть знакомых в транспорте, знакомых на работе, знакомых в путешествиях, приезжих каких-то, и так далее. Я их фотографирую, и у меня 12 тысяч этих фотографий уже. Из этих 12 тысяч фотографий у меня примерно 15 фотографий - это достойные друзья, верные друзья, то есть на 100 процентов я им доверяю, а остальным я не доверяю. Вот это мое хобби.

Татьяна Ткачук: Спасибо, Федор Давыдович. Как связаны фотографии с доверием, я не очень поняла. Просто, видимо, вы решили с нами поделиться сразу и своим отношением к друзьям, восприятием жизни. Но звонок опять же интересный.

Вопрос мой таков. В разных письмах в разных интерпретациях звучит один и тот же вопрос: хорошо ли, если хобби совпадает с работой, и хобби ли это вообще, в таком случае? Екатерина:

Екатерина Михайлова: Сложный вопрос, на самом деле, не зря он звучит. Понимаете, бывает так, и кто-то говорил из наших слушателей об этом, что человек начинает чем-то увлекаться, а потом оказывается, что это может быть и не только увлечением, но раз сделал на заказ, два сделал на заказ - и похоже на то, что можно этим уже заняться как, может быть, второй, но профессией.

Татьяна Ткачук: Работа по дереву - у нас в опросе был такой ответ.

Екатерина Михайлова: Работа по дереву, да. Более того, многие люди, которые очень любят свою работу, говорят, что они в хобби не нуждаются, потому что "моя работа - это и есть мое все", не надо им этого другого мира и так далее. Мне кажется, что все-таки хобби как таковое - это некая суверенная территория, у которой есть легонькая такая, но оградка и калиточка. Мы, конечно, большинство из нас, как-то соотносим это с жизнью, иногда какие-то точки соприкосновения и связи есть, это все-таки не тайная ложа какая-нибудь, но тем не менее. Потому что когда это становится деятельностью такой, у которой есть другие мотивы, оно утрачивает вот эту суверенность и флаги, которые уже не могут быть только по любви.

Когда начинается привязка по многим направлениям к требованиям большой жизни, что называется. Начинаются какие-то влияния, какое-то давление, и человек, который что-то делает "в люди", что называется, на заказ, человек становится профессионалом, и он вынужден считаться с очень многими вещами, от которых он был свободен, когда это было всего лишь хобби. Может быть, это хорошо для кого-то, а может быть, это нехорошо. Я слышала от многих людей, которые пошли этим путем, что они по-прежнему любят это, но что-то ушло, что-то появилось такое обычное.

Татьяна Ткачук: Спасибо, Екатерина. Ксения, я вижу, что вы хотите что-то добавить.

Ксения Лончинская: Два момента. Первое, что человек, увлеченный своей работой, в хобби не нуждается. Моя молодость прошла, профессиональная, в совершенно замечательном месте, которое напоминало - помните, у Стругацких - НИИ ЧАВО. Вот люди были действительно безумно увлечены своей работой. Люди, с которыми я тогда работала, это на сегодняшний день - очень громкие имена в мировой генетике по всему миру. Тем не менее, у каждого из них с нашим сидением до полуночи и работой по субботам и воскресеньям, у всех у них были самые разнообразные какие-то сторонние интересы. Они не мешали работать, но они как-то добавляли новых красок в и без того яркую жизнь.

И второй момент, что за деньги - это уже не по любви. Я постоянно кого-то консультирую, "чего бы мне такого парфюмерного захотеть", в он-лайне. Говорят: "Но ведь существуют фэшн-консультанты, на этом можно и деньги зарабатывать" - душа не лежит. Говорят: "Ну, ты же пишешь замечательные истории о парфюмах и выкладываешь на своем сайте. Можно же писать для кого-то".

Татьяна Ткачук: Не хочется.

Ксения Лончинская: Вы знаете, Таня, не то что не хочется. Вот я понимаю, что сейчас я надеваю парфюм, я загораюсь им - и я бегу рассказать, как это прекрасно, рассказать какие-то ассоциации, связанные с этим парфюмом. А так надо мной будет висеть: мне завтра сдавать колонку, мне надо что-то такое написать.

Татьяна Ткачук: И начинается обязаловка.

Ксения Лончинская: И это уже не любовь.

Татьяна Ткачук: Спасибо, Ксения, очень вас понимаю. И снова Петербург. Сергей, здравствуйте.

