Мы переехали!
Ищите наши новые материалы на SvobodaNews.ru.
Здесь хранятся только наши архивы (материалы, опубликованные до 16 января 2006 года)

 

 Новости  Темы дня  Программы  Архив  Частоты  Расписание  Сотрудники  Поиск  Часто задаваемые вопросы  E-mail
18.12.2017
 Эфир
Эфир Радио Свобода

 Новости
 Программы
 Поиск
  подробный запрос

 Радио Свобода
Поставьте ссылку на РС

Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru
 Культура
[16-10-05]

Формула кино

Титры и надписи, часть вторая

Редактор и ведущий Мумин Шакиров

Мумин Шакиров: Искусство создания надписей в кино всегда привлекало режиссеров. История знает немало случаев, когда заглавным титрам придавалось особое значение. В анимации использование спецэффектов - танцующих и летающих букв, выстреливающих слов - почти всегда оправдано. Это легкая прелюдия к основному действию.

В игровом кино правила игры заданы спецификой жанра. За примерами далеко ходить не надо, достаточно вспомнить комедии Леонида Гайдая, где титры нередко предваряли появление главных героев, усиливали действие, отбивали музыкальные акценты - создавали иное на строение. Надписи сделаны в той же эксцентрической манере, что и весь фильм.

Но единых правил не существуют, будь это детектив, комедия, триллер или фантастика. Здесь важен стиль подачи информации.

В середине 90-х поводом для серьезного разговора об искусстве создания надписей в кино стала знаменитая картина Дэвида Финчера "Семь" с участием Моргана Фримена и Бреда Пита. Звезды Голливуда сыграли детективов, преследующих серийного убийцу в исполнении Кевина Спейси.

Фильм "Семь" - один из самых удачных триллеров за всю историю кино. Зрителей поразили не только лихо закрученный сюжет с использованием библейских мотивов, стилистика повествования, игра актеров, но и надписи - их нельзя не запомнить. Картина перевернула традиционное представление о титрах в кино.

Об этой новаторской манере авторов проекта "Семь" рассказывает режиссер, мастер компьютерной графики и руководитель студии "Иллюзион" Василий Сериков.

Василий Сериков: Именно с этой картины началось такое серьезное отношение к титрам как к произведению искусства. До этого, если вспомнить что наши фильма, что американские, что европейские, главная задача надписей в начале - донести информацию. Здесь можно провести аналогию с книгоизданием: если обратить внимание на раритетные или еще какие-то издания, которые были достаточно давно, то их обложки не представляют из себя ничего особенно, там просто написан текст, и мы видим, что это книга такая-то автора такого-то. Собственно говоря, титры преследовали ту же цель, но даже те робкие попытки превратить их во что-то более относящееся к искусству, были достаточно условны.

Фильм "Семь" кардинально переломил эту ситуацию, настолько серьезно до этого не было. Потому что нашелся, к стыду своему не помню, кто был продюсером фильма "Семь", но этот человек решил рискнуть и вложил в создание титров сумму порядка миллиона долларов. И он не прогадал, на самом деле это образец участия тиров в драматургии фильма. Они очень четко работают и на сюжет, и на атмосферу, и раскрывают даже героев каким-то образом и так далее. То есть это некая такая преамбула к фильму получается, которая и заставляет зрителя настроиться на определенный лад, и работает на все его дальнейшее восприятие картины. Этот знаменитый фильм очень показателен в этом отношении, причем таких прецедентов настолько точного попадания по титрам не так много.

Мумин Шакиров: Титры в фильме "Семь" будто нацарапаны острым лезвием по стеклу. Вибрирующие буквы, далекие от типового шрифта, то пропадающие, то всплывающие из темноты фамилии и имена авторов картины на фоне мерцающей старой пленки. Параллельно с надписями идет загадочное действие: движение пальцев рук, бритва, разрезающая фотопленку, игла, прошивающая документы, отсчитывающий время метроном - масса деталей, создающие таинственный мир детективного жанра. Необычны и финальные титры, также сделанные в той же кривой, издерганной манере, ползут задом наперед. Казалось бы, мелочь, ловкий трюк, розыгрыш автора в стиле черного юмора. Еще один сюрприз - в фильме "Семь" имя актера Кевина Спейси, исполнителя роли маньяка, не было указано в начальных титрах, чтобы зритель раньше времени не догадался, кто играет убийцу.

