Мы переехали!
Ищите наши новые материалы на SvobodaNews.ru.
Здесь хранятся только наши архивы (материалы, опубликованные до 16 января 2006 года)

 

 Новости  Темы дня  Программы  Архив  Частоты  Расписание  Сотрудники  Поиск  Часто задаваемые вопросы  E-mail
28.4.2017
 Эфир
Эфир Радио Свобода

 Новости
 Программы
 Поиск
  подробный запрос

 Радио Свобода
Поставьте ссылку на РС

Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru
 Культура
[04-09-05]

Формула кино

Рената Литвинова

Редактор и ведущий Мумин Шакиров

Мумин Шакиров: Она ворвалась в российский кинематограф с картиной Киры Муратовой "Увлечения", где сыграла странную медсестру со своими пространными монологами. Так возник творческий союз признанного классика авторского кино и Ренаты Литвиновой - юной дивы, умеющей не только писать собственные сценарии, но и воплощать написанные тексты на экране. Далее последовали знаменитые криминальные новеллы в "Трех историях" поставленные опять же Муратовой, где Литвинова примерила на себя образ маньячки.

Но всенародная популярность пришла неожиданно, когда Рената снялась в сериале Александра Митты "Граница. Таежный роман". Она там сыграла гарнизонную медсестру, несколько отрешенную от суровой армейской жизни и в тоже время активно принимающую участие в амурных историях. Позже зрители смогли оценить ее и как режиссера, автора документальный картины о легендарных российских актрисах и фильма "Богиня: как я полюбила". Сыгранные роли, написанные сценарии и отснятые картины создали образ неповторимой, странной, романтической и красивой женщины, невольно напоминающий знаменитую Марлен Дитрих.

Хотя клише здесь неуместны, зрители и критики теряются в догадках, какая на самом деле Рената Литвинова. Пытаться это выяснить сложно, лучше с ней просто беседовать и слушать о том, как она ориентируется в современном российском кинематографе, где пришла мода на блокбастеры.

Разговоры о бокс-офисах и кассе уже давно вытеснили дискуссии, выражаясь пафосным языком, о высоком искусстве. Рената Литвинова называет это эпохой продюсерского кино.

Рената Литвинова: У нас сейчас почему-то стало действительно модно, что нужно делать обязательно кино коммерческое, и оно поэтому получается страшно вторичное, потому что делают упор на спецэффекты. Я все время говорила, что тут же продюсер Эрнст и продюсер Максимов могут поменять режиссера - и ничего не изменится, потому что это очень яркие продюсеры, продюсеры-личности. В данном случае я не могу это назвать режиссерским кино, я называю это продюсерским кино. Вот они просто олицетворяют это и задают такую моду на это кино.

Ну, замечательно. Это просто такой период. Но есть одновременно и режиссеры, и можно зарабатывать авторским кино. Почему я была счастлива, когда тот же Звягинцев получил приз на Венецианском фестивале, и, например, картина Сокурова "Русский ковчег" заработала в американском прокате существенные деньги. Так же как и картина Звягинцева тоже была куплена во многие страны и тем самым показала, что, вложив 300 тысяч в некоммерческое кино, можно заработать. Я была бы рада, чтобы был какой-то толчок именно на некоммерческое кино.

Мумин Шакиров: На фоне этих спорных разговоров вокруг блокбастеров Рената Литвинова сняла свою "Богиню" и заставила публику и критиков говорить о картине как об одном из главных событий текущего года. И зритель был готов платить деньги, чтобы увидеть фильм на большом экране.

Рената Литвинова: Вы знаете, как ни странно, у нас был очень приличный бокс-офис. Я не буду говорить, какие картины, но одновременно там прокатывалось несколько очень известных картин, но их снимали с проката и заменяли моей картиной. То есть ее в Москве сняли с полными залами. Короче, я встретилась как, например, с резко негативными отзывами, так и резкими поклонниками картины. Тем не менее, она оказалась зрительской. И потом у нас был тур по стране в течение двух месяцев, и мы ее показывали с полными залами.

Мумин Шакиров: Ну, это все равно эксклюзивный материал, я думаю, вряд ли какой-то режиссер ездит со своей картиной. Это чисто индивидуальный поступок.

Рената Литвинова: Ну, одновременно потому что я еще была и артисткой этой картины. Зритель шел, и там были еще параллельные творческие встречи. Там была такая рекламная акция, на которую я пошла. С другой стороны, очень интересный опыт.

