Мы переехали!
Ищите наши новые материалы на SvobodaNews.ru.
Здесь хранятся только наши архивы (материалы, опубликованные до 16 января 2006 года)

 

 Новости  Темы дня  Программы  Архив  Частоты  Расписание  Сотрудники  Поиск  Часто задаваемые вопросы  E-mail
1.11.2014
 Эфир
Эфир Радио Свобода

 Новости
 Программы
 Поиск
  подробный запрос

 Радио Свобода
Поставьте ссылку на РС

Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru
 Права человека
[27-03-02]

Ведущий Владимир Бабурин

"Все люди рождаются свободными и равными в своем достоинстве и правах. Они наделены разумом и совестью и должны поступать в отношении друг друга в духе братства". Статья 1 Всеобщей декларации прав человека.

В этом выпуске:

Сообщения региональных корреспондентов Радио Свобода.
Задержанный имеет право хранить молчание, но не знает об этом.

Светлана Першина:

Был задержан. На него надели наручники, и при обыске был обнаружен наркотик. А как был обнаружен наркотик? Его заставили встать на колени, принудили силой, и заставили поднять этот пакетик с коноплей.

Владимир Бабурин:

Дочка - на цепи.

Светлана Антюхова:

Дети были закрыты в доме. Вера была прикована на цепи, голодная. Матери их не было дома. Всех детей увезли в приют.

Владимир Бабурин:

Карательная психиатрия жива. Скинхеды в Самаре.

Игорь:

Русский мужик чего начинает делать? Бухать самую дешевую водку, которую везут из Грузии, из этилового спирта. Они спиваются и умирают.

Владимир Бабурин:

У микрофона Владимир Бабурин.

Эти темы, а также правозащитные новости из России, ближнего и дальнего зарубежья я представлю вам в программе "Человек имеет право".

Дети, играющие сегодня на улицах в полицейских и грабителей - примета времени (какие игры) чаще других, пожалуй, произносят популярную фразу из западных боевиков: "Я прочитаю вам ваши права. Вы имеете право хранить молчание. Все, что вы скажете, может быть использовано против вас". И мало кто сегодня в России знает, что российские граждане тоже обладают такими же правами. Только им их предпочитают не зачитывать. Особенно когда задерживают, подложив предварительно наркотики, а в качестве понятых пригласив тех же милиционеров.

Рассказывает Лада Леденева.

Лада Леденева:

15 ноября минувшего года житель подмосковного города Чехова девятнадцатилетний Иван Кононов был приговорен судом города Минеральные Воды по статье "Незаконное хранение наркотиков" к 2 годам лишения свободы с отбыванием срока наказания в колонии-поселении. Случай - далеко не исключительный. Интересно другое. С момента ареста и вплоть до вынесения приговора следствием было допущено столько грубых нарушений уголовно-процессуального законодательства, что по сей день адвокатам приходится бороться за соблюдение законных прав своего подзащитного, а вместе с тем - и своих собственных.

В течение 6 дней с момента заключения Ивана под стражу родственники арестованного не знали о его местонахождении. Со слов тети Ивана Валентины Величкиной, все это время она разыскивала племянника, неоднократно обращаясь в минераловодское УВД. Однако парня нашли только на шестые сутки, несмотря на то, что все это время он находился в минераловодском изоляторе временного содержания.

Рассказывает Валентина Величкина.

Валентина Величкина:

Он просил, когда было свидание, он сказал, что просил, но мне сказали: "Он не хотел вам сообщать". Я говорю: "Как, не хотел? Он же ведь знает, что я переживаю. Такого не может быть".

Лада Леденева:

Рассказывает общественный защитник Светлана Першина.

Светлана Першина:

Был задержан. На него надели наручники, и при обыске был обнаружен наркотик. А как был обнаружен наркотик? Его заставили встать на колени, принудили силой, и заставили поднять этот пакетик с коноплей.

Лада Леденева:

В качестве понятых выступали сотрудники милиции, что само по себе уже противоречит существующим законодательным нормам. Задержанного не ознакомили с 51 Статьей Конституции Российской Федерации о праве сохранять молчание, не позволили сообщить родственникам о своем местонахождении. Обвинение предъявили через 2 недели, санкцию на арест вынесли на четвертые сутки. Не предоставили адвоката.

Когда, по инициативе родственников, через несколько недель после задержания Ивана в дело на этапе досудебного расследования в качестве общественного защитника попыталась вступить Светлана Першина, ей отказали, ссылаясь на устаревшую редакцию закона. Ровно месяц понадобился Светлане Владимировне, чтобы в отдельном судебном процессе в рамках новой, ныне действующей редакции соответствующей законодательной статьи отстоять свое право на участие в процессе. С этого момента органы прокуратуры должны были информировать Светлану Владимировну обо всех следственных действиях, проводимых с ее подзащитным. Этого не произошло ни разу. Мало того, от защиты пытались скрыть материалы дела.

Светлана Першина:

Когда я восстановилась, было уже вынесено решение суда о том, что я имею право в предварительном следствии участвовать. Тут начинается самое интересное.

