Мы переехали!
Ищите наши новые материалы на SvobodaNews.ru.
Здесь хранятся только наши архивы (материалы, опубликованные до 16 января 2006 года)

 

 Новости  Темы дня  Программы  Архив  Частоты  Расписание  Сотрудники  Поиск  Часто задаваемые вопросы  E-mail
23.6.2017
 Эфир
Эфир Радио Свобода

 Новости
 Программы
 Поиск
  подробный запрос

 Радио Свобода
Поставьте ссылку на РС

Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru
 Культура
[08-01-06]

Формула кино

Итоги киногода

Редактор и ведущий Мумин Шакиров

Мумин Шакиров: Прошедший 2005 киногод стал самым успешным в истории новой России. Почти 400 миллионов долларов США собрали прокатчики в кинотеатрах. Русские блокбастеры оставили позади своих американских конкурентов. Все произошло неожиданно, когда в 2004 году "Ночной дозор", благодаря эффективной рекламе, обошел в прокате все голливудские блокбастеры, оставив на втором месте даже третью версию "Властелина колец". Отечественные кассовые сборы "русской фэнтэзи" от Тимура Бекмамбетова составили чуть больше 16 миллионов долларов США против 14 миллионов "колец" Питера Джексона. И, наконец, абсолютный чемпион кассы 2005 года - "Девятая рота" Федора Бондарчука. Результат ошеломляющий - почти 25 миллионов долларов.

Исходя из этих результатов, оптимисты поспешили заявить о том, что Россия объявила войну Голливуду. Профессиональные эксперты менее категоричны. Главный редактор журнала "Кинопроцесс" Вячеслав Шмыров убежден, что о плановом возрождении российского кино говорить рановато.

Вячеслав Шмыров: Во-первых, мы видим, конечно, усилия прежде всего отдельных продюсеров. Потому что плановой какой-то подготовки блокбастеров, вычисления каких-то их больших прокатных возможностей, тематических каких-то предпочтений - всего этого, конечно, налицо еще нет. Но, наверное, это нелепость, что, скажем, появляются одновременно два блокбастера по романам Акунина, где героев Акунина с одинаковыми именами играют разные актеры. Притом что фильмы делают одни и те же люди, я имею в виду прежде всего продюсерскую команду. С другой стороны, что такое появление "Девятой роты"? Конечно, это появление фильма какого-то гражданского звучания, то есть на такие фильмы пошла молодежь, появился момент самоопределения нации, поиска каких-то общегражданских моментов. Мы же понимаем, что на уровне людей все наши эстетические сюжеты немножко иначе всегда разворачиваются. И я вижу в этом очень позитивные, хорошие моменты, которые есть, но это всего лишь шажки. Процессы мы получим по совокупности еще нескольких лет, может быть.

Мумин Шакиров: Но давайте тогда затронем и других кассовых чемпионов. "Турецкий гамбит"...

Вячеслав Шмыров: Как я сказал, это роман Акунина. Фильм, конечно, сделан в таком клиповом, мне кажется, монтаже. Сама монтажная фраза опережает, по-моему, мысль развития сюжета. Но это свойственно и "Ночному дозору", и, в меньшей степени, конечно, "Статскому советнику". И мне кажется, что это идет оттого, что уж очень хочется режиссерам, не уверенным до конца, что они на правильном пути, что у них есть контакт со зрителем, уж очень хочется напряженное дыхание создать еще до того, как зритель придет в зрительный зал. Это все есть в монтажной фразе этих фильмов.

Мумин Шакиров: Если говорить языком цифр, то российский кинематограф отвоевал себе в этом году почти 20 процентов проката. Для сравнения: французское кино с учетом государственной поддержки контролирует 35 процентов больших экранов в своей стране. Удастся ли российским режиссерам и продюсерам еще больше расширить кинематографическое поле на своей территории за счет непобедимого Голливуда?