Мумин Шакиров: Все-таки, если этот вопрос немножко повернуть, кинематограф Ренаты Литвиновой - это какой кинематограф?

Рената Литвинова: Авторский, конечно. Я считаю, что я очень специальная в каком-то смысле девушка, женщина.

Мумин Шакиров: То есть формулировки у вас какой-то готовой нет...

Рената Литвинова: А вы спросите - кто я? Ну, это абсолютно мое, Ренатино кино. Так же как я не могу сказать, какое кино у Киры. Это Кирино кино.

Мумин Шакиров: О Кире Муратовой вы говорите только в восторженных тонах.

Рената Литвинова: Дело в том, что я с ней знакома очень давно, очень давно с ней работаю, и у меня все время к ней менялось отношение. Сначала был такой страшный пиетет, потом было какое-то ее отрицание, потом какая-то полемика. И сейчас прошло столько лет, уже больше 10 лет я ее знаю, и просто я осознаю, какой грандиозный масштаб ее личности. Она, конечно, очень дерзкая. Она именно какой-то такой урок мне дает своей жизнью. Она очень молодая, и нагнуть ее, конечно, невозможно.

Мумин Шакиров: А есть другие режиссеры, которые так же обогащают вас, как Кира Муратова?

Рената Литвинова: Собственно, я и работаю с людьми, которые мне кажутся питательными. Потому что я, например, не считаю себя актрисой, но иногда я соглашаюсь сниматься у некоторых режиссеров, к которым я испытываю интерес, пиетет, любовь.

Мумин Шакиров: Можете их назвать?

Рената Литвинова: Например, Леша Балабанов, с которыми я буду сейчас делать большой проект. Например, тот же Питер Гринуэй (боже, я так между прочим...), который до сих пор не доделал эту нашу часть, тоже у меня есть с ним очень интересный опыт работы.

Мумин Шакиров: Скажите, вот Феллини, когда его спрашивали, как он работает с актерами, говорил: "Я не работаю с актерами, я им плачу деньги". Ну, кокетничал, конечно. Для вас актер - главный носитель идеи или один из главных компонентов?

Рената Литвинова: От актера очень многое зависит. Конечно, если ошибешься с актером, может картина просто куда-то покатиться на бок. И у меня были такие случаи, когда где-то в начале картины "Богиня" я уволила сразу двух артистов и второго режиссера. На самом деле не досмотрела еще с одним артистом, и мне пришлось потом его переозвучивать другим голосом, как-то спасать роль и резать ее, перекраивать. На самом деле артист - это краска, он тебе дарит свое тело, свою душу, свой голос, всю свою физиологию так называемую, индивидуальность. Мне вообще интересны всегда личности. Почему-то для меня вторична актерская техника, мне нравится личность брать и использовать ее такой, какая она есть. С другой стороны, конечно, снимая артиста, я его люблю, я им восхищаюсь, иначе как-то не получается максимум извлечь.

Мумин Шакиров: Даете свободу полную или все-таки берете все в свои жесткие руки?

Рената Литвинова: Когда как, с каждым артистом можно по-разному делать. Кого-то можно отпустить, а с кем-то можно бесконечно репетировать или просто задать ему очень жесткие рамки. Потому что они же люди разные, поэтому у меня был опыт, когда ты совершенно отпускаешь артиста, и он творит, абсолютно не противореча, а привнося; а есть такой, которого нужно зажать до предела - и тогда это будет то, что нужно. Или просить вообще не играть, а просто произносить текст. Но мне не нравится, когда артист переигрывает, пусть лучше он не доиграет. Лучше пусть он мне подарит голос, тело, но мне не нравится, когда - как говорит Леша Балабанов - перетапливает.

Мумин Шакиров: Насколько отличается написанный сценарий или литературная основа от конечного результата?

Рената Литвинова: У меня почему-то на монтажном столе очень много сокращаю я. С другой стороны, краткость - сестра таланта. Я не люблю беспричинно длинные картины и долгие планы, как-то меня это выматывает. Одновременно не люблю нашинкованный монтаж, липовый. Но все равно, если можно вырезать, я вырезаю. Иногда жалко, но все равно вырезаю.

Мумин Шакиров: Портите отношения с артистами?