Я не могу найти это дело, где это дело. Я спрашивала у Одисова, заявляя ему письменное ходатайство (следователь Одисов). В общем, Одисов мне говорит, что дело уже с обвинительным заключением ушло в прокуратуру. Я прихожу в прокуратуру. Заместитель прокурора города Минеральных Вод Ринарх Арминакович Хачатуров говорит, что дело у него под подушкой. "Ищите дальше".

Я начала их заваливать ходатайствами. "Прошу указать, где, на какой стадии находится уголовное дело в отношении Кононова. Прошу меня письменно уведомить". Мои ходатайства не хотели регистрировать в отделе, не хотели их принимать от меня.

Лада Леденева:

Далее, в рамках 201 Статьи Уголовно-процессуального кодекса прокуратура Минеральных Вод, неожиданно сокращают сроки ознакомления с материалами дела. Узнавшая об этом в изоляторе временного содержания Светлана Владимировна направляется в прокуратуру, чтобы выяснить причины сокращения сроков, но не тут-то было. Следователь и дежурный изолятора временного содержания, удерживая адвоката в изоляторе в течение трех часов, силой вынуждают подписать постановление, при этом, вероятно, пытаясь не оставить на теле адвоката никаких следов. Однако тщетно. Медицинская экспертиза все же засвидетельствовала несколько синяков и кровоподтеков на ее руках.

Рассуждать о справедливости вынесенного по данному делу приговора сложно, однако нельзя не согласиться с тем, что у представителей минералводских следственных органов не должно быть выбора методов работы. Путь должен быть один: предусмотренный российским законодательством.

Лада Леденева - для Радио Свобода, Минеральные Воды.

Владимир Бабурин:

В Тюмени тюрьму для собственных детей устроила мать, не выходя из квартиры, посадив, как собаку, на цепь старшую дочь.

Рассказывает Алекс Неймиров.

Алекс Неймиров:

Пятнадцатилетняя Вера Зыкова говорит для своего возраста совсем плохо, поэтому рассказать обо всем, что ей довелось пережить, она не в состоянии. Недавно ее сняли с цепи, на которой она сидела дома, как дворняжка, и отвели в детский социальный приют.

На суде говорили, в основном, свидетели, в частности, Светлана Антюхова, заместитель директора Викуловского детского социального приюта.

Светлана Антюхова:

Свидетель Челенцева Елена Николаевна, ведущий специалист управления соцзащиты, показала, что семью Зыковых знает 4 года. Семья была проблемной, им оказывалась помощь.

10 октября 2001 года дети были закрыты в доме. Вера была прикована на цепи, голодная. Матери их не было дома. Всех детей и увезли в приют. Вера - вся в синяках, голова была вся в шрамах. Вот здесь у нее шрамы...

Вера рассказала, что мама ее била по голове, цепь снимала, когда надо было постирать или сварить. То есть - она ее заставляла работать.

Алекс Неймиров:

О многодетной семье Зыковых-Моноцевых знало все Викулово (это небольшое село районного значения на юге Тюменской области). Они проживали в ветхом домишке без удобств, в школу дети не ходили. Отец семью бросил и алиментов не платил. Мать нигде не работала и часто выпивала. Существовали за счет детских пособий и пенсий по инвалидности.

Тревогу соседи поднимали давно, так как, с позволения сказать - мать - часто избивала своих детей - Веру, Ваню, Лизу, Игоря и Володю.

По словам Светланы Антюховой, делала она это умышленно, чтобы им выплачивали пенсии по инвалидности. Особую жестокость она проявляла по отношению к Вере, старшему и единственному ребенку от первого брака.

Работники приюта установили постоянный контроль за семьей, устраивали проверки, но мать все отрицала - мол, это клевета соседей.

Как только соседи сообщили, что Вера вновь прикована к цепи, специалисты по охране детства Викуловского отдела образования отправились штурмовать дверь неблагополучной квартиры.

Как рассказала ведущий специалист по охране детства Ишимского отдела образования Нина Кухарева, увиденное потрясло ее до глубины души. В грязной тесной комнате громко плакали дети. Они сидели на старом сиденье от автобуса. Рядом в алюминиевой миске лежала протухшая картошка. Веры с ними не было. Пришлось преодолеть еще один засов, чтобы попасть в комнату, где они увидели страшную картину. Худенькая голая девочка была посажена на цепь.

На суде, когда женщину лишали родительских прав, она слезно умоляла оставить за ней хотя бы младших детей, но всех забрали в приют, хотя от уголовной ответственности мать освободили, так как признали ее больной олигофренией.

По информации Галины Галицких, ответственного секретаря Тюменской городской комиссии по делам несовершеннолетних, каждый четвертый ребенок, живущий на юге Тюменской области, нуждается в защите своих прав, но принять действенные меры работникам социальных служб очень сложно.

Галина Галицких:

Проблема пьянства, к сожалению, очень остро стоит вот в неблагополучных семьях. У нас сейчас нет принудительного лечения. Мы не можем... то есть вот таких вот как бы действенных мер... ну вот какие-то временные есть - уговоры, разговоры, изъятие ребенка из семьи. Там, милиция, постоянные рейды. Самая тяжелая вот проблема - это внутренние семейные конфликты и, в частности, пьянство. И наркомания, в том числе, тоже.

Алекс Неймиров:

По статистике, в прошлом году в Тюмени 63 матери лишили родительских прав. Сегодня, по официальным данным, в областном центре живет около 33 000 детей, у которых судьба в чем-то похожа на судьбу маленькой Веры Зыковой.

