Мы переехали!
Ищите наши новые материалы на SvobodaNews.ru.
Здесь хранятся только наши архивы (материалы, опубликованные до 16 января 2006 года)

 

 Новости  Темы дня  Программы  Архив  Частоты  Расписание  Сотрудники  Поиск  Часто задаваемые вопросы  E-mail
29.3.2017
 Эфир
Эфир Радио Свобода

 Новости
 Программы
 Поиск
  подробный запрос

 Радио Свобода
Поставьте ссылку на РС

Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru
 Культура
[24-02-04]

Атлантический дневник

Дефекты пристального взгляда

Автор и ведущий Алексей Цветков

"Паника и хаос в Иерусалиме" - такой зачин стал одним из самых затертых журналистских штампов сегодняшнего дня. Этой фразой, с подстановкой названия соответствующего города, обычно начинают свои репортажи журналисты, прибыв на место очередного самоубийственного террористического акта в Израиле, и она вновь дежурно прозвучала из уст корреспондента Би-Би-Си после воскресного взрыва 22 февраля в автобусе в Немецком квартале израильской столицы. Воскресенье - первый день рабочей недели, и автобус №14 был набит битком в утренние часы пик, когда террорист, в расчете на максимальное кровопролитие, пробрался в центр машины и там привел в действие свой смертоносный вьюк, начиненный гвоздями и болтами. Очевидцы рассказывают о разлетевшихся во все стороны кусках человеческих тел - паника и хаос в такой ситуации слишком естественны.

Тем не менее, в приведенном штампе заключена несправедливость, хотя далеко не самая вопиющая в отношении Израиля, и наблюдательному журналисту это должно быть хорошо известно. Здесь, скорее, имело бы смысл говорить о торжестве дисциплины, порядка и даже мужества. Все службы скорой помощи страны постоянно пребывают в неусыпной готовности к подобным происшествиям, они приезжают на место трагедии незамедлительно и с четкой координацией, быстро оказывая помощь пострадавшим, развозя раненых по больницам, а погибших в морги.

Но это далеко не все. После недавнего трагического взрыва в московском метро сложилось общее мнение, что реальное количество жертв так и останется неизвестным, поскольку стоявшие близко к взрыву были уничтожены настолько эффективно, что для их опознания необходима недостижимая тщательность и дорогое оборудование. В Израиле с его жутким опытом решена и эта проблема. Вслед за полицией и медицинскими бригадами на место трагедии прибывают специальные добровольческие бригады. Согласно иудейскому религиозному обычаю, умерший должен быть похоронен не позднее, чем через сутки, и эти люди воздают своим погибшим соотечественникам последний долг - они собирают мельчайшие останки, прибегая, если надо, к пинцетам и делают все для опознания погибших. Затем разбираются осколки, смываются следы крови, и через считанные часы здесь открывается обычное городское движение, а о недавнем происшествии могут свидетельствовать лишь поврежденные строения. Так страна научилась сохранять непрерывность будничной жизни перед лицом постоянного ужаса.

Из всего сказанного можно как минимум заключить, что стиль жизни в сегодняшнем Израиле совершенно особый и резко отличается от жизни в других местах - даже таких, как Москва, где акты террора перестали быть в новинку. Реально было бы предположить, что мировое общественное мнение, по крайней мере в странах, не имеющих прямого отношения к конфликту, окажет такой стране известное снисхождение - по крайней мере настолько, насколько оно оказывается некоторым другим странам. В частности, в недавней статье в журнале New Republic Маша Гессен писала, что американская пресса, освещая Россию, сегодня практически игнорирует Чечню.

Но у Израиля - особая судьба. Согласно опросу общественного мнения, проведенному в прошлом году в Европейском Союзе, более 40 процентов жителей Европы считает Израиль главной угрозой миру во всем мире. На недавней конференции в Брюсселе, организованной Европейским Союзом и еврейскими организациями, обсуждалась проблема новой волны антисемитизма в Европе, вызванной все тем же ближневосточным кризисом.

Проблема не только в общественном мнении, но и в тех, кто его формирует. Минувшим летом я видел документальный фильм, снятый одной из самых авторитетных в мире компаний массовой информации, который назывался "Стена". Речь шла о защитном барьере, который Израиль строит вдоль своей границы с Западным Берегом Иордана, и надо сказать, что лишь где-то посередине фильма прояснилось, что он делает это не исключительно для того, чтобы сделать жизнь палестинцев совершенно невыносимой, а чтобы затруднить проникновение самоубийц-террористов на территорию страны. Вопрос об этом защитном барьере вынесен в этом году на рассмотрение международного суда в Гааге. Когда о нем заходит речь в прессе, не упускают случая упомянуть, что террористические акты в Израиле не прекратились, а следовательно он неэффективен, хотя данные статистики, если бы в нее потрудились заглянуть, убедительно свидетельствуют об обратном. Израиль регулярно предупреждает и предотвращает около 80 процентов всех планируемых террористических актов на своей территории, и защитный барьер играет в этом заметную роль.