Слушатель: Добрый день. Я хотел бы рассказать о своих хобби. Они у меня с глубокого детства периодами шли и куда-то плавно исчезали. Самое интересно, что какое бы ни было хобби, в итоге становишься матерым антисоветчиком. Я пацаном ездил на поездах к деду и так далее. Мне давался большой альбом, и я зарисовывал паровозы. Паровозов были сотни типов, обокрали же почти всю Европу, все это вывезли, были совершенно экзотические. Потом я уже начал их фотографировать. И потом на глазах все это исчезало, все разрезали на металлолом, никаких ни музеев, ничего не было. И вот еще детское хобби было такое. Было полно в 50-е годы в лесах всяческого оружия. Мы находили и советское, и германское оружие, но советское не ценилось, оно рассыпалось в прах, а из немецкого можно было стрелять. В итоге начинаешь интересоваться историей и понимаешь, что, оказывается, у нас каким-то барахлом, металлоломом воевали, а у них было великолепное оружие.

Еще у меня было такое хобби. Было очень много альпинистских лагерей, я с 1967 года занимался альпинизмом и ездил все время в разные лагеря. И вот эти лагеря альпинистские, прекрасные учреждения, они на глазах закрывались, и на их месте строил какие-то бордели, типа турбаз. И конечно, это не прибавляло любви к нашей родине, и начинали задумываться, куда мы движемся.

Татьяна Ткачук: Сергей, спасибо вам за звонок. Я бы все-таки очень хотела политическую окраску не придавать своей передаче, на каждой программе пытаюсь удержать слушателей. Екатерина, сейчас передам вам микрофон. Меня вот что удивило немножко в звонке нашего слушателя. Очень разнообразные занятия - от рисунка, сбора оружия и до альпинизма. Казалось бы, к каждому из этих занятий должен бы быть склонен человека какого-то своеобразного склада, а тут в одной личности сразу все, только трансформируется на протяжении десятилетий. Насколько это характерно, на ваш взгляд? Такая многосторонняя личность?

Екатерина Михайлова: Вы знаете, действительно характерно. Жизнь - дело долгое, и бывает какое-то увлечение пожизненное, а бывает, что они периодами меняются. И смена увлечений - это всегда какой-то важный момент. Когда человек вспоминает, когда с ним что происходило, то годы, например, или какое-то время конкретное, когда он перестал, предположим, что-то коллекционировать и начал делать что-то другое, - это всегда почти некая "точка перегиба", что-то еще с ним важное в это время произошло. Как правило, это не просто так, вокруг этой точки какая-то своя история.

Но мое внимание вот что на себя обратило: что у нашего слушателя, чем бы он ни занимался, это вело к тому, что "что-то плохо". И это другая история, это не про паровозы и даже не про оружие, и уж тем более не про альпинизм. Знаете, есть люди, которые включают телевизор или радио для того, чтобы что-то поругать, и терпеливо любую тематику под эту свою потребность обустраивают.

Татьяна Ткачук: Человек с психологией полупустого стакана, а не полуполного?

Екатерина Михайлова: Ну, да. Ведь из любого занятия можно сделать очень много разных выводов. Поэтому я была бы очень осторожна в том, чтобы интерпретировать сами увлечения однозначно: вот раз монеты или марки - значит, методичный и так далее; а раз арбалеты - непременно такой вот агрессор и: Ну, есть, может быть, этот оттенок, но вот последний звонок очень хорошо иллюстрирует, что за очень разными увлечениями может быть некая генеральная линия человека, которая себе пищу найдет.

Татьяна Ткачук: Екатерина, вот еще вопрос - о возможной сублимации, и вопрос тоже касается связи работы и хобби. Человек по первой профессии занимался экономикой, и в тот период, когда его жизнь еще была связана с экономикой, он рисовал, и рисовал хорошо. Потом этот человек сменил профессию и стал заниматься кинорежиссурой, то есть он ушел из экономической области в творческую работу:

Екатерина Михайлова: И рисовать перестал?

Татьяна Ткачук: : и рисовать перестал.

Екатерина Михайлова: О, господи, ну, конечно:

Татьяна Ткачук: Как он объясняет, все, что воплощалось прежде через рисунок, он все это теперь получил возможность делать в своей работе. Но хобби исчезло, и рисовать человек перестал. Мне очень жалко. Это действительно сублимация, на ваш взгляд?