Алекс Неймиров - для Радио Свобода, Тюмень.

Владимир Бабурин:

Для героини следующего репортажа жизнь в каторгу превратили тоже ее собственные родственники.

Рассказывает Елена Смагина.

Елена Смагина:

Ольге Басамжиевой - 42 года, но она до сих пор не знает, где ее дом. По национальности Ольга - калмычка. В годы сталинских репрессий ее народ был сослан в Сибирь. Сама Ольга тоже родилась в Сибири. После смерти Сталина калмыкам было разрешено вернуться на родину.

Когда Ольге было 5 лет, ее дед наложил на нее родовое проклятие. Так велела ставшая теперь официальной религия Калмыкии, буддизм. В 17 лет Ольга приняла православную веру. Она решила, что эта религия больше отвечает ее духовным запросам. После этого семья ее отвергла.

Первый муж Ольги, Анатолий Морозов, из Сибири. От него Ольга родила сына Илью. Сейчас Илье уже 19. С Анатолием из-за родственников пришлось расстаться. Второй муж был из Татарстана. Долгое время Ольга жила с ним, потом вернулась в Калмыкию, но там она оказалась лишней.

В Калмыкии у Ольги и ее брата была квартира, но родственники не захотели делить кров с "русячкой" (так в Калмыкии называют тех, кто общается с русскими). Ольгу отправили в психиатрическую клинику.

Как рассказывает Ольга Басамжиева, в Калмыкии это очень распространенный способ избавления от ненужных людей. Родственникам достаточно написать заявление и заплатить небольшую сумму. При этом не проводится никакого обследования, никакой врачебной комиссии. Человек просто перестает существовать для окружающих. И в больнице с ним могут делать все, что захотят.

Ольгу не раз избивали и насиловали. Ее заставляли пить таблетки, от которых, если их подержать немного во рту, появлялись кровоточащие язвы. Ольга прятала лекарство под язык, а потом выбрасывала. Первую неделю она не могла даже смотреть на кашу с червями, но потом голод взял свое.

Через несколько месяцев нахождения в клинике Ольгу должны были отправить в лагерь для отказников, для тех, о ком никто никогда не вспомнит, в лагерь, откуда живым не вернулся ни один человек. И здесь все, что происходило в клинике, будет вспоминаться, как сладкий сон.

Ольгу могло спасти только одно: кто-то из родственников должен был написать заявление о попечительстве. Ольга попросила одну женщину, которая была больна шизофренией, и которой разрешали иногда выходить из клиники, послать телеграмму мужу Ольги в Татарстан. Муж приехал. Вечером нянечка вывела Ольгу за ворота клиники и сказала: "Беги и больше никогда не возвращайся в Калмыкию".

Ольга с мужем едва успели выйти за ворота больницы, а туда уже приехала машина с работниками особого отдела Управления внутренних дел. Ее уже искали. Ольга бежала в Татарстан, а оттуда вместе с дочерью Машей в Россию, в город Иваново, где она когда-то бывала. Сын остался в Татарстане.

Вскоре после отъезда в Россию Ольга узнала, что ее муж покончил муж самоубийством.

Все это произошло 2 года назад. Тогда Ольга надеялась, что кошмар закончился. Но и в России Ольга не нашла покоя.

До сих пор она скитается по квартирам. Ей не на что жить, и она не может найти работу, так как в Иванове работодатели отдают предпочтение русским. Только в декабре прошлого года Ольга смогла оформить временную регистрацию на полгода. Она надеялась, что теперь сможет получить детское пособие на свою тринадцатилетнюю дочь за 2 последних года, но в управлении социальной защиты ей отказали.

Осенью прошлого года ей удалось вызвать в Иваново своего сына Илью, но его, несмотря на то, что он оказался вынужденным переселенцем с временной регистрацией, ивановский военкомат призвал в армию.

Илья Морозов попал в отряд хозяйственной обслуги в воинской части № 61896, расположенной в поселке Калининец-1 Нарофоминского района Московской области. Когда Илья учился в школе, одноклассники постоянно избивали его за то, что он русский. Тогда он получил тяжелое сотрясение мозга, поэтому у него постоянно болит голова. В армии его стали избивать за то, что он калмык.

Последний раз, когда Ольга видела своего сына (в воинскую часть она добирается на попутных машинах), Илья еле держался на ногах. У него была страшная ангина, он был ужасно худой, череп, обтянутый кожей, и весь желтый. Илья прислал матери несколько писем. Он просит Ольгу помочь ему перейти в другую часть.

Вот строки из его письма:

"Тут, в армии, некоторые режут вены, чтобы попасть домой, едят хлорку, чтобы была язва желудка. Один солдат порезал вены, но комбат не отправил его в медпункт. Завязали раны, и он служит дальше.

Каждый день еле держусь на ногах. Рядовым в армии лучше служить здоровым и идиотом. Если приедешь, привези батон с молоком".

В нескольких письмах Илья добавил: "Весной 80 процентов солдат отправят в Чечню".

В начале марта Ольга написала Илье, что хочет приехать к нему в часть с журналистом. Илью сразу положили в госпиталь, а когда через несколько дней Ольга к нему приехала, врач в госпитале ей сказала: "Мы все про тебя знаем. Про то, что ты лежала в психушке. И твоего сына мы направляем на обследование к психиатру".