В российском кино также меняется отношение к искусству создания надписей. Но не все так просто. Режиссеру Василию Серикову пока приходится убеждать продюсеров и режиссеров обращать внимание на эту деталь.

Василий Сериков: Ну, лет 5 назад еще приходили заказчики монтировать картину какую-то, еще что-то, и когда я им говорил: "Ребята, давайте я вам сделаю титры", они говорили: "А что их делать-то? Наберем сейчас надписи крупно, чтобы читалось". Вот это были два основные пожелания. И люди смотрели несколько недоуменно. Сейчас все-таки ситуация меняется. Москва, конечно, начинает первой, за нею подтягиваются все остальные, потому что в том же Питере сейчас ситуация с титрами примерно такая же, как была в Москве три-пять лет назад.

Мумин Шакиров: Что вы предлагаете режиссеру?

Василий Сериков: Мой принцип такой, что я смотрю картину и предлагаю режиссеру какую-то идею. Условно говоря, посмотрел кино и сказал: "А давай, у нас титры будут на облаках, а облака будут лететь по небу". Или сказал: "Ничего здесь тебе не нужно, нужны черные строгие надписи на белом фоне", как, скажем, было с фильмом Киры Муратовой "Настройщик". Либо с фильмом "Ночной продавец" - там минимальный дизайн, очень все строго, но есть какие-то нюансы (очень хороший художник над этим работал), которые небольшим изменение шрифта, чуть-чуть игрой букв достигают желаемого эффекта. Потому что это же не обязательно, как в том же фильме "Московская жара", там титры сделаны "а-ля Джеймс Бонд", там и снималось что-то для титров, соответственно, масса спецэффектов, технологически сложное произведение - это не всегда необходимо. Для каждого фильма нужны подходящие ему титры, все же идет от глобальной задачи.

Мумин Шакиров: Одним самых успешных проектов Василия Серикова - картина "Бумер", где ему удалось убедить авторов фильма вложить дополнительные деньги в этот проект.

Василий Сериков: Картина "Бумер" показательна в том отношении, что это был тоже для кино не сериального, а кинопрокатного, один из таких первых опытов создания серьезных титров. Там просто был следующий разговор с продюсером, было сказано опять же: "А что там делать-то?" - "Я тебе докажу, что там делать". И, собственно говоря, успех получился достаточно большой, потому что титры к "Бумеру" помнят все. Это такие красные буквы, там проезжает машина внутри них, как-то так проносится в фамилиях. Причем там много, если в технологию вдаваться, слоев, там и дорога, и машина, и что-то такое мелькает, все очень красиво. Вместе с тем оно достаточно лаконично, и по драматургии они такие черно-бело-красные, то есть достаточно трагичные.

Мумин Шакиров: Отдельная тема - финальные надписи, именуемые по английский "roll", в России принято их называть "барабаном". Для профессионалов это - не просто перечисление фамилий и юридический документ, но и такая же творческая составляющая, как и заглавные надписи, считает Василий Сериков.

Василий Сериков: Произведение визуального искусства, поскольку это буквы, которые мы видим на экране, - значит, вступают в силу такие вещи, как шрифтовой дизайн и тому подобное. Поэтому к "барабанам" люди относятся все более тщательно. И если вы обратили внимание, последнее время практически не появляется таких надписей, которые в советский период были распространены, типа "Над фильмом работали" - и дальше пошел полный список.

Мумин Шакиров: Чем отличаются советские титры от современных российских титров?

Василий Сериков: Тогда можно было все, тогда было чисто дело вкуса, как нам хочется, так мы и напишем. Хотим мы режиссера-постановщика написать просто режиссером - мы его напишем режиссером, хотим - вообще не будем писать. Сейчас ситуация изменилась в корне.