Неудивительно, что многим такое отношение к стране, пытающейся сохранить демократический строй и правопорядок в исключительно трудных условиях, представляется как минимум необъективным. Среди тех, кто последовательно выступает в защиту Израиля - гарвардский профессор права и известный поборник гражданских свобод Алан Дершовиц, опубликовавший в прошлом году книгу под названием "Аргументы в пользу Израиля". Такое название не случайно - по-английски еще очевиднее, что речь идет о документе, намеренно выстроенном как изложение судебного дела с точки зрения защиты, и этому соответствует структура книги - перечисление 32 пунктов обвинения с последующим опровержением.

Так например, Дершовиц вступает в полемику с известным тезисом о том, что Израиль - фактически последнее колониальное государство, создавшее свою территорию преимущественно путем вытеснения и экспроприации коренного населения. Для сравнения, автор обращается к истории Соединенных Штатов и Австралии, государств, чье колониальное происхождение не вызывает сомнений - тем более, что в случае Австралии колониальное освоение началось сравнительно незадолго до того, как первая "алия", то есть еврейская иммиграция, заложила фундамент сегодняшнего еврейского государства.

"Евреи первой "алии" не вытесняли местное население путем завоевания или запугивания, как это делали американцы или австралийцы. Они законно и открыто покупали землю, часто считавшуюся непахотной, у отсутствующих хозяев. Никто из тех, кто признает законность Австралии как англоязычного христианского государства, или американский Запад как часть Соединенных Штатов, не может поставить под сомнение еврейское присутствие в сегодняшнем Израиле с 80-х годов XIX века до наших дней. Даже до раздела по резолюции ООН 1947 года международные договоры и законы признавали присутствие еврейской общины в Палестине как правовой объект, и любое разумное обсуждение конфликта должно исходить из того, что в своей основе это - конфликт "права против права". Такие конфликты часто труднее всего разрешить, поскольку каждую из сторон надо убедить поступиться тем, что она считает своим абсолютным правом. Задача становится еще более трудной, когда некоторые представители обеих сторон считают, что их претензии основаны на божественном мандате".

В результате войны, развязанной арабскими государствами против новообразованного Израиля, вытеснение части палестинского населения действительно произошло, и проблема беженцев возникла. Но она приобрела совершенно иной характер, чем во всех остальных случаях - никакой попытки ее международного решения принято с тех пор не было, и статус палестинского беженца определяется сегодня совсем иначе, чем во всех остальных случаях: для его получения достаточно прожить два года на территории Израиля, независимо от обстоятельств этой жизни. Арабские государства за минувшие 56 лет ни предприняли ровно ничего для абсорбции этих беженцев, чтобы иметь постоянный козырь против Израиля, и их судьбой занимается специально образованное агентство ООН. За это же время Израиль абсорбировал более 800 тысяч еврейских беженцев из арабских стран, и никто, кроме Израиля, не оказал этим людям ни содействия, ни внимания.

Есть ли основания утверждать, что требования, предъявляемые к Израилю, резко завышены по сравнению с другими современными государствами, и что мнения о нем предвзяты? Алан Дершовиц утверждает, что именно так дело и обстоит.

Книга "Аргументы в пользу Израиля", как видно уже из самого ее названия, не претендует на статус беспристрастного исторического повествования. Отчасти тут можно сослаться на общий накал дебатов по ближневосточному вопросу, в которых любую позицию легко представить как экстремистскую. Тем не менее, позиция Алана Дершовица гораздо корректнее, чем позиция адвоката в суде - это попытка оправдать Израиль, но не обелить. Тот факт, что в Израиле нарушаются права человека, в первую очередь палестинцев, не подлежит сомнению и вытекает из простого факта, что Израиль - реальное государство. Права человека нарушаются в Великобритании и США, во Франции и Австралии. Вопрос в том, насколько часто они нарушаются, и к какой категории государств относится Израиль.

Дершовиц не закрывает глаза на прискорбные эпизоды в истории еврейского государства и, в том числе, на самый, пожалуй, мрачный из этих эпизодов - резню, учиненную отрядом еврейских ополченцев во время войны 1948 года в арабской деревушке Деир Яссин. Согласно исследованиям палестинских историков, там погибло около 120 мирных жителей. Дершовиц упоминает и резню в ливанских беженских лагерях Сабра и Шатила в 1982 году, совершенную ливанскими фалангистами при попустительстве израильских оккупационных властей, и массовое убийство молящихся палестинцев в 1994 году еврейским религиозным фанатиком Барухом Гольдштейном. Но об этом в Израиле никогда не забывали, и никто этими историческими эпизодами там не гордится - уроки Деир Яссина, по поводу которого Бен-Гурион направил письмо с извинениями королю Трансиордании Абдулле, сегодня известны каждому солдату Сил обороны Израиля. Никто, однако, не приносил извинений за массовые погромы, устроенные палестинскими арабами во второй половине 30-х годов, когда погибли сотни евреев, а большинство историков деликатно именует эти эпизоды "беспорядками".

Многим знакома кровавая статистика последних лет: гибнут израильские мирные жители от бомб террористов, а в ходе ответных карательных операций гибнут палестинцы. Эту статистику можно услышать в новостях почти ежедневно, и она служит еще одним поводом осудить Израиль, поскольку с начала последней "интифады", то есть палестинского восстания, арабов погибло гораздо больше. Но эта статистика, как отмечает Алан Дершовиц, заслуживает более пристального взгляда.

"Для многих этой простой арифметики было достаточно: погибло больше палестинцев, чем израильтян, и один лишь этот факт доказывает вину Израиля. Игнорируют тот факт, что хотя к июлю 2003 года погибли "всего лишь" 810 израильтян, палестинские террористы пытались убить еще тысячи, и это им не удалось лишь потому, что израильские власти предотвратили около 80 процентов спланированных террористических нападений. Игнорируется также тот факт, что в числе 2000 или около того убитых палестинцев - сотни террористов-самоубийц, изготовителей и метателей бомб, главарей террористов и даже обвиняемых в коллаборационизме, которых убили другие палестинцы. Если считать только мирных жителей, израильтян убито гораздо больше, чем палестинцев. Более того, за десятилетия борьбы с терроризмом Израиль убил меньше палестинских мирных жителей, чем любое другое государство в истории, столкнувшееся с подобным насилием, и эти трагические случаи были несчастным побочным результатом борьбы с терроризмом, а не мишенью насилия".

Обвинения, звучащие в адрес Израиля, как правило основываются на некоем абсолютном стандарте нравственности, который не применяется практически ни к какой другой стране мира. Вот только один пример. Соединенные Штаты, объявившие после терактов 11 сентября войну международному терроризму, присвоили людям, захваченным в ходе этой войны, некий юридически туманный статус "незаконных бойцов", изъяв их из-под юрисдикции американских судебных органов и даже международных Женевских конвенций. Американские суды, обычно не отличающиеся робостью, отказываются принимать дела этих людей к рассмотрению, ссылаясь на свою неправомочность. Между тем израильские суды регулярно вступают в спор с армией и умеют настоять на выполнении своих решений. Такой степени судебной независимости не знает ни одна другая страна - ни сегодня, ни в истории.

Тот факт, что Израилю удается сохранить большую часть демократических и гражданских свобод в условиях жестокой войны против его мирного населения, как правило игнорируется. В последнее время теракты самоубийц нередко сопровождаются формальным осуждением со стороны представителей палестинской автономии, но с обязательным пояснением, что реальная вина лежит на самом Израиле, который угнетает палестинцев и отказывается вести с ними мирные переговоры. Алан Дершовиц напоминает, что Израиль уже проявил беспрецедентную готовность к таким переговорам и, в итоге известной встречи в Кемп-Дейвиде, согласился на образование палестинского государства на всей территорией полосы Газа, 95 процентах Западного Берега и в Восточном Иерусалиме, с контролем над Храмовой горой, правом на возвращение части палестинских беженцев и компенсационным фондом в 30 миллиардов долларов. Глава палестинской автономии Ясер Арафат отверг это предложение, не выдвинув никакого встречного, и именно на него возложили вину за срыв переговоров и президент Билл Клинтон, под эгидой которого они проходили, и даже посол Саудовской Аравии в США принц Бандар, выступавший на них в качестве посредника.

Между тем, Москва упорно отказывается вести переговоры с представителями Чечни, где она много лет ведет войну; но когда в московском метро был совершен жесточайший акт террора против мирного населения, я не нашел в западной прессе попытки возложить вину за него на Россию. В случае Израиля такие обвинения раздаются каждый раз.

После Кемп-Дейвида Арафат, судя по всему, принял решение добиться террором того, чего не хотел добиваться компромиссом на переговорах. Поводом к этому якобы послужил известный визит Ариэля Шарона на Храмовую Гору - несмотря на то, что палестинские власти были оповещены о визите заранее, и несмотря на то, что она является для евреев первой и единственной святыней, а не третьей по счету, как для мусульман. Невероятнее всего, что значительная часть мирового общественного мнения приняла такое объяснение, вопреки свидетельствам о том, что кампания террора была спланирована заранее. Визит Шарона был сочтен достаточной провокацией для уязвленных чувств палестинцев - но никто, почему-то, не усматривает такой провокации в неустанной антисемитской пропаганде, которую ведет палестинская сторона.

Вот как оценивают книгу Дершовица рецензенты в журнале Harvard Political Review:

"Аргументы в пользу Израиля" не назовешь интеллектуальной бомбой. Эта книга не изменит существа спора. Она ничего не сделает для воскрешения ныне втоптанной в пыль "дорожной карты". Она не выдвигает никаких существенных политических предложений. Цель Дершовица куда скромнее, но она весьма важна: ответить на обвинения, базирующиеся на инстинктивной неприязни, а порой и ненависти к Израилю, с помощью рассудка и фактов, и реабилитировать еврейское государство в глазах общественного мнения, признавая при этом неизбежность решения посредством раздела на два государства. "Аргументы в пользу Израиля" - лишь небольшой шаг в этом направлении, но небольшие шаги - это как раз то, что нам нужно".

Недавняя конференция в Брюсселе, где шла речь о новой волне антисемитизма в Европе, широко обсуждалась на страницах европейской печати, и многие выдвигали аргумент, который я нашел, в частности, во французской газете Mond, в статье социолога Эдгара Морена. Нынешний антисемитизм, утверждет автор, имеет очень мало общего с историческим религиозным и расистским антисемитизмом - это антисионизм, вызванный реакцией мусульманского мира на оккупацию Израилем палестинских территорий.

Такой аргумент с одной стороны не очень понятен, а с другой - не очень убедителен. Сионизм - это националистическое движение евреев, и в этом качестве заслуживает по крайней мере такого же понимания или, как минимум, нейтралитета, как национализм любого другого народа. В любом случае, эту разницу всячески стараются стереть именно те, кто этот "антисионизм" рьяно исповедует, прибегая к помощи нацистской пропаганды, "Протоколов сионских мудрецов" и кровавого навета. Может быть, французскому социологу надо сначала убедить именно этих людей в том, что они не антисемиты, что они просто неверно себя понимают.

Чтобы понять, что речь идет не просто об обмане зрения, а о последовательно практикуемом двойном стандарте, сравним отношение европейской печати к другим политическим ситуациям, напоминающим ближневосточную. Вопрос о колониальных войнах и колониальном гнете можно поднимать и в отношении уже упомянутой Чечни, Тибета, захваченного Китаем в начале 50-х годов, и китайской же Синцзян-Уйгурской автономной области, индийского Кашмира или шриланкийских тамильских территорий. Во всех этих местах соблюдение правовых и демократических стандартов не идет ни в какое сравнение с израильской практикой, и тем не менее мера ответственности назначается не в пример ниже той, которая действует в случае Израиля.

Но рельефнее всего механизм двойного стандарта обнажается в сравнении судеб палестинцев и курдов, потому что нынешнее положение курдов - прямое наследие колониального цинизма Европы. После Первой Мировой войны европейские державы обещали курдам, одному из древнейших народов Ближнего Востока, самоопределение. Но это обещание было почти тотчас же забыто - отчасти из-за того, что Турция отбросила опереточный марш Греции на Анкару при попустительстве европейских союзников и сохранила часть курдских земель за собой, отчасти потому, что для консолидации нефтяных месторождений часть Курдистана объединили с Месопотамией в новое полуфиктивное государство Ирак, а остатки роздали Ирану и Сирии. Это поведение в отношении курдов нельзя назвать иначе, как циничным обманом. Судя по всему, и сегодня ничего для компенсации этого исторического мошенничества сделано не будет. Естественно было бы ожидать, что первые полосы сегодняшних газет должны быть переполнены сетованиями на горькую участь курдов и обличениями двуличия западных держав. Но газеты предпочитают обличать Израиль.

Американская конституция гарантирует своим гражданам равную защиту перед законом. Это значит, что со слабого и бедного нельзя требовать больше, чем с сильного и богатого. Но в так называемом международном праве мы ничего подобного не видим - с Израиля всегда спросят вдвое больше, чем с любого другого. Те, кто не считает это антисемитизмом, просто давно не заглядывали в толковый словарь.


Другие передачи месяца:


c 2004 Радио Свобода / Радио Свободная Европа, Инк. Все права защищены