Похоже, в России, как и Калмыкии, признать человека сумасшедшим - по-прежнему лучший способ доказать свою правоту. Только на этот раз врачам придется задуматься над формулировкой - то ли в армию был призван больной человек, то ли он лишился рассудка во время службы.

Для Радио Свобода - Елена Смагина, Иваново.

Владимир Бабурин:

Единственное, в чем есть некоторая надежда Илье Морозову - Чечни удастся избежать.

Российские войска по-прежнему допускают серьезные нарушения в ходе зачисток в Чечне, заявила 23 марта международная правозащитная организация "Хьюман райтс вотч". 14 свидетелей рассказали правозащитникам, находящимся сейчас в регионе, о пытках и жестоком обращении, исчезновениях и обнаружениях трупов и сгоревших останков 9 человек в ходе проводившейся с 6 по 11 марта зачистки в селе Старые Атаги.

С остальными правозащитными новостями недели вас познакомит Анна Данковцева.

Анна Данковцева:

30 российских военнослужащих, в то числе 3 офицера, признаны виновными в преступлениях против мирных жителей Чечни. Как сообщил главный военный прокурор России Михаил Кислицын, всего прокуратурой принято к производству 129 уголовных дел такого рода, среди них - 9 дел о похищении людей.

ООН не должна закрывать глаза на систематические нарушения прав человека в Саудовской Аравии, России и Китае только потому, что эти страны поддерживают международную антитеррористическую коалицию во главе с США, считает правозащитная организация "Международная амнистия". Руководитель организации Ирэн Кан выступила 22 марта с этим заявлением на пресс-конференции в Женеве на сессии ведомства ООН по правам человека.

Число журналистов, убитых при исполнении профессиональных обязанностей, выросло в прошлом году на треть по сравнению с предыдущими годами, сообщила международная организация "Комитет защиты журналистов". В обнародованном 26 марта отчете Комитета приводятся данные о том, что в прошлом году погибли 37 журналистов, причем 8 из них в Афганистане. В документе особо отмечается, что власти ряда стран воспользовались кампанией по борьбе с терроризмом для наступления на СМИ. В списке десяти главных врагов свободы слова, который "Комитет защиты журналистов" публикует ежегодно, значатся президенты России и Украины Владимир Путин и Леонид Кучма, Председатель КНР Цзян Цземинь и духовный лидер Ирана аятолла Али Хомейни.

В России попираются права и свободы граждан, а в некоторых регионах, например, в Чечне, нарушения носят массовый характер. Уполномоченный по правам человека в России Олег Миронов заявил об этом 26 марта в интервью "Независимой газете". Миронов также считает, что в России существует угроза свободе слова. Он отметил, что 80 процентов СМИ в стране контролирует государство. Касаясь ситуации с НТВ и ТВ-6, Миронов подчеркнул, что споры вокруг этих телекомпаний не должны были приводить к их закрытию.

Уполномоченный по правам человека в России Олег Миронов выразил также крайнюю обеспокоенность положением детей в стране. Как говорится в обнародованном 25 марта обращении Миронова, уровень детской смертности в России - самый высокий в Европе. Более 2 миллионов детей не посещают школу, что, по словам Миронова, приводит к росту преступности, наркомании, алкоголизма, проституции. Миронов настаивает на усовершенствовании законов о защите прав и интересов детей.

За последние 8 месяцев Московская протестантская церковь (МПЦ) зарегистрировала 40 случаев нападений скинхедов на чернокожих прихожан своей церкви. Ни в одном из этих случаев столичная милиция не нашла преступников, - сообщает информационное агентство "Прима".

Уполномоченный Верховной Рады Украины по правам человека Нина Карпачева выразила обеспокоенность массовыми нарушениями избирательных прав граждан в преддверии парламентских выборов в республике, которые состоятся 31 марта. На пресс-конференции в Киеве она назвала в числе наиболее распространенных нарушений безосновательный отказ гражданам в регистрации их кандидатами в депутаты, а также многочисленные случаи отмены регистрации. По информации наблюдателей от общественных организаций, наиболее распространенные виды нарушений - незаконная агитация, вмешательство в ход выборов органов государственной власти, самоуправство избирательных комиссий, незаконный отказ в регистрации кандидатов и подкуп избирателей.

Владимир Бабурин:

Анна Данковцева, правозащитные новости недели.

И буквально на минуту возвращусь к репортажу Елены Смагиной (он был перед новостями), к тому страшному выводу о том, что признать человека сумасшедшим - лучший способ решить проблему.

Карательная психиатрия была широко распространена в Советском Союзе в годы развитого социализма, но жива она и сейчас.

Далее речь пойдет о карательной психиатрии.

Это было широко распространено в Советском Союзе (нет смысла, наверное, цитировать Буковского или генерала Григоренко). С началом перестройки и гласности, казалось, карательной психиатрии был положен конец. Но в ведомстве, которое формально не имеет никакого отношения ни к медицине в целом, ни к психиатрии в частности, в ведомстве, из которого сейчас в большом количестве вслед за президентом Путиным приходят во власть, похоже, хорошо помнят, как это делалось.

Из Магадана - Михаил Горбунов.

