Мы переехали!
Ищите наши новые материалы на SvobodaNews.ru.
Здесь хранятся только наши архивы (материалы, опубликованные до 16 января 2006 года)

 

 Новости  Темы дня  Программы  Архив  Частоты  Расписание  Сотрудники  Поиск  Часто задаваемые вопросы  E-mail
22.8.2017
 Эфир
Эфир Радио Свобода

 Новости
 Программы
 Поиск
  подробный запрос

 Радио Свобода
Поставьте ссылку на РС

Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru
 Россия
[27-12-02]

Ваши письма

Ведущий Анатолий Стреляный

В последнем в этом году выпуске <Ваших писем> включены отрывки из передач, звучавших в течение года.

Мне больше всего запомнилось - и понравилось, как Алексей Петрович Митькин из Архангельской области описал в начале ушедшего года свой зимний день.
Утром проснулся, и сразу дела.
Коз накормил, козлят и кролят.
Собаке дать, курочкам, гуси - га-га.
Кушать хочется всем каждый день, это да.
За водой потом сходишь: фляга пуста.
Дровишки по ходу: без печки нельзя.
Тепло от неё и пища всегда.
Перекусишь и кот тут как тут: мяу, мя.
К поезду сходишь, чего-то продашь
Так и живёшь, так и скрипишь,
Хочется выпить - найду, ещё жив.
Снег целый день, снег целый день.

"Привет, Иваныч! Пишет тебе Колян. Прочти моё письмо по радио и передай от себя привет и какую-нибудь клёвую музыку всей нашей тусовке: Петрухе, Серёге Длинному и Серёге Кучерявому, Стасу, Ивану, Владу, Лёхе, Алексу, Вовану, а также нашим боевым подругам Анке и Светке. Передай от нас привет американским ребятам и девчонкам. Пусть держат хвост пистолетом. Скоро всех чёрных, где найдём, там и замочим типа там чурок всяких и жидов, особенно негров - ну, ты понял. Жизни от них нету ни русским, ни американцам. Прикинь, если Россия и Америка будут дружно мочить всякое татарво, то татарве хана. Мы пьём за наших новых американских друзей. Ура! И потому как ты теперь тоже вроде как друг России, то совет тебе дружеский: поменьше выпендривайся, понял? А то не мужицкое это дело - трепаться по радио. Найди ты себе работу поприличнее типа шофёра или сварщика, а то геморрой себе насидишь или язву сибирскую подхватишь, читая наши письма. Или иди по лимиту в менты чурок долбать. Прикинь: и московскую прописку получишь, и будешь, как все нормальные люди, а то - как журналистка какая-то. И что у тебя за фамилия такая? Кликуха, что ли? Или может ты еврей? А почему тогда Иваныч?"

Вместо подписи нарисован "пузырь" сорокаградусной и ёлочка. Извини, Колян, но тёмный ты человек, ты и Серёга Длиннный, и Серёга Кучерявый, и кто там ещё, и ваши боевые подруги Анка и Светка. Тёмные вы все, как тёмная ночь, хотя и светлой масти. В Америке среди ребят и девчонок, которым ты передаёшь привет, каждый пятый - чернокожий, и они все, подавляющее большинство и белых, и чёрных, так воспитаны, что лучшее, что скажут они вам, - что люди вы дремучие, опасные для самих себя, что никогда вы не будете клёво жить. Они, в отличие от вас, народ здравый, смотрят на вещи открытыми глазами, они знают, что с такими мусором, с такой дрянью в голове, как у вас, ничего в жизни не достигнешь - ничего путного не изобретёшь, не построишь, хорошо не заработаешь, с такими мозгами место найдёшь только на нарах или шестёрочное где-нибудь, на подхвате.