У тех же американцев, о которых мы начали говорить, существуют очень жесткие стандарты по поводу "барабана", и когда мы работали с американцами на картине "Московская жара", как она у нас вышла, более серьезной проверки текста финального "барабана" я не встречал нигде. Поскольку у них это все очень жестко завязано на договоры с артистами, одну букву неправильно напишешь - и потом продюсеры могут привлечь к очень серьезной ответственности. Причем договорами регламентируется все, включая межстрочные расстояния. То есть, допустим, какой-то артист может сказать, что "в начальных титрах я должен быть поставлен так-то, а в финале между моей фамилией и остальными должен быть такой-то отступ". То есть это у них такой немножко дизайнерский абсурд иногда наступает.

И вот задача тех, кто делает финальные "барабаны", она такая двоякая: с одной стороны мы должны соблюсти все юридические моменты, а с другой стороны, сделать так, чтобы это все-таки на экране как-то выглядело.

Мумин Шакиров: Нередко на фоне финальных титров режиссеры пытаются продлить картинку, тем самым, возвращая зрителя в кинозал.

Василий Сериков: Ну, самый яркий пример - это, наверное, картины Джеки Чана, когда он для того, чтобы людям не скучно было смотреть "барабан", включает туда эпизоды из фильма о фильме, то есть как снималось кино и так далее. Это немножко разнообразит дело, потому что, честно говоря, большинство зрителей в начале "барабана" сразу же уходят. Но вот сейчас на телевидении стала такая мода, когда "барабаны" укорачиваются или с очень большой скоростью запускаются и так далее, - мне это крайне не нравится. Мне лично очень интересно всегда смотреть титры, узнавая, кто над чем работал в этом фильме.

Мумин Шакиров: Вы понимаете, что некоторые титры идут 10 минут.

Василий Сериков: Но и некоторые фильмы идут три часа - это издевательство, в общем, я считаю.

Мумин Шакиров: Три часа - это содержательная часть все-таки произведения. Действительно, сейчас идут ускоренные варианты, и я помню "Молчание ягнят", когда последний кадр - уходил главный герой, этот Каннибал, и шли титры на его проходе по городу, то есть он уходил в даль, и это было не менее 10 минут, пока не прошли все фамилии. Если это, допустим, прайм-тайм, 10 минут убить на то, чтобы этот "барабан" показывать, который написан мелким шрифтом, и вряд ли его кто читает, - я считаю тут вполне разумным, что руководители компаний экономят время на титрах.

Василий Сериков: Это можно понять, конечно, то есть это разумно, это оправданно, но мне это не очень нравится.

Мумин Шакиров: Титры ни в коем случае не должны раскрывать сюжет или пересказывать предыдущее действие. Этим приемом грешат телевизионные сериалы. Василий Сериков отводит надписям в кино иную роль.

Василий Сериков: Мне кажется, что задача титров гораздо шире, примерно как преамбула, которая задает настроение, состояние, но, тем не менее, не раскрывает сюжета. Да, она интригует и заставляет зрителя смотреть кино.

Мумин Шакиров: А вы можете определить по титрам, хороший фильм это или не очень?

Василий Сериков: Это очень сложно сделать, потому что американцы, которые давно это дело просекли, они очень часто используют такую обманку: они к какому-нибудь посредственному фильму категории "С" делают абсолютно суперские, прекрасные, замечательные титры, после которых ты думаешь: ну, сейчас начнется - и ничего не начинается. А зритель билет уже купил. Поэтому люди, которые занимаются дизайном титров в Америке, они получают очень приличные деньги. Ну, это близко к тому, чтобы нанять на эпизод Николсона и написать, что в фильме участвует Джек Николсон, хотя он там появляется на две секунды.

Мумин Шакиров: Моду на стильные титры всегда будут диктовать режиссеры и продюсеры. Но если быть точным, то теперь этот вид искусства двигают компьютерные технологии. Титры - еще не картина, но часть действия, пролог, предваряющий основные события. Непрофессионализм и небрежность в этом деле непростительны.


c 2004 Радио Свобода / Радио Свободная Европа, Инк. Все права защищены