Михаил Горбунов:

Уже полтора месяца магаданский правозащитник, международный узник совести Рафаэль Усманов в очередной раз принудительно содержится в психиатрической больнице под Магаданом. За последние 5 лет судебные органы Магаданской области уже в шестой раз направляют его на принудительную психиатрическую экспертизу. И каждый раз это связано с судебными процессами, в которых он участвует в качестве истца или ответчика.

Первые 4 столкновения закончились плачевно для судебной системы России. Медики признали правозащитника полностью вменяемым, а лондонская правозащитная организация "Эмнести интернейшнл" - международным узником совести. И магаданским судьям стало не до Усманова. Тем более что вскоре не без его участия Колыму посетила компетентная комиссия Министерства юстиции России, после чего почти все руководство областного и городского судов было освобождено от должностей за проступки, несовместимые с занимаемыми постами.

Но в декабре прошлого года испытания Усманова продолжились. В городском суде Магадана началось рассмотрение иска губернатора области Валентина Цветкова, который обвиняет правозащитника в клевете во время предвыборной кампании. В ответ Рафаэль предъявил несколько томов документов, которые, по его мнению, уличают хозяина региона в нарушениях действующего российского законодательства. Именно после этого Усманова направляют на очередную экспертизу.

22 января она, наконец, признает международного узника совести невменяемым со странной формулировкой (цитирую): "В части инкриминируемых ему правонарушений". То есть, проще говоря, оклеветал, но не в своем уме. Но 29 января из принудительной госпитализации его освобождает коллегия по гражданским делам областного суда.

Местная подконтрольная властям пресса упорно молчит об этом противостоянии, но информация прорывается через газеты "Дневник Колымы" (местная организация Союза правых сил) и относительно независимую "Колымский тракт". В интервью "Колымскому тракту" 30 января Рафаэль Усманов поясняет свою позицию, а также открытые и сознательные оскорбления им местных судей. Он говорит, что добивается только одного: чтобы каждый, будь он губернатор, судья или правозащитник, одинаково по закону отвечал за то, что он делает.

Итак, паранойя Усманова не была подтверждена, и надо было продолжать процесс "губернатор против правозащитника", исследовать документы.

Но 11 февраля, накануне очередного слушания дела, Рафаэля приглашают в психоневрологический диспансер "для беседы". По свидетельству многочисленных очевидцев, там его уже ждут милиция и санитары. Через полчаса Усманова доставляют в больницу под Магаданом. Там же оперативно проводится новая экспертиза, причем чисто формальная и все по январским документам. Через несколько дней в лечебнице проходит выездное заседание городского суда, признавшего Усманова тяжело больным и нуждающимся в стационарном лечении. Через своего представителя в суде он сообщает в газете "Дневник Колымы" за 21 марта, что ему запрещено общение с внешним миром, лишают возможности писать.

Рафаэль не сдается. Вот его точки зрения на все происходящее.

Рафаэль Усманов:

В настоящее время стяжательство на всех уровнях достигло таких масштабов, что становится государственной политикой, под которую разрабатывается своя идеология. Соответственно, что люди, оппонирующие идеологии стяжательства как таковой, переходят в разряд неугодных. Поэтому власть не утруждает себя поисками методов общения, использует хорошо отработанные приемы. Например, "мочить" (и не только в сортире), используя все имеющиеся средства, к числу которых относится и карательная психиатрия.

Михаил Горбунов:

К рассмотрению кассационной жалобы на очередное решение городского суда сторонники Усманова собирают средства, чтобы пригласить из Москвы специалистов Центра имени Сербского. Готовится, как говорят, и городской суд. Закрывать иск губернатора против Усманова.

Интересно, кто успеет первым?

Михаил Горбунов - для Радио Свобода, Магадан.

Владимир Бабурин:

1 000 рублей - деньги, по сегодняшним временам, в России не слишком большие. А 10 процентов от тысячи - и вовсе ничтожные. Но тема, где именно эти цифры фигурируют, мне кажется, представляет интерес.

Дмитрий Лишнев, Чебоксары.

Дмитрий Лишнев:

В сентябре прошлого года житель столицы Чувашии Владимир Порфирьев совершенно неожиданно получил повестку из Московского районного суда города Чебоксары. Будучи человеком законопослушным, он не замедлил явиться в заведение судебного ведомства в назначенный день и час. Там Владимир узнал, что является ответчиком по гражданскому делу о взыскании с него задолженности и пеней по плате за коллективную телевизионную антенну.

По мнению районного прокурора (а именно прокурор предъявил иск в суд), районное управление жилищно-коммунального хозяйства вправе требовать с неплательщика Порфирьева взыскание задолженности в сумме 144 рубля и неустойки, пеней, набежавших за год на долг, в сумме 1 083 рубля.

Доводы Владимира Порфирьева, подтверждаемые им документально, судья Александра Шевченко принимать отказывалась, объясняя это тем, что в бухгалтерских делах районного управления ЖКХ она не разбирается, а представитель истца на судебное заседание не явился. Заседание суда было перенесено на другую дату, однако в следующий раз история полностью повторилась. Представитель районного управления ЖКХ не вился, а судья заявила, что заочно рассматривать дело не будет.