Следующее письмо: <Мой начальник уже дважды твердил мне, что среди погибших во Всемирном торговом центре в Нью-Йорке 11 сентября прошлого года не было ни одного еврея. Якобы Моссад всё знал заранее, евреев предупредили, и они не вышли на работу. Я ему пытаюсь объяснить, что спецслужбам ни к чему так явно засвечивать себя, не стали бы они спасать угодных им людей, даже если бы у них имелась информация о готовящемся нападении. Но всё же, Анатолий Иванович, - сколько евреев погибло 11 сентября? Успокойте антисемитов>.

У автора высшее образование, он из Тульской области, не старый, любит слушать радио <Свобода>, одобряет наши передачи, он всей душой за демократию: И думает, что американцы считают, сколько у них наций в каком учреждении: Как считали в Советском Союзе - чтобы заявлять с гордостью по торжественным дням: <У нас в совхозе трудятся представители ста национальностей, и никто не смотрит, никто никого не спрашивает, кто какой национальности>. Что же вы-то, партком-профком, спрашиваете да считаете их?!

Пишет господин Лисин: <Почему у Соединённых Штатов, готовых поделиться со всем миром своими достижениями, просто хлебом, столько врагов? Люди, которые мечтают стереть Америку с лица земли, думают, что она выдумала капитализм: хороший - для себя и плохой - для них. Они не знают, что капитализма никто не выдумывал. Он возник естественным путём, источник его простой: стремление человека жить завтра лучше, чем сегодня. Если кто-то укажет мне хоть одного человека из шести миллиардов, кто стремится жить завтра хуже, чем сегодня, тогда я признаю свою неправоту. А пока утверждаю, что стремление жить завтра лучше, чем сегодня, есть закон, который всегда будет действовать независимо от того, осознают его люди или нет. Как же удержать людей от злодеяний? Разве террориста-самоубийцу может удержать страх перед наказанием? Все злодеяния в мире можно объяснить только дремучим невежеством. И никакие заклинания, призывы, увещевания не помогут. Выход один - просвещение, расширение кругозора людей>.

Согласен с вами, господин Лисин. Конечно же, ученье свет, а неученье тьма. Как говорит чеховский герой, если бы не было ненависти и злобы, люди имели бы друг от друга громадную пользу. А просвещённому человеку всё-таки легче справляться со всякой врождённой мутью в душе.

Пишет господин Смирнов: <Я с огромным удовольствием и величайшим интересом слушаю ваши радио-спектакли. Ныне ваше вещание большой опасности не представляет и воспринимается как увеселительный балаган. В театр ходить не надо - билеты дорогие, а тут смешно, грешно и бесплатно. Ваше радио народу просто необходимо. Это как телефон доверия, куда люди могут обратиться и поделиться тем, что у них наболело. Вроде бы всюду дерьмократическая свобода и гласность, но своё личное мнение нигде, кроме радио "Свобода", не выскажешь. Простому народу до трибуны не пробраться, везде нужно платить мзду, кроме радио <Свобода>, где хоть и выборочно, но читаются письма, а это уже кое-что>.

Большую часть своего письма господин Смирнов посвящает будущему России. <При всём желании, - пишет он, - даже Путин ничего толком изменить не сможет. А вот ежели он сумеет создать госаппарат и структуру государства, как у Гитлера или Сталина, то многие вопросы реализует более успешно. Народу нужен более решительный фюрер, рыцарь на белом коне, который будет способен вернуть нам честь и достоинство звания россиянина. Дураку понятно, что народ жаждет, чтобы нашёлся решительный лидер и крикнул: <Виват, Россия!> Правда, дальше господин Смирнов уточняет, что жаждет этого не весь народ и не для всего народа, а православная его часть и только для православной. <Подумать только, - пишет, - в самой России многие стали баптистами, мусульманами, кришнаитами, буддистами, иеговистами и скоро станут католиками! Эти людишки, перескакивая из одной веры в другую, должны знать, что являются изменниками своей истинной православной веры предков, созданной апостолами Христа. Да Горбачёв в сравнении с этими иудами искариотами кажется святым! Воля Творца - это закон для подчинённых>. Призывает нас не думать о земном, материальном, особенно о денежном довольствии, ссылается несколько раз на евангелие, в конце сокрушается: <Информации в голове много, а поделиться не с кем. Нет толковых философов. Вот только <Свобода> говорит: пишите и читает иногда то, что ей пишут. С уважением православный Смирнов>.