Рената Литвинова: Артисты должны с этим идти на картины. Они подписываются и дарят себя, это их профессия. Мне очень странны артисты, которые начинают жаловаться, что их вырезали. Ну, так получилось, я же не могу обслуживать артиста. В данном случае я думаю обо всей картине в целом.

Мумин Шакиров: В картине Александра Митты вы полезли в болото ради искусства...

Рената Литвинова: Да не полезла. Мне просто сказали, что надо. Я же в данном случае была артист, элемент, режиссерское приспособление такое. Как я могла протестовать против? Это даже смешно. Если ты соглашаешься, то ты уже должен делать все. Мне не нравятся артисты, которые начинают выяснять отношения на площадке. Ты читал сценарий, ты соглашался играть - и что ты вдруг начал?..

Мумин Шакиров: Готовы жертвовать и дальше...

Рената Литвинова: Мне кажется, это правильно. Там была не холодная вода, там было все очень, на самом деле, щадяще. Там яму какую-то вырыли, хотя было настоящее болото, и там был какой-то гидрокостюм, так что все нормально.

Мумин Шакиров: Я вас видел на телевидении, вы вели передачу, недавно у вас была фотовыставка. Ну, естественно, вы снимаетесь, пишете сценарии, очевидно, будете и дальше снимать кино. Чем вы еще хотите удивить, может быть, себя, может быть, публику? Музыку не собираетесь писать к своим фильмам?

Рената Литвинова: Нет, вообще это не мое. Нет, пока еще я не дошла до этого. А потом, есть замечательные композиторы, с которыми я сотрудничаю. Зачем мне это нужно? Я не собираюсь музыку писать. Я знаю, писал музыку к своим фильмам Чарли Чаплин замечательно, но в данном случае - нет, я еще как-то... Я могу просто объяснить композитору, что мне нужно, а с другой стороны, если композитор - личность, то он всегда привносит. Мне тоже нравится, когда кто-то привносит в мою работу. А вот так вот четко лимитировать - конечно, это очень изматывает, опустошает.

Мумин Шакиров: А чем можете еще удивить себя?

Рената Литвинова: Мне кажется, так как режиссура - достаточно физический труд, иногда ты с этим сталкиваешься, может быть, когда-то можно уйти в литературу. Отличная, я считаю, профессия.

Мумин Шакиров: А где вы себя более комфортно чувствуете - в роли актрисы, писателя, режиссера?..

Рената Литвинова: Режиссер.

Мумин Шакиров: Про Тарковского говорили, что этот режиссер, великий мастер, всю жизнь снимал одну и ту же картину.

Рената Литвинова: Ну, в принципе, да, у него же своя песня, свой голос.

Мумин Шакиров: Скажите, а про вас можно говорить, что вы будете снимать?..

Рената Литвинова: Ну, мне не хотелось бы снимать все время разное, потому что когда ты меняешься - значит, у тебя нет лица. Так же как я не понимаю артистов, которые в каждой роли совсем разные. Значит, у него нет индивидуальности, значит, там пустое. Поэтому это какая-то маска, которая меняется и меняется, и значит, там нет какой-то глубины. Мне кажется, если ты нашел какое-то свое направление, именно его и нужно углублять и разрабатывать. Мне интересно это.

Мумин Шакиров: Вот этот образ - часто его люди называют жеманным, манерным (извините, я цитирую).

Рената Литвинова: Извините, это уже просто давно тянется. Мне кажется, можно уже как-то по-другому его сформулировать.

Мумин Шакиров: Нестандартный.

Рената Литвинова: Мне кажется, у меня просто такой тип биографии, что я должна какой-то проделать большой, длинный путь, чтобы меня приняли все. Потому что лет 5 назад ко мне относились еще более негативно, сейчас это переламывается все-таки в более положительную сторону. Потому что раньше ко мне относились еще более категорично.

Мумин Шакиров: Вам нравятся актеры, которые молчат и за этим интересно наблюдать, как Жан Габен, например?

Рената Литвинова: Да, есть такие артисты, которые даже могут какую-то ерунду играть - и от них нельзя оторваться. Но это харизматика, такая почти физиология, которая дана от Бога. Такая Мэрил Стрип, за ней интересно смотреть. Такая же была Мерэлин Монро, от нее нельзя было оторваться.