О третьем, все-таки состоявшемся заседании суда, Владимир Порфирьев узнал из судебного решения, которое он обнаружил в двери своей квартиры. Из решения следовало, что он обязан полностью погасить долг и неустойку, а также судебные издержки. В противном случае вся сумма, по закону, будет взыскана в принудительном порядке судебными приставами-исполнителями. По словам Владимира Порфирьева, повестки о вызове в суд на третье заседание он не получал, а факт, что экземпляр судебного решения, предназначавшийся ответчику, был передан после судебного заседания представителю управления ЖКХ, в суде подтвердили. И в результате текст решения был обнаружен ответчиком в последний день срока обжалования, вечером, в квартирной двери.

Уже через несколько дней в квартиру Порфирьевых позвонили из подразделения судебных приставов, поинтересовавшись, намерен ли Владимир оплачивать долг. Либо приставам придется описывать на сумму долга вещи Порфирьевых. Возмущенный Владимир Порфирьев подал апелляционную жалобу, где указал на все процессуальные нарушения, допущенные судом, а также приложил в качестве доказательства своей невиновности акт, подтверждающий факт того, что с момента заселения в квартиру (когда никакой коллективной телевизионной антенны в подъезде просто не было) и до настоящего времени он продолжает пользоваться антенной индивидуальной, установленной на балконе.

Судью Александру Шевченко доказательства, коренным образом меняющие исход дела, нисколько не смутили. Она просто-напросто предложила сторонам мирно договориться, а после достижения согласия обещала пересмотреть свое предыдущее решение. Понятно, что для прекращения дела судье потребовалось официальное письменное согласие на отказ от исковых требований управления ЖКХ.

Обнадеженный этим предложением судьи Владимир Порфирьев неоднократно пытался договориться то с главным бухгалтером, то с начальником о выдаче справки, подтверждающей отсутствие претензий к нему по задолженности со стороны управления. В конце концов, начальник управления Борис Александров заявил Владимиру Порфирьеву, что выдать справку (то есть. таким образом, простить задолженность) он уполномочен лишь в части неустойки, пеней, а отказаться от взыскания самого долга он не вправе.

Жена Владимира, узнав об этом, попросила мужа перестать доказывать свою правоту, тратить время и нервы на суды, заплатить требуемую сумму долга и закончить дело. Уже после того, как Владимир Порфирьев заплатил эту сумму, он получил определение судьи Московского района Чебоксар Александры Шевченко о том, что заочное решение по иску районного прокурора в интересах районного управления ЖКХ отменено, а дело по этому иску производством прекращено.

Во время хождений по судам и адвокатам Владимир Порфирьев с немалым удивлением для себя выяснил, чем же он, якобы задолжавший немногим больше 1 000 рублей жилищно-коммунальному хозяйству, стал неугоден районному прокурору. Адвокаты доходчиво объяснили, что федеральный закон о прокуратуре позволяет 10 процентов от денежных средств, поступающих по инициативе прокуратуры в доход предприятий и организаций, перечислять в фонд развития прокуратуры Российской Федерации. По этой причине долги горожан, растущие, как на дрожжах, за счет пеней, равных трем десятым процента за каждый день просрочки платежа, могут служить серьезным источником пополнения прокурорского фонда.

Ну, а чебоксарцам, задолжавшим управлениям жилищно-коммунального хозяйства часто в силу сложного материального положения, противостоять чиновникам городской администрации, поддерживаемым прокуратурой, практически невозможно. Судебные приставы-исполнители после вынесения судебных решений вынуждают оплачивать долги, но даже несмотря на отлаженную работу государственной машины, долги горожан по оплате за услуги жилищно-коммунального хозяйства растут. С февраля по март этого года общая задолженность по городу с численностью населения менее полумиллиона человек выросла на 2 миллиона рублей, составив 24 217 000 рублей.

Для Радио Свобода - Дмитрий Лишнев, Чебоксары.

Владимир Бабурин:

В одном из прошлых выпусков мы рассказывали о том, что суд в Самаре оправдал хозяина местного охранного агентства и издателя Олега Киттера, не найдя ничего предосудительного в том, что он был большим приверженцем известного способа спасения России через избиение одной отдельно взятой нации. Коллеги и земляки Киттера этот список расширили и, напротив, сократили до одной нации список тех, кого трогать не следует. Но и то - с некоторыми исключениями.

Репортаж Сергея Хазова.

Сергей Хазов:

Движение скинхедов приобретает все большую популярность среди самарской молодежи. Еще 3 года назад немногочисленных скинхедов можно было увидеть лишь на редких митингах самарских националистов. Сегодня скинхеды - или, как они сами себя называют, "бритоголовые" - непременные участники всех массовых городских мероприятий. Для Самары стали уже привычны так называемые "походы" скинхедов, когда группа из 20 бритоголовых молодых людей проходит по городским улицам, выкрикивая националистские лозунги.

Самарские скинхеды не скрывают свою приверженность к идеям русского национализма. Большинство бритоголовых состоит в Народной национальной партии, поволжское отделение которой возглавляет Виктор Гужов.

Вот как определил свои задачи восемнадцатилетний скинхед, назвавшийся Игорем.