Сам Господь Бог дал свободу выбора человеку: хочешь, говорит, верь в меня, хочешь - не верь, живи как знаешь, а Смирнов, как видим, не даёт - будь православным, и точка. И сам же за каждым словом: Христос, Христос: Христос, православие и - Сталин, Гитлер. Да ведь безбожники оба были! И кончили оба плохо, и дело рухнуло как одного, так и другого, а он предлагает Путину брать с них пример, уверен, что у него получится. И вот ответ тем, кто возмущается в письмах на <Свободу>, что мы позволяем нашим слушателям ставить на одну доску Сталина и Гитлера. Ставит их на одну доску не враг того или другого, а <лепший> (его слово) друг обоих. Да, лепший друг Гитлера - и русского народа, от которого Гитлер хотел оставить самую малость для рабского развода. Сталин, Гитлер, Христос и Русский Народ - всё это у нашего Смирнова рядышком, всё сият в душе, такой аналой, четыре пудовых свечи. Я забыл: и Путин. Так что пять свечей.

Савва Петр Мафтеевич из села Нижние Станивцы Кицманского района Черновицкой области: <До 1991 года я работал на военном заводе. Зарплата была не ахти какая, но жить можно было. В свободное от работы время я вёл спортивную работу среди детей и молодёжи. Койко-место в общежитии - вот и всё, что мне было нужно для жизни. После сильнейшего горбачёвского землетрясения, когда наше государство буквально развалилось в угоду (извините за прямоту) Западу и Америке, нас (8 тысяч человек) разогнали. Пожалел меня один добрый человек. Теперь я вместо пса охраняю его дачу на селе. Небольшой огородик, сад, вот и ковыряюсь. Но как-то я уже без спорта не могу. Организовал для детей спортивный комплекс: теннисный стол, шашки, шахматы, выкопал пруд 50 на 20 метров. В лесу проложил велотрассу на три километра. Стали приходить толпами. Смотрю, надо уже расширяться. Я к председателю сельсовета: так и так, давайте организуем какой-то спортзал. <Не до этого мне. Вон кладбища позарастали, превратились в мусорные свалки>. - <Давайте я наведу порядок. Одно условие: потом дадите зал>. Год я приводил в порядок четыре кладбища: еврейское, католическое, два православных. <Ну, что, даёте зал?>- <Вот ещё приведём в порядок берег речки>. Ну, что ж, речка так речка. Ещё год ушёл. В общем, село я привёл в нормальный вид. <Ну, что, даёте зал?> - <Не до этого. Вот детсад нужно ремонтировать>. Ещё ушло полгода. Что ж вы думаете? Дал председатель помещение? Да - после того, как я три раза написал президенту Украины Кучме. Я не нарадуюсь. Но в селе завёлся местный Бен Ладен, хулиган, который портил всю картину. Председатель говорит: <Ты знаешь, в городе у него есть крыша>. После четырёх обращений к президенту поставили его на место. Тут ещё одна беда нахлынула на наше село: гепатит. Думаете, медики кинулись что-то делать? Да, только после трёх моих обращений к президенту Украины Кучме. Тут, смотрю, наркотики стали проникать в наше село. Ну, думаю, это конец Украине. Я к председателю, к участковому. <А что мы сделаем?> И только после трёх обращений к президенту Украины Кучме начали принимать меры. В общем, чтобы что-то сделать у нас, нужна хорошая палка. Я вместо палки использую президента Украины Кучму. Интересно ваше мнение: может, плюнуть на всё это безобразие, а то уже и угрозы в свой адрес слышу?>