Екатерина Михайлова: Я бы сказала, что это скорее компенсация, если уж говорить о наших "кухонных" терминах. Ну, конечно, у человека было две жизни, а стала одна, и эта одна - такая, которая включила в себя, поскольку дело его стало визуальным, профессия эта требует очень большого внимания как раз к изобразительной, визуальной стороне, вроде как нет уже отдельной потребности делать это. Возможно, жаль: Но ведь во всякой перемене участи есть две стороны.

Татьяна Ткачук: А это может быть обратимый процесс, на ваш взгляд? Вдруг что-то произойдет - и человек снова начнет рисовать?

Екатерина Михайлова: Я не исключаю, но заниматься гаданием не будем. Я не исключаю, что на каком-то жизненном витке может опять проснуться эта потребность.

Татьяна Ткачук: Спасибо, Екатерина. Не будем гадать - примем звонок. Москва, Белла Леонидовна, здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. Я хочу рассказать о своем хобби, которым я увлекаюсь с 10-го класса. Сейчас мне 65 лет. Оно состоит в том, что я интересовалась всеми необычными явлениями, происходящими на земле. Это и НЛО, это и плащаница, это и плато Наска, то есть все необычное, о чем писали в газетах (ну, в то время этого было очень мало, конечно), я вырезала эти статеечки, эту информацию. И у меня есть такая подборка, лет 40 уже этим я занимаюсь. Это очень интересно, это очень развивает, это настолько расширяет кругозор! Об этом интересно поговорить с людьми, когда таких много моментов.

Татьяна Ткачук: Спасибо вам за звонок, Белла Леонидовна. Я вас слушала и подумала, что, наверное, еще одну важную тему нам нужно сегодня успеть затронуть в программе. Вот со стороны люди, очень увлеченные чем-то и очень много времени посвящающие своему хобби, могут производить на окружающих впечатление людей "зацикленных", не способных говорить вообще о чем-то другом, я уже не говорю о том, что тратящих все свои средства на свою страсть. Хобби, становящееся навязчивой идеей, - можно ли этого избежать? И что это за момент, когда хобби может превратиться в навязчивую идею? Мы сначала Ксению спросим, у вас не превратилось собирание запахов в навязчивую идею, и не можете ли вы о себе сказать, что вы зациклены на этом?

Ксения Лончинская: Я очень надеюсь, что я еще не зациклена (смеется). Да, интересно отлавливать на аукционах старые парфюмы. Опять же мы говорили о семейной страсти, почему-то именно было слово Герлен. Хотя я люблю и современные, и люблю другие старые дома, Кари Карон, но Герлен: Я хочу, чтобы у меня в доме собрались все Герлены, живущие в природе. Хотя реально я понимаю, что у меня на это не хватит ни жизни, ни денег. Но это не зацикливание. Со мной ведь можно говорить не только о парфюмерии, я могу о "Формуле-1" поговорить, о любимых кошках, о вышивании крестом, о плетении кружев, вообще о куче вещей.

Татьяна Ткачук: Спасибо, Ксения. Екатерина, профилактические есть какие-то методы не скатиться в крайность?

Екатерина Михайлова: Ой, вы знаете, как ни странно, хотя у нас такая вроде бы легкая тема, связанная со свободным временем и так далее, но здесь есть свои острые грани. Смотрите, там у нас было письмо про подружку и про зебру. Я представила себе этот дом, где все в этом контрасте черно-белом, и это бесконечное количество фигурок, которые, в общем, очень похожи одна на другую. В слове "зацикливаться" есть вот это вот движение, которое на одном месте, по кругу. Идею черной полосы, белой полосы в жизни можно ведь выразить очень многими разными способами.

Мне кажется, что одна из опасностей некоторых увлечений заключается в том, что они никуда не ведут, не двигают и не развиваются, то есть у них внутри как бы нет перспективы - ни в смысле контакта с другими членами клуба, ни в смысле развития самого. То есть они - как бы такая остановка. Вот мне бы очень хотелось верить, что та молодая девушка, которая таким способом декларирует свою жизненную философию, просто через какое-то время ее чем-то обогатит и освежит. Но вторая сторона - это зависимость. Это когда человек перестает контролировать свое увлечение.

Татьяна Ткачук: Я надеюсь, что нашим слушателям удастся счастливо избежать этого самого критического момента. Спасибо.


Другие передачи месяца:


c 2004 Радио Свобода / Радио Свободная Европа, Инк. Все права защищены