Игорь:

Русские нормальные мужики не могут получить работы, потому что чурбаки, не имеющие гражданства, они получают работу быстрее, чем нормальный русский мужик. Русский мужик чего начинает делать? Он начинает бухать самую дешевую водку, которую везут из Грузии, из этилового спирта. Они спиваются и умирают. Просто не могу смотреть на парней, которые сейчас... "У-у, "Пепси" - это круто!", там, все, ходят, звездуют и торчат от наркоты.

Мой генофонд просто пропал в Афганистане, в Чечне.

Хватит! Нельзя любить людей, которые губят себя.

Сергей Хазов:

18 марта Самару посетил глава Народной национальной партии Александр Иванов-Сухаревский. На встречу с ним в городской общественно-политический центр пришло более 1 000 молодых людей, одетых в черные рубашки и галстуки. На предплечьях бритоголовых парней можно было заметить повязки с элементами фашистской свастики.

Александр Иванов-Сухаревский в своем выступлении заявил, что в 2003 году в России грядет очередная революция, которая будет сопровождаться массовыми уличными беспорядками. Основной силой новой революции, по словам лидера националистов, должны стать бритоголовые ребята-сникхеды (цитирую): "Им пока по 14-17 лет. Они не испорчены социалистическими комплексами и приложат все силы для того, чтобы сделать Россию страной русских" - конец цитаты.

Самарские скинхеды, в рядах которых, по неофициальным данным, состоит более 3 000 молодых людей в возрасте от 15 до 30 лет, прибегают к экстремистским действиям. Скинхеды организуют избиения азербайджанцев и армян, евреев и прибалтов, проживающих в Самаре. Об этом неоднократно писала газета "Тарбут". Бритоголовые могут избить молодых людей даже за то, что они, по их мнению, чересчур интеллигентно одеты.

Для Радио Свобода - Сергей Хазов, Самара.

Владимир Бабурин:

Национал-экстремисты охотно дают сегодня интервью, позируют перед камерами, любят намекнуть, а то и впрямую сказать о том, что их поддерживают в силовых и властных структурах. Последние же, напротив, стараются не афишировать не только свое отношение к экстремистам, но и вообще становятся все более закрытыми для прессы.

Омские социологи и журналисты провели исследования в своем регионе. О его итогах - Татьяна Кондратовская.

Татьяна Кондратовская:

Журналисты считают администрацию Омской области, главного федерального инспектора и службу судебных приставов самыми закрытыми для прессы структурами. Агентство региональных исследований и Ассоциация омских журналистов подвели итоги опроса о качестве работы в сфере связей с общественностью наиболее известных организаций. В опросный лист для экспертов, в роли которых выступили омские журналисты, были включены 44 организации, среди которых - структуры местной и федеральной власти, отраслевые ведомства, крупные компании, политические партии.

Работа пресс-служб оценивалась по трем параметрам: содержательность, открытость и профессионализм. По результатам опроса, лидерами с очень близкими показателями стали компании "Омскэнерго" и "Сибнефть" и Законодательное собрание омской области. Они получили около трех с половиной баллов по пятибалльной шкале.

Наиболее закрытыми от прессы, а значит, и от населения области, признаны служба судебных приставов, главный федеральный инспектор и областная администрация. Причем, открытость администрации области была оценена рекордно низко - на 1,4 балла. А главный федеральный инспектор, кроме закрытости, отличился еще и крайне низким уровнем профессионализма, едва набрав "троечку" по пятибалльной шкале.

По словам президента Ассоциации омских журналистов Марата Исынгазина, результаты опроса были легко прогнозируемы и не вызывают удивления. Он уверен, что нормальная структура не может бояться открытости, значит, этим организациям есть что скрывать от населения. На основании собственного опыта он заключил, что с появлением пресс-служб в омских органах власти возможности получения информации резко сокращаются, а работа журналистов осложняется.

На основании полученных данных социологи построили трехмерный график, который назвали "Завесой секретности". Она, действительно, выглядит, как невысокий купол с почти прижатыми к земле краями, приподнятыми только в нескольких точках.

По словам аналитика Дмитрия Александрова, исследование позволило сделать оптимистичный и пессимистичный выводы. Замеченная тенденция возрастания потребности в открытости с ростом профессионализма пресс-служб позволяет надеяться на улучшение ситуации в области связи с общественностью. С другой стороны, в зоне информации высокой общественной значимости, ответственности профессионалы склонны к закрытости.

Выводы социологов подтверждает попытка информационного агентства "До-Инфо" получить предусмотренную законом об СМИ аккредитацию в 15 государственных организациях Омской области. Спустя полтора месяца только от трех из них получен письменный ответ, но с отказом в аккредитации. При этом пресс-секретарь налоговой инспекции сослался на ограниченный доступ к информации, глава таможни - на невозможность выдачи удостоверения, а прокурор города - на отсутствие механизма аккредитации. Администрация области на обращение вообще не ответила, так же, как и на просьбу о предоставлении текста Положения об аккредитации.

По мнению главного редактора агентства Виктора Корба, ссылки на секретность и отсутствие аккредитации, которую государственные органы обязаны предоставить, несостоятельны и, возможно, благодаря специфической позиции прокуратуры все попытки добиться с ее помощью восстановления прав прессы и населения на доступ к информации оказываются безрезультатны. По мнению Виктора Корба, эту особенность Омской области надо преодолевать, требуя соблюдения закона и обращаясь в суд. Пока Ассоциация омских журналистов намерена обработать результаты исследования и надеется, что совместные действия прессы и общественности помогут сдвинуть дело с мертвой точки и приподнять-таки завесу секретности над закрытой Омской областью.

