Мы переехали!
Ищите наши новые материалы на SvobodaNews.ru.
Здесь хранятся только наши архивы (материалы, опубликованные до 16 января 2006 года)

 

 Новости  Темы дня  Программы  Архив  Частоты  Расписание  Сотрудники  Поиск  Часто задаваемые вопросы  E-mail
22.8.2017
 Эфир
Эфир Радио Свобода

 Новости
 Программы
 Поиск
  подробный запрос

 Радио Свобода
Поставьте ссылку на РС

Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru
 Культура
[23-01-05]

Формула кино

Кто финансирует игровое кино в России

Редактор и ведущий Мумин Шакиров

Мумин Шакиров: Формула кино - передача о тех, кто снимает, показывает и рассказывает о кино.

Кто финансирует игровое кино в России? Вариантов немного. Государство в лице Министерства культуры, сторонний инвестор (крупная компания, банк) или независимые продюсеры. Последние заявили о себе в середине 90-х годов и стали ключевыми игроками на кинорынке и всерьез пытаются конкурировать в прокате с голливудской и европейской киноиндустрией.

Независимым продюсерам приходится действовать на свой страх и риск. Успеха добиваются те, кто находит деньги и точно рассчитывает, какой способ возврата средств окажется наиболее беспроигрышным: кинопрокат, продажа фильма на видеокассетах или показ на фестивалях с последующим появлением на экранах зарубежных кинотеатров.

Кинокомпания "Central Partnership" (Централ Партнершип) возникла в 1997 году и начала с дистрибуции телевизионных фильмов. В связи с подъемом российского кинематографа, кинофирма прокатывает отечественные фильмы, как собственного производства, так и других студий.

В 2005 году "Central Partnership" выпустит на экраны четыре высокобюджетных полнометражных фильма, которым эксперты прочат кассовый успех в прокате. Первый - остросюжетный боевик "Бой с тенью" режиссера Алексея Сидорова, снявшего знаменитую "Бригаду". Второй - "Волкодав" Николая Лебедева, первое русское "фэнтези" по бестселлеру Марии Семеновой. В этом же году на экранах страны появятся фильм "Танкер "Танго" Бахтиера Худойназарова и "Побег" Егора Кончаловского.

По официальным данным, лишь считанные фильмы в России добились коммерческих побед и принесли доход компаниям. Безусловно, лидером проката стала картина режиссера Тимура Бекмамбетова "Ночной дозор". Но о ней отдельный разговор. Сегодня многие продюсеры считают за удачу даже то, что удастся вернуть затраченные деньги на проект и получить признание у зрителей, критиков и награды на фестивалях. О том, как планирует свой успех кинокомпания "Central Partnership" рассказывает ее генеральный директор Рубен Дишдишян.

Рубен Дишдишян: Сценарий, сценарий и еще раз сценарий, потом режиссер, который будет делать данную картину, данный сценарий. Что в нем заложено? Если эта картина жанровая, значит, она может иметь успех. Варианты могут быть разные. В кино, слабо на телевидении будет очень хорошо востребовано. В идеале, когда и в кино, и на телевидении, и на видео, на DVD, но еще иметь какой-нибудь зарубежный потенциал. Это я вам такой идеальный вариант рассказываю. Это бывает очень редко. Но разные составляющие могут быть. Или это авторское кино, но оно хорошее, этот режиссер мог бы это сделать. Обычно авторские фильмы просто так не появляются, в смысле сценарии. За ними уже как бы есть режиссер, который хотел бы снять. Обычно сценарист и режиссер совпадают в одном лице. Иногда авторское кино тоже может приносить деньги. "Возвращение" - яркий пример тому, как фильм с небольшим бюджетом, прозвучал во всем мире, взял всевозможные награды и заработал кучу денег для своих продюсерах и авторов. Но это редкое исключение.

Мумин Шакиров: Главный редактор "Central Partnership" Сергей Даниелян разделяет приоритеты по двум направлением. У телевизионного эфира свои законы и правила.

Сергей Даниелян: С телевидением в этом смысле гораздо проще, хотя там тоже риски сохраняются, но есть целая куча телеметрических замеров, есть обратная связь с аудиторией, есть бесконечные опросы, есть большой поток информации, который анализируется. В этом смысле наши приоритеты это прайм-тайм для самых центральных каналов. Там критерии достаточно понятые и простые, потому что есть 3-4 жанра, которые зрители бесконечно больше любят, чем другие, отдают им предпочтение. Это, конечно, комедия, которых очень мало в силу объективных причин, потому что очень мало людей, которые могут сегодня написать хороший сценарий, а уж поставить тем более. Это криминальные истории - это жанр, которому зритель отдавал предпочтение и будет отдавать. Ничего страшного я в этом не вижу. Важно в рамках этого жанра рассказывать историю, не романтизируя братков-бандитов, а как хорошие ребята ловят плохих. Мелодрама всегда была и будет одной из королев жанрового кино. Конечно, классическая драма, если эта драма имеет такую историю в протяженности во времени, что зритель очень любит, потому что он воспитан на хороших отечественных сериалах, которые эти привычку создали.