Вячеслав Шмыров: Сейчас мы выходим на понимание того, что нужна какая-то программа - одна крупная премьера в неделю. То есть если мы сейчас называем 5-10 блокбастеров, все понимают, что надо иметь 52 премьеры в год. А для того чтобы иметь 52 хороших фильма, это должен быть хотя бы каждый... ну, каждый второй не получится, но хотя бы каждый третий фильм. А по-хорошему - каждый пятый фильм, потому что здесь же тоже должна быть селекция, не каждый же фильм можно представить публике как массовый, безусловно талантливый, интересный, удачный и так далее. И когда мы выйдем на эти 52 крупных фильма в год, не арт-хаусных, вот тогда можно будет говорить уже о 30, может быть, даже о 40 процентах.

Мумин Шакиров: Скажите, есть ли шансы у российского кино занять свою нишу в европейском прокате, как это демонстрируют, к примеру, французы, англичане, в меньшей степени итальянцы и немцы? Или эти шансы еще призрачны?

Вячеслав Шмыров: Если говорить про те реальные попытки и шаги, которые совершаются, если говорить о "Дневном дозоре", то, конечно, это больше американский вариант. Потому что это ориентация на очень молодого зрителя, подросткового зрителя, который пришел посмотреть аттракцион. Если говорить про более зрелого зрителя, более, может быть, культурно развитого зрителя, с которым мы всегда связываем европейские наши представления, то, конечно, это путь очень непростой, потому что он связан, наверное, с интеграцией культуры в целом: есть ли писатели, которых читают во Франции, русские писатели, есть ли художники, есть ли музыканты, есть ли композиторы, которые там приняты, в честь которых проводят фестивали. Конечно, они есть. Но, наверное, так часто бывает в европейской культуре, что все-таки все это носит какой-то точечный характер. Вот Леонид Десятников - замечательный наш композитор, который в этом году отметил свое 50-летие, он имеет свой фестиваль в Швейцарии.

Но ведь прокат не может развиваться по законам только культурного события, он должен быть более универсальным, более всепроникающим, более широким как понятие. И в то же время темы должны быть какие-то изысканные. Например, Франсуа Озон - для нас он достаточно элитарный режиссер, а во Франции он общепринятый. И то, что государственная доля в кино слишком велика, при всем при том, что она важна, и об этом тоже можно говорить, тем не менее, если бы здесь было больше волеизъявления художника, может быть, этот процесс шел бы быстрее, потому что не было бы подстраивания под заведомые стереотипы того, что пройдет, что не пройдет, какие темы приняты, какие темы не приняты. Ушла какая-то определенная усредненность, которая, может быть, и мешает сегодня нашему кино стать, может быть, более ярким в глазах европейских зрителей. Все-таки должна быть ставка на определенные европейские имена, на некую принятость этих имен. А где эти имена? Ну, вот Сокуров. Интересный проект сейчас делает Константин Лопушанский, делает, кстати говоря, вместе с немцами, с французами, - по роману братьев Стругацких "Дикие лебеди". Естественно, это тема, которая, наверное, будет интересна, потому что и Стругацкие издаваемые в Европе писатели, и Лопушанский - человек с очень определенной репутацией. Но таких режиссеров всего несколько.

Мумин Шакиров: И все-таки нельзя сегодня не отметить кассовый успех новой версии "Ночного дозора" Тимура Бекмамбетова, который, по словам одного из продюсеров этого проекта Константина Эрнста, - заработал в Европе около 16 миллионов долларов США. Цифра достойная уважения, так как ни одна российская картина пока не добивалась такого успеха на Западе.

Доминирование американского кино во всем мире многие эксперты связывают с тем, что Голливуд предлагает зрителю жанровое кино, будь это фантастика, триллер, мелодрама или комедия. Заокеанские продюсеры играют по установленным правилам, редко идут на эксперименты. Российские кинематографисты так же, как и их коллеги из США, ищут своего зрителя. Первые успехи обнадеживают: люди хотят смотреть русские картины.

Какие жанры пока не подвластны российским продюсерам и режиссерам?

Вячеслав Шмыров: Ну, понятно, что это - всевозможные фантазийные фильма, и фэнтэзи, может быть, и чистая фантастика. Это, конечно, связано с тем, что Голливуд прежде всего демонстрирует высокий уровень оснащенности, высокий уровень своей технологичности. За этим, наверное, нашему кино гнаться просто не нужно, потому что это утерянная для нас сфера.

Мумин Шакиров: Что еще не удается, какие жанры?