Для Радио Свобода - Татьяна Кондратовская, Омск.

Владимир Бабурин:

На очереди - обзор "Западная печать о правах человека" от Владимира Ведрашко.

Владимир Ведрашко:

Более 20 правозащитных групп Бостона постепенно объединяют свои усилия для проведения длительных антивоенных акций. Об этом - публикация в газете "Бостон Глоб". Общественная коалиция "За справедливость и мир", созданная вскоре после террористических нападений 11 сентября прошлого года, провела свои первые семинары, в которых приняли участие более 150 человек. Все они готовятся к антивоенным выступлениям, намеченным в Вашингтоне и Бостоне 20 апреля. Правозащитники проведут активную разъяснительную работу, организуют пикетирование и распространение литературы.

Далее в статье говорится, что недавнее Ежегодное послание президента, определившее Иран, Ирак и Северную Корею как государства, образующие "ось зла", похоже, разбудило активистов. Высказывание президента гальванизировало движение среди тех людей, которые считают, что США начинают выходить далеко за пределы разумного ответа на акты террора 11 сентября.

Вот что сказала корреспонденту газеты одна из активисток антивоенного движения Вивьен Винсон: "Я стараюсь держаться подальше от политики, я уже в среднем возрасте, да и доходы мои выше средних. Я никогда прежде не участвовала в антивоенных акциях, но теперь, после того, как услышала риторику президента относительно других стран, решила изменить свою позицию. Мы в одночасье увидели, что никаких ограничений на военные действия не существует, а терроризм, похоже, становится хорошим поводом для проведения таких акций, которые вряд ли можно было бы оправдать иным способом. Я опасаюсь, что наращивание военных действий лишь приведет к росту терроризма", - конец цитаты.

Газета сообщает, что под антивоенными воззваниями уже собраны 2 000 подписей. Правозащитники организовали также концерт, на котором исполнялись песни, не допущенные к эфиру после 11 сентября. Тем самым был заявлен протест против ограничения свободы слова.

Статья об активизации антивоенных групп в Америке напечатана в "Бостон Глоб".

Другая американская газета, "Нью-Йорк Таймс", информирует о том, как обеспечивается финансами право американцев на образование. Приводится перечень университетов, получивших наибольшую материальную поддержку, а так же суммы этой поддержки. Несмотря на экономический спад и нестабильность на биржевом рынке, пишет газета, пожертвования в пользу американских колледжей и университетов достигли рекордных объемов. Еще недавно высказывались опасения, что филантропы проявят сдержанность, однако в действительности пожертвования выросли за последний финансовый год на миллиард долларов и составили 24 миллиарда долларов.

Поиск средств на образовательные цели давно стал в Америке одним из важных направлений общественного развития. Фандрэйзинг - это слово уже вошло в лексикон, да и практику общественных организаций во всем мире. Наиболее успешный фандрэйзинг осуществлен Гарвардским университетом, ему удалось добиться пожертвований на сумму 683 миллиона долларов. Стэндфордский университет теперь потеснен на второе место с результатом 469 миллионов долларов. А на третьем месте - Колумбийский университет, сумевший добыть 359 миллионов долларов.

О том, как в Америке обстоит дело с финансированием права на образование, публикация в "Нью-Йорк Таймс".

Выходящий в Чехии интернетовский журнал о переходном периоде развития бывших соцстран "Транзишнс он лайн" анализирует состояние прав человека в Узбекистане. Не следует чрезмерно драматизировать картину, считает автор. В последнее время в разных СМИ появилось немало публикаций о репрессиях инакомыслящих и зажиме прессы в Узбекистане. Действительно, подлинно независимой прессы в этой стране не найти, разве что несколько небольших полузависимых, но вместе с тем и подцензурных маленьких теле-радиостанций и небольшого количества малотиражных изданий.

Однако несправедливо и утверждение, что свобода слова задавлена, а все критики президента Каримова сидят в тюрьмах. Подобные высказывания наносят вред и умаляют работу многих других журналистов и диссидентов, которые по крохам выстраивают демократию в Узбекистане. Узбеки - не раздавленный народ, услужливо преклоняющийся перед своим президентом. В стране достаточно умных и демократически настроенных людей, которые хотят жить на своей земле и которые вынуждены идти на компромиссы именно ради дальнейшей борьбы за перемены. Возможно, они несколько притушили свои устремления и снизили ожидания, но они, тем не менее, постепенно и последовательно добиваются новых и новых шагов на пути к реформам.

Действительно, многие оппозиционеры сидят в тюрьмах или находятся в ссылке. Но, анализируя ситуацию с правами человека, не следует обходить вниманием и тех, которые не сидят в тюрьмах и не находятся в ссылке, а продолжают дело своих репрессированных товарищей.

Так пишет Абдуманоб Полат в дискуссионной статье, опубликованной в журнале "Транзишнс он лайн".

Владимир Бабурин:

Владимир Ведрашко - о публикациях в западной прессе, посвященных правам человека.


Другие передачи месяца:


c 2004 Радио Свобода / Радио Свободная Европа, Инк. Все права защищены