Мумин Шакиров: Кинопрокат, по мнению Сергея Даниеляна, диктует иные условия.

Сергей Даниелян: Сначала была волна разоблачительных фильмов про наше прошлое, потом была волна большого количества чернухи, мы упивались этой чернухой, как плохо мы живем, какое у нас расхристанное общество и так далее. Мне кажется, что все это сейчас закончилось. Сейчас самое время делать жанровые картины, не задаваясь такими глобальными, масштабными вопросами - что лучше - социализм или капитализм? - а просто делать хорошее, качественно кино. Зритель избалован, мы это очень хорошо понимаем. Зритель воспитан последние несколько лет на классных американских фильмах, где большой бюджет, где очень сильные технологии. Мы стараемся, понимая, что у нас никогда не будет (во всяком случае, в ближайшие годы) 200 миллионов на бюджет картины, да и 50 не будет, мы понимаем, что мы должны брать сочетание истории, бюджета и чтобы эта картина была наша, для нашего зрителя, прежде всего. История про людей, которые на прилегающих улочках. Если ее правильно и талантливо рассказать, она все равно должна быть интереснее, чем история про людей, которые живут в Сан-Франциско, во Франкфурте и Ливерпуле.

Мумин Шакиров: Кинопродюсеры почти всегда остается в тени, хотя критики и эксперты внимательно следят за тем, кто запустил тот или иной проект, принесший авторам американского "Оскара", европейского "Цезаря" или "Золотую пальмовую ветвь" в Каннах. В России на слуху имена таких людей как Диноде Лаурентис или Карло Понти. Невольно возникает вопрос - чем современные российские продюсеры отличаются от своих западных коллег? Рубен Дишдишян видит разницу лишь в стоимости проектов и охвате территорий.

Рубен Дишдишян: Мы работаем на территории нашей страны пока, скажем, бывшего Советского Союза. Пытаемся, реально думаем как сделать, чтобы наше кино раздвинуло эти рамки и вышло хотя бы пока на европейский, на американский рынок. Они там, имея возможности делать англоязычные фильмы, привлекать звезд первой величины, думают о масштабах всего мир - эта картина пойдет в Америку, в Европу. Отличаются масштабы, скажем так. Если для нас картина "Волкодав" с 10-миллионным бюджетном ой-ой-ой, то люди там обсуждают картины со 100-миллионым бюджетом. Но принцип один и тот же.

Мумин Шакиров: Вы формулируете идеи? Даете заказ журналистам и режиссерам? Или вы только рассматриваете те заявки, которые вам приносят?

Рубен Дишдишян: Мне кажется, что мы понимаем, что завтра нужно будет зрители, что послезавтра, что пойдет хорошо, условно если говорить. Конечно, у нас есть целый ряд наших сценаристов, с кем мы тесно сотрудничаем, которые могут воплощать именно те идеи, которые мы носим. Потому что есть такие люди, которые не могут на заказ писать - только свое и все. А есть люди, которые могут, в этом ничего плохого нет.

Мумин Шакиров: Сергей Даниелян убежден, что он и его коллега Рубен Дишдишян является соавторами всех своих проектов.

Сергей Даниелян: Большинство, 70 процентов, фильмов, которые мы делаем, придуманы за этим столом в процессе мозгового штурма, когда было выпито очень много кофе и выкурено много сигарет. Мы, конечно, этого не делаем, но нас можно смело ставить в титры соавторами сценариев всех почти проектов. "Моя большая армянская свадьба" родилась из разговоров за этим столом. Очень милый проект, лирическая комедия сейчас выходит, режиссер Родион Нахапетов. За этим столом родилась в долгих спорах картина "Танкер "Танго", который сейчас делает Бахтиер Худойназаров. За этим же столом родилась идея фильма "Отпетые мошенники", название пока рабочее, и многие другие. Мы формулируем этот заказ, доводим эту идею до ума, то есть представляем себе о чем будет этот проект, потом начинаем уже разминать и работать со сценаристами из нашей обоймы. Это люди, которые уже зарекомендовали себя на наших проектах хорошо, себя показали, что они умеют профессионально писать и реализовать те замыслы, которые возникают в компании.

Мумин Шакиров: Сегодня продюсер - самое влиятельное лицо в российском кинематографе. Он берет на себя роль не только финансиста, прокатчика, но и если потребуется режиссера и сценариста. Рубен Дишдишян не исключение. За ним сохраняется право вмешиваться в кинопроцесс на любом его этапе.

Рубен Дишдишян: Я не буду называть фамилий, но у нас была ситуация, когда был утвержден режиссер на проект, в ходе подготовки проекта, после того как он представил кастинг, раз мы его не утвердили, второй раз мы его не утвердили, на третий раз мы попросили мирно расстаться. Мы сказали, что мы не видим, что ему следует делать этот проект. Вроде мы мирно расстались, слава богу, не начав съемочный период. Далее может возникнуть конфликт, пока вроде у нас такого не было во время съемочного периода, когда мы видим, что идет плохой материал. Это уже надо бить тревогу, надо исправлять, попытаться дать замечание. Плохая организация работы, что тоже, к сожалению, пока у нас часто бывает, тоже сказывается на съемочном процессе. Здесь, наверное, вины режиссера меньше.

Мумин Шакиров: В монтаже участвуете?

Рубен Дишдишян: В большей части выбираем режиссеров, которым можно доверять, профессионализм которых не вызывает сомнений. Некоторые режиссеры даже сами говорят, что в монтаже не очень сильны и просят дать им поддержку. Это нормальная ситуация. В основном все полюбовно решается, никаких дел пока не доходило до того, чтобы в силовом порядке кого-то отстранять от монтажа.

Мумин Шакиров: Однако без бюджетной поддержки рассчитывать на успех в прокате сложно. Это признают все независимые продюсеры. По данным начальника управления кинематографии Федерального агентства по культуре и кинематографии Сергея Лазарука, сегодня на производство фильмов государством выделяется до 70 миллионов долларов США в год. Этих денег хватает на производство почти 140 игровых картин. Борьба за гранты между режиссерами разворачивается не шуточная. Приоритеты государства четко не сформулированы. Рубен Дишдишян считает, что независимые продюсеры, так же как чиновники и творцы должны участвовать в разделе государственного пирога.

Рубен Дишдишян: Когда какие-то случайные люди попадают на получение денег, они всегда могут посоветовать и сказать - зачем, это же просто сжигание денег. Это кино, которое потом два человека увидят. Зачем такое кино делается? Кино же все-таки делается для зрителя, в первую очередь.

Мумин Шакиров: Как могли бы независимые продюсеры участвовать в процессе - на уровень читки сценария, или на уровне принятия решения?

Рубен Дишдишян: Думаю, больше на уровне принятия решения, потому что если читка сценария, тогда надо забрасывать всю работу и читать только сценарии. Это мы знаем по своей работе, у нас тоже вал сценариев существует.

Мумин Шакиров: У главного редактора компании "Central Partnership" Сергея Даниеляна также есть сомнения по поводу эффективного распределения грантов между режиссерами.

Сергей Даниелян: Существует такая тенденция, что многие фильмы, которые запускаются, многие режиссеры, на которых надеются, они относятся к этому течение, так называемого, авторского кино. У нас такая точка зрения сформировалась, что коммерческое кино можно судить по каким-то законам, авторское - нет, авторское по результату. Но, несмотря на большое количество проектов, которые были запущены как авторские, в результате я не увидел картин, достойных по сравнению хотя бы приблизительному с Тарковским, с Германом, с другими мастерами. Как-то очень легко даются деньги на эти авторские проекты, но за ними очень часто стоит пшик.

Мумин Шакиров: Надо признать, что и "Central Partnership" также получает дополнительные средства на отдельные свои проекты от государства. По мнению Рубена Дишдишяна имя режиссера играет не последнюю роль при получении гранта.

Рубен Дишдишян: Схема простая. Мы запустили проект с Алексеем Сидоровым, режиссером "Бригады", высокобюджетный фильм "Бой с тенью" с бюджетом 3,5 миллиона. Начали финансировать проект сами, запустили, а параллельно обратились в Госкино, получили добро, и сейчас получаем параллельно деньги. Правда, картина практически закончена, мы половину денег от обещанного получили, надеюсь, что в этом году получим оставшуюся половину. Для нас это существенная помощь, потому что высокий бюджет. Проект мог бы стать теоретически не окупаемым, а с этой поддержкой, я думаю, нам легче будет.

Мумин Шакиров: На сегодняшний день наиболее успешные проекты "Central Partnership" - это приключенческий сериал Олега Погодина "Родина ждет", драма "Шик" Бахтиера Худойназарова, получившая множество призов на отечественных и международных кинофестивалях. На предстоящем Берлинском кинофоруме "Central Partnership" будет представлена дебютной трагикомедией Анны Меликян "Марс".

Но компания Рубена Дишдишяна и Сергея Даниеляна крепко держится на ногах не только за счет производства картин. Одно из крупных направлений ее деятельности это прокат в России зарубежной кинопродукции. Сейчас, будучи ведущим независимым дистрибьютором, компания работает с такими американскими студиями как Warner Brothers, Paramount Pictures, Universal Pictures и с рядом европейских кинофирм. Среди крупнейших коммерческих успехов последних лет такие фильмы, как "Амели", "Антикиллер - 1, 2", "Астерикс и Обеликс: Миссия Клеопатра", "Птицы", "Догвилль", "Страсти Христовы" и "Ван Хельсинг".

В нашем эфире исполнялась музыка композитора Сергея Баневича.


Другие передачи месяца:


c 2004 Радио Свобода / Радио Свободная Европа, Инк. Все права защищены