Вячеслав Шмыров: Вообще "развлекуха" очень плохо удается. Это связано с тем, что все наше искусство всегда было достаточно серьезным, гражданственным, оно всегда было ориентированным на какие-то очень высокие запросы, на ответы на самые насущные что ли жизненные вопросы. Вспомните, что у нас всегда, если взять драматургию XIX века, как правило, все комедии были переводные. Если возникала комедия, то это было обязательно "Горе от ума" или "Ревизор". Надо сказать, что дефицит развлекательности сегодня очень сказывается, потому что есть, наверное, уровень "Аншлага" и больше ничего. А какая-то средняя комедия, помните, мы смотрели много комедий, с Анни Жирардо, например, французских - они же не стали какими-то событиями в истории кино, но, тем не менее, они ходили, их любили, они создавали определенное настроение, это была замечательная актриса у них. У нас сейчас есть актеры, но они не востребованы именно в силу того, что индустрия их просто не может задействовать.

Удачных комедий нет, удачных мелодрам очень мало. И многое, конечно, упирается в основы, в школу, чем учат сценаристов, режиссеров, как учат. И ставка на большого художника все равно априори, в подсознании все равно присутствует.

Мумин Шакиров: А политическое кино удается российским режиссерам или нет?

Вячеслав Шмыров: Ну, а что у нас такого было из политического кино в последнее время? Сериал "Брежнев"?

Мумин Шакиров: А действующий президент страны может быть главным героем картины или нет? Или мы еще не созрели для этого?

Вячеслав Шмыров: Наверное, это чисто американские какие-то образцы, когда идет разработка именно таких сюжетов. А появление чисто политических сюжетов, конечно, возможно, но я думаю, что для этого наше общество должно очень определенно перейти в сторону буржуазности, чтобы появилось левое искусство. Потому что политическое искусство - это, как правило, левое искусство, оно разоблачает сильных мира сего, оно показывает коррупцию, оно показывает какие-то злоупотребления.

Мумин Шакиров: Интерес к кино в России сопровождается бурными темпами строительства новых кинотеатров. На сегодня в стране работают почти тысячи экранов, оснащенных системой "Dolby", из них более 300 - в Москве. Для сравнения: в США голливудские картины крутят в 34 тысячах кинозалов. Российский кинорынок стремительно набирает обороты. По оценкам экспертов, учитывая, что на полтора тысячи человек нужно иметь примерно одно кресло (это минимум, который необходим стране), требуется построить порядка 10 тысяч залов - нормальный показатель для 145 миллионного населения России. Но нельзя не учитывать специфику регионов, убежден Вячеслав Шмыров. Запуск новых мультиплексов - это не освоение пустого пространства, а рискованный бизнес, где есть прибыль и убытки

Вячеслав Шмыров: Сегодня все понимают, что деньги в строительство кинотеатров вкладывать выгодно. Но это не значит, что кинотеатры можно строить везде, например - в смоленской деревне или в районе каких-нибудь камчатских гейзеров и так далее. Почему? Потому что кинотеатры должны стоять в центровых местах. Сама эта сеть будет очень разнообразно складываться, потому что вот эти пути привлечения зрителей, они не самые простые. Да, вроде бы, выгодный бизнес - строить кинотеатры. А с другой стороны, некоторые залы и закрывают, например, в ГУМе. Почему? Потому что не оправдалось место. Казалось бы, супермаркеты, сразу несколько залов, мультиплекс - это такая современная идея, и она реализуется в новых комплексах, в "Рамсторах", например. А в ГУМе эта идея почему-то не пошла. Абы где построив кинотеатр, рассчитывать на прибыль уже не приходится.

Мумин Шакиров: И все-таки количество залов растет день ото дня. Очередной блокбастер Тимура Бикмамбетова "Дневной дозор" стартовал 1 января 2006 года более чем на пятистах экранах одновременно. Говорить о качестве российских блокбастеров преждевременно, до голливудских стандартов пока они не дотягивают. Но бюджеты картин растут, да и режиссеры от фильма к фильму оттачивают свое мастерство.

Итоги 2005 киногода подводил кинокритик и главный редактор журнала "Кинопроцесс" Вячеслав Шмыров.


Другие передачи месяца:


c 2004 Радио Свобода / Радио Свободная Европа, Инк. Все права защищены