Не плюнете, даже если я посоветую плюнуть, Пётр Мафтеевич, - такой вы, судя по всему, человек. Вам бы выдвинуться там в передседатели сельсовета на очередных выборах! Вот это было бы, по-моему, то, что надо. По моим прикидкам, таких, как вы, на всю Украину наберётся человек пять-шесть, на всю Россию - десять-двенадцать. А в Америке, в Канаде, в Западной Европе таких в каждом городке с десяток, и вокруг них, как вокруг магнита, остальные. Это и есть то, о чём говорят: гражданское общество. Гражданское общество - это когда люди сами, без палки под названием <президент Кучма>, делают всё, чтобы им лучше жилось. Вот такое общество действительно было бы в угоду Америке.

Письмо неизвестного: <Я, бывает, читаю "Свободу" по Интернету, чтобы меньше уходило денег на батарейки для радиоприёмника. У меня одна знакомая из Малоярославца, у неё новенькая машина "AUDI", но эта знакомая на своей "AUDI" редко ездит, потому что бензин дорог. И есть один знакомый пенсионер, он курит дешёвый <Беломор>, ему дешёвый <Беломор> покупает дочь не где попало, а на оптовых рынках, а сама она ездит на шестисотом мерседесе".

Может быть, потому она и ездит на таком мерседесе, что знает, где купить дешёвый <Беломор>.

Беру следующее письмо: <Пишет вам постоянная ваша слушательница Ханна Минглет. Хочу поделиться своей сокровенной мечтой: буду счастлива, если увижу с петлёй на шее Чубайса: Скорей бы его повесили или убили, как Старовойтову. Придумал веерное отключение, мучает народ. Чубайсу нужно съездить в Туркмению и поучиться у Туркменбаши. Сапармурад Ниязов для своего народа сделал свет бесплатно, газ бесплатно, вода, соль, спички бесплатно. Очень плохой человек Чубайс. А мог бы быть хорошим. Смог бы для нас сделать цены на свет, на газ ниже, а в Грузию, Молдову, Европу, Украину - подороже. Моей бабке повысили пенсию на 130 рублей, и тут же квартплата дороже на 100. Чубайс постарался. Будь проклята та женщина, которая:>

Хорошо, Хана. Допустим, он повешен. Вы его и повесили. Представить это легко. Кожаная тужурка, маузер на бедре. Комсомольская богиня. Маузер - это такой большой пистолет, самый большой из пистолетов. Тяжёлая штука, но руки ваших предшественниц быстро привыкали. Дело сделано, и вы стали на место Чубайса. Своя рука владыка - первым делом снизили цену на ток, ваша бабушка довольна. У вас миллион-другой рабочих, техников (инженеров, правда, нет - они повешены как пособники Чубайса). Сотни электростанций, тысячи километров электропередач. Это всё надо обслуживать, чинить, менять изношенное. Платить рабочим: Где вы будете брать деньги? Не уверен, что вы даже успеете задать себе этот вопрос. Вожаки ваших рабочих объявят вас врагом народа, что, в общем, будет правда, агентом ЦРУ и ещё двенадцати разведок, что будет большим преувеличением, и по требованию трудящихся вас расстреляют ваши соратники, и ваш сын напечатает в газете объявление, что отказывается от такой матери. Лет через семьдесят раскопают это всё в архивах и скажут: была такая Хана Минглет, очень любила свою бабушку, вообще всех бедных людей, хотела, чтобы всё для них было дёшево, а лучше - вовсе бесплатно, как у Отца Всех Туркмен, за что и пострадала:

<Поудобнее присядьте, друг любезный, ибо хочу сообщить вам новость, от которой можно потерять усидчивость, - пишет одна монашка домашнего пострига, как она себя называет. - Меня давно удивляло, почему у старушек при свечных ящиках такое неустойчивое, злобное настроение. Их прозвали православными ведьмами. Теперь открылась причина. Химики обнаружили в свечах то же вещество, что в клее <Момент>. Этот клей пользуется большой популярностью у токсикоманов. Старушки, значит, нанюхаются, бедные, этой дряни, а окружающий церковный народ мешает им ловить кайф, вот и злятся. Ознакомьте с этим фактом слушателей <Свободы>, которые её любят, и недоброжелателей, которые её тоже любят, но не смогли пока понять этого>. Весёлая монашка. В заключение рассказывает анекдот: <Большая очередь в рай, апостол Пётр ведёт приём. Подходит таксист в потёртой кожанке. Пётр пропускает его без очереди. Священник и преподаватель духовной семинарии возмущаются. Апостол им говорит: <Когда один из вас произносил проповеди, прихожане уходили из храма. Когда другой читал лекции, семинаристы засыпали. А когда этот таксит мчался по городу, все вокруг молились Богу>.

Письмо на восемнадцати страницах прислал из Минска господин Костин. Он считает, что радио <Свобода> не только сама ведёт подрывную работу против России и Белоруссии, но и направляет такую же работу российского телевидения, которое показывало, например, западные тюрьмы, где <заключённые обеспечены хорошим питанием, медицинским обслуживанием, учёбой, спортивными занятиями и даже совершением свадебных обрядов>. Скажу больше, господин Костин: раз в неделю им меняют зубные щётки. <Разве эти показы, - пишет господин Костин, - направлены на то, чтобы помочь России стать сильной и процветающей? Скорее наоборот. Цель их - деморализовать страну. Требования западных либералов и их российских пособников об улучшении условий содержания заключённых являются лицемерными и кощунственными. Интенсивная круглосуточная пропаганда радио <Свобода> на Россию и другие страны бывшего ССССР направлена на разжигание межнациональной розни. <Свобода> постоянно вмешивается во внутренние дела России и её бывших союзных республик. <Свобода> разжигает страсти об альтернативной службе и даёт советы, как уклониться от призыва. Хотелось бы, Анатолий Иванович, услышать ваши возражения. Только не говорите, что деятельность <Свободы> направлена на то, чтобы помочь России. Эти сказки сказывались не раз многими деятелями Запада. Теперь в них никто не верит>.

Не буду я вам возражать, господин Костин. Мне кажется, вы не случайно отдали бывшие советские республики России. Один раз сказали: страны бывшего СССР, а второй: России. Так всё чаще говорят в литературно-политических кругах Москвы. Раньше стеснялись, а теперь режут свою правду-матку открыто, в солидных газетах. Не было, говорят, никакого Советского Союза, а была Россия со своими народами, и вот её-то, <историческую Россию>, и должен, мол, восстановить великий человек вроде Петра Первого, если, конечно, появится. А не появится - дело будет плохо. Уже ни на что не надеются, только на великого человека. Так и заявляют: это - последняя надежда.

<Русских националистов не существует, - пишет господин Ильин из Петербурга. - Есть русские фашисты и русские империалисты, которые выдают себя за националистов. Они ненавидят, например, украинцев, считают их предателями и одновременно кричат им: давайте будем вместе! Вы понимаете это, Анатолий Иванович? Стремиться к единению с предателем, быть вместе с предателем может только кто? Выживший из ума или кто?>

Так сходили с ума, господин Ильин, жёны многих членов коммунистической партии в советское время. Пишет в райком партии: <Он мерзавец, он предал меня и наших детей, ушёл из семьи, он обманывает партию при уплате партвзносов, он вор и подлец, прошу вернуть его в семью>.

Из города Колпашево Томской области пишет Гвоздь Михаил Петрович: <Интересные письма читает Анатолий Стреляный про Сталина и разные другие. И чем больше читает Анатолий писем, тем больше понимаешь, что мир каким был, абсолютно таким и остался. Учитывая то, что на планете нашей живёт больше шести миллиардов человек и эта масса людей требует идеального руководства:> Учитывая хотя бы только это, согласитесь, Михаил Петрович, что мир всё-