Мумин Шакиров: А не боитесь быть некрасивой на экране, думаете об этом или нет? Некоторые актрисы, я часто вижу, даже очень известные часто следят за тем, чтобы выглядеть эффектно и красиво. А есть актриса Чулпан Хаматова, которая не боится быть некрасивой, хотя сама красивая женщина, надевает всякие уши оттопыренные, корчит рожи. У вас нет такого комплекса?

Рената Литвинова: Да вроде нет. Пока нет. Ну, не знаю, я не могу осуждать тех, кто боится быть некрасивым. Но если того требует образ, в данном случае... Мне не нравятся операторы, которые, например, уродуют какие-то портреты, и я, конечно, как режиссер, за этим очень следила. Но если образ требует того, чтобы это, может быть, кому-то покажется некрасивым... Вот мне нравятся, например, морщины на старых лицах. Некоторым актрисам, например, не нравятся эти морщины, они хотят, чтобы был поставлен свет каким-то определенным способом - знаете, что называется, выбеленное лицо. Или всякие операции они делают. Но я люблю морщины, и мне кажется это красивым. Есть красивые морщины, есть красиво состарившиеся лица.

Мумин Шакиров: А кто ваши друзья? Со стороны кажется, что вы очень избирательны.

Рената Литвинова: Дело все в том, что общение, дружба - это все время. Когда у тебя есть ребенок и так много работы, то если ты его даришь каким-то другим людям, то я начала, например, испытывать какое-то чувство вины постоянное, что я отрываю это время от любимых людей. И поэтому дружба превратилась в какую-то роскошь. То есть на самом деле, к слову об избирательности, она просто становится очень избирательной. Но, собственно говоря, это и правильно, друзей не может быть много.

Мумин Шакиров: Но у вас же друзья не обязательно из кинематографа, это из разных сфер. С нефтяниками можете подружиться?

Рената Литвинова: Ну, кстати, нет у меня нефтяников друзей. Но, наверное, могу. Почему нет? Хотя, не знаю, мне кажется, с возрастом вот это "могу" становится чисто теоретическим.

Мумин Шакиров: Все-таки это узкое пространство, это кино, музыка, люди творческого склада в большей степени?

Рената Литвинова: Люди творческого склада, мне кажется, должны склоняться к какому-то уединению. Вообще, мне нравится идея обета молчания. Когда меня спрашивают про "свои недостатки", я всегда называю склонность давать интервью. Иногда я себя за это очень осуждаю. Я понимаю, что это нужно, это часть профессии, как говорят всегда.

Мумин Шакиров: Земфира Рамазанова - о вашей дружбе говорят очень много. Она для вас друг, муза или творческая душа такая, партнер?

Рената Литвинова: Она очень талантливый человек, и я очень люблю ее творчество. И я с большим пиететом отношусь к ней, к ее творчеству и к ее личности. И потом, мы очень много работаем вместе, и она будет писать музыку к моему следующему фильму. И сейчас я буду снимать еще один клип на ее песню. На самом деле, это такой творческий тандем.

Мумин Шакиров: Взаимообогащение.

Рената Литвинова: В общем, да. А я не приемлю альянса, когда кто-то берет, а кто-то не отдает. Мне кажется, это неправильно, нужно, чтобы была всегда какая-то отдача взаимная.

Мумин Шакиров: Как-то у Довлатова спросили: "Какие вам женщины нравятся?" Он ответил: "Многие мои друзья предпочитают умных, а я предпочитаю красивых".

Рената Литвинова: Отлично!

Мумин Шакиров: Каких мужчин предпочитаете вы?

Рената Литвинова: Ой, боже, боже... Да я все время говорю, что мужчина должен быть благородным, мужчина должен быть добрым, и мужчина должен быть состоявшимся. Потому что если человек состоялся, за этим тянутся все сильные качества, которые может излучать мужчина. Потому что несостоявшийся мужчина, она уже какие-то совершенно другие качества излучает.

Мумин Шакиров: Сегодня Рената Литвинова заседает в жюри Венецианского фестиваля и параллельно готовится к запуску очередного большого проекта, где она выступит в качестве режиссера, сценариста и актрисы. Название картины и тему она хранит в тайне, но нет сомнений, что бы ни делала Литвинова, интерес публики и профессиональных критиков обеспечен. Уж слишком непохожа она на своих коллег по цеху.


Другие передачи месяца:


c 2004 Радио Свобода / Радио Свободная Европа, Инк. Все права защищены