Мы переехали!
Ищите наши новые материалы на SvobodaNews.ru.
Здесь хранятся только наши архивы (материалы, опубликованные до 16 января 2006 года)

 

 Новости  Темы дня  Программы  Архив  Частоты  Расписание  Сотрудники  Поиск  Часто задаваемые вопросы  E-mail
21.10.2017
 Эфир
Эфир Радио Свобода

 Новости
 Программы
 Поиск
  подробный запрос

 Радио Свобода
Поставьте ссылку на РС

Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru
 Культура
[17-04-05]

Формула кино

Фестиваль "Русские ночи" в Голливуде

Редактор и ведущий Мумин Шакиров

Мумин Шакиров: В Лос-Анджелесе, в столице мировой киноиндустрии, завершился очередной, третий фестиваль "Русские ночи". Идея проводить по соседству с Голливудом демонстрацию российского кино принадлежит известному продюсеру Стасу Намину. Два года назад интерес к первым "Русским ночам" проявил Леонардо Ди Каприо, в прошлом году организаторы чествовали Шэрон Стоун и Дастина Хофмана.

Нынешний фестиваль не уступил по звездности двум предыдущим. 3 апреля, в день открытия, на красной дорожке Тихоокеанского центра дизайна появились один за другим актриса и модель Мила Йовович, актер Майкл Йорк и режиссер Оливер Стоун. Для Милы Йовович, у которой русские корни (ее мама Галина Логинова в прошлом известная советская актриса), посещение фестиваля - это не просто дань уважения к организаторам, а нечто большее.

 Галина Логинова и Мила Йовович

Мила Йовович: Меня воспитывала русская мама, она была знаменитой актрисой в СССР. Первые книги, которые я прочитала, были на русском языке. Я воспитывалась в атмосфере русской классической театральной школы. И современное кино стоит на этих же принципах. Кроме того, я всегда помню, что в моих жилах течет русская кровь.

Мумин Шакиров: В связи с этим Мила Йовович не теряет надежду сыграть в кино и русскую женщину. Ее выбор был несколько неожиданным для меня.

Мила Йовович: Я мечтаю сыграть автобиографическую историю Анны Ахматовой. Эта была бы настоящая драма русской женщины, которая прожила всю свою жизнь в России. У нее был роман с белым офицером, это была красивая любовная история, потом они расстались.

Мумин Шакиров: Оливер Стоун и Мила Йовович пришли не зря, им вручили специальные призы Tower Award за вклад в мировое кино или за то, что они просто есть. Звездам ничего не оставалось другого, как благодарить Россию и русскую культуру. К примеру, оставшийся без награды британский актер Майкл Йорк с ходу ответил на вопрос, какое место занимает в его жизни русская культура.

Майкл Йорк: Для меня, как и для каждого англичанина, Антон Чехов - почетный англичанин.

Мумин Шакиров: Однако, без преувеличения, самым почетным гостем фестиваля стал классик мирового кино, кинорежиссер Оливер Стоун.

 Оливер Стоун

Оливер Стоун: Это очень важно, что российские кинематографисты имеют возможность показывать свои фильмы, здесь, в Калифорнии. Многие из них неизвестны в Америке. И конечно, меня пригласили на это мероприятие, чтобы вручить приз Tower Award. Я очень горжусь этим.

Мумин Шакиров: На мой вопрос, пытался ли Оливер Стоун снять кино о России, он ответил так...

Оливер Стоун: Я в России был много раз, начал ездить к вам еще при Брежневе и собирался снимать картину о диссидентах. Я много с ними встречался, даже с теми, кто прошел через психиатрические клиники и сибирские лагеря, посетил более 10 городов. Написал не только расширенный синопсис, но и полнометражный сценарий. Но, к сожалению, в Америке этим проектом никто не заинтересовался. Это были времена академика Сахарова. Потом все изменилось, к власти пришел Горбачев. Я продолжал ездить в Россию, страна менялась кардинально. Убежден, что в России продолжается "большой эксперимент" и хотелось бы увидеть его окончательные результаты. Это прекрасная страна, где живут удивительные люди.

Мумин Шакиров: Вы сняли несколько фильмов о Вьетнаме. Многие ваши поклонники наверняка ждут, когда вы выдадите очередное большое полотно, на этот раз - об Ираке.

Оливер Стоун: Нет, я не хочу снимать фильм о повторении ошибок. Это очень печально - то, что там происходит. Думаю, что эта тема будет осваиваться будущими поколениями режиссеров. Уверен, что они придут к тем же самым выводам, что и я: война в Ираке - это большая ошибка. Очень высока ее цена. Я много лет боролся против политики американского правительства и получил в жизни много ударов, меня сильно критиковали за мои взгляды и позицию. Хотя, считаю, не надо увлекаться политическими протестами, есть и методы и формы борьбы. Моя жизнь, это большое путешествие и моя позиция остается прежней: Америка должна оставаться открытой и либеральной страной. А борьба между художником и государством - это вечный и нескончаемый процесс.

Мумин Шакиров: В программе "Russian nights" состоялись голливудские премьеры таких картин, как "Свои" Дмитрия Месхиева, "Возвращение" Андрея Звягинцева, "Водитель для Веры" Павла Чухрая, "Настройщик" Киры Муратовой и

"Папа" Владимира Машкова. Все эти фильмы имели успех у американской публики, в особенности - "Водитель для Веры" и "Свои", где главные роли сыграл украинский актер Богдан Ступка, специально приехавший на фестиваль представить обе картины. Вот как он оценивает своих зрителей на этом фестивале.

 Богдан Ступка

Богдан Ступка: Вы знаете, они стали немножко другими по сравнению с нашими людьми. Они стали богаче, они стали мудрее. У них стало меньше злости, чем у нас, по отношению друг к другу. И это радует. Они посмотрели кино, и мне лично, например, предложили, чтобы приехал украинский театр. Мы привозили в Нью-Йорк, Филадельфию, Балтимор, Чикаго спектакль Шолом-Алейхема "Тевье-молочник" и "Ревизора" Гоголя. И начались переговоры после фильма.

Мумин Шакиров: Из режиссеров на встречу со зрителями пришел только автор "Папы" Владимир Машков. В настоящий момент, известный русский актер снимается и живет в Голливуде, преимущественно играет, как это принято говорить "плохих парней".

Владимир Машков: Я счастлив от того, что я играю людей, которые мигрировали, допустим, играю русских персонажей. Во-первых, я очень люблю играть злодеев, это самое интересно, что может быть в жизни - то, чего не сделаешь в жизни. Поэтому такое развлечение. Нет, у меня не было никогда цели, я ее себе не ставлю - претвориться кем-то или притвориться какой-то национальностью и раствориться здесь. Я русский актер, и здесь я работаю по приглашению.

Мумин Шакиров: Скажите, а вот стереотипы существуют, что американское кино эксплуатирует русских актеров, в большинстве случаев играющих бандитов, мафиози. На ваш взгляд, это будет долго продолжаться или это когда-то прекратится, поменяется конъюнктура?

Владимир Машков: Никто не знает. Если количество зрителей, мне так кажется, в американских кинотеатрах будет процентно составлять то количество, что они могут заплатить за героя своей национальности, как это происходит с мексиканской частью населения (у них есть свои герои, которые выходят на экран), опять же китайское кино, которое тоже своеобразно, занимает некую нишу в американском кинематографе, - тогда, наверное, и появятся герои.

Мумин Шакиров: Перед премьерой "Папы", которая прошла на второй день фестиваля, на сцену пригласили еще одну голливудскую звезду Ширли Маклейн. Ей вручил приз Tower Award сам автор картины Владимир Машков. Зрители приветствовали актрису стоя - этой чести не удостоились ни Мила Йовович, ни Оливер Стоун. Ширли Маклейн для американцев, все равно что Людмила Гурченко для россиян. Отсюда и всенародная любовь к актрисе, расцвет таланта которой пришелся на 60-70-е годы американского кинематографа.

На фестивале "Русские вечера в Голливуде" - так благозвучно переиначили название этого мероприятия местные журналисты - прошли моноспектакли Михаила Козакова и Александра Филиппенко. Бенефис Михаила Козакова состоял из трех частей: вначале зрители увидели фильм Бориса Бланка "Смерть Таирова", где актер сыграл великого театрального режиссера середины прошлого столетия; после просмотра Козаков читал свою новую программу "Мне снился сон..." по поэзии Давида Самойлова. В день закрытия фестиваля, вечер был посвящен Иосифу Бродскому...

Михаил Козаков:

"Запрягай коня да вези меня.
Там не терем стоит, а сосновый скит.
И цветет вокруг монастырский луг.
Ни амбаров, ни изб, ни гумен.
Не раздумал пока, запрягай гнедка.
Всем хорош монастырь, да с лица - пустырь,
И отец игумен, как есть, безумен".

Мумин Шакиров: Американская публика, преимущественно состоявшая из русских эмигрантов, стоя аплодировала российским актерам.

Зрительница: Я с большим удовольствием сегодня послушала стихи Бродского в исполнении Михаила Козакова, поскольку я давняя поклонница как Козакова, так и Бродского.

Зритель: Впечатления самые благоприятные. Поразительны Филиппенко и Козаков. К сожалению, на других исполнителей мы не попали. Конечно, Бродский в исполнении Козакова необыкновенен!

Зритель: Несмотря на то, что Голливуд - это раскрученный бренд, российская театральная школа лучшая. Может быть, это патриотизм, но я думаю, что это правда.

Мумин Шакиров: Александр Филиппенко покорил калифорнийских зрителей, прочитав им прозу Бориса Акунина, Михаила Жванецкого и Михаила Зощенко.

 Александр Филиппенко

Александр Филиппенко: "На первый, поверхностный взгляд все другие профессии кажутся милей и доступней человеческой душе. Но если вдуматься глубже, профессия эта тоже нужная и полезная в общественном смысле. Она одергивает дураков и предостерегает умных от их глупых поступков. Она расширяет кругозор и мобилизует внимание то одних, то других на борьбу то с тем, то с этим. А также приносит известную пользу в смысле перевоспитания людских кадров". Михаил Михайлович Зощенко.

Мумин Шакиров: Чем отличается голливудский зритель от московского? - этот вопрос я задал Александру Филиппенко.

Александр Филиппенко: Здесь, наверное, внимательнее, чувственнее, да, - это я для себя давно уже так определил. Какой же интерес у этой публики, когда она приходит ко мне? Я всегда задумывался: почему я в 2005 году с этим репертуаром еду к ним. Желание общаться подтекстами. Здесь, мне кажется, дефицит общения подтекстами, в хорошем смысле подтекстами - в Израиле, в Америке. Я стараюсь, чтобы на афише моей были видны авторы, и тогда приходит публика, как-то сориентированная и подготовленная. Истории от Зощенко до Акунина, и дальше идет Жванецкий, Высоцкий, Аксенов, Довлатов - сразу становится примерно ясно, мне хочется в это верить. И, как правило, публика вот такая и приходит.

В России то же самое, но просто в России сейчас в основном публика хочет отвлечься. Вот есть фраза у Зощенко: "Вот какой-нибудь тип из актерской братии энергично поет с эстрады и своим козлетоном отвлекает людей от всевозможных житейских страданий".

Мумин Шакиров: А вот что рассказал о русскоговорящем зрителе из Калифорнии Михаил Козаков.

Михаил Козаков: Она практически ничем не отличается от той публики, которая приходит на такого рода зрелища в Москве. Это та же интеллигенция, это те люди, которые хотят слушать поэзию, хотят слушать хорошую поэзию. Тот же прием и даже те же реакции. Конечно, в Москве побольше публики, потому что Москва и больше город, и здесь больше русских. Так что я очень доволен тем, как все здесь прошло.

Мумин Шакиров: Достоинств у "Русских вечеров в Голливуде" куда больше, чем недостатков. Организаторы составили программу, учитывая самые разные вкусы и пристрастия местной публики. Кроме фильмов и моноспектаклей, зрители могли оценить виртуозную игру на саксофоне Георгия Гараняна, концерт камерного квартета Бородина, скрипачку Анастасию Хитрук и группу "Цветы".

Но кому-то не хватило домашнего уюта и приватных бесед за чашкой кофе, кто-то рассчитывал увидеть новые русские фильмы, еще не вышедшие в прокат и не показанные по телевидению. Ведь большинство русскоязычных зрителей Калифорнии внимательно следят за тем, что происходит в России. Да и сам Тихоокеанский центр дизайна, где выставлены образцы мебели стоимостью в 20 тысяч долларов, больше напоминает музей роскоши и высоких технологий, нежели место проведения камерных фестивалей.

Итоги "Русских вечеров" попытался подвести актер Александр Филиппенко.

Александр Филиппенко: Внешне может показаться, что он никому не нужен. Это неправильное решение. Стас очень мудро поступает. Ему сложно, он волнуется всегда, подготовка сложная, но это необходимо делать. Это невидимые миру слезы. Но самое приятное, что умный человек, получающий программу фестиваля, найдет для себя каждый день очень много интересных вещей. Конечно, не хватает неких встреч со зрителями по окончании. Это обязательно. Всегда мне было интересно, когда я попадал в некие спектакли за рубежом в 80-е годы, и всегда в буфет по окончании спектакля приходили актеры - и здесь происходило общение дальнейшее. И это надо планировать, это надо делать. Это четвертый акт этого фестиваля "барбизонского балета", поскольку здесь должен быть свой шоумен - лицо, театровед, киновед, кто угодно. Это своя профессия - ведущий программы.


c 2004 Радио Свобода / Радио Свободная Европа, Инк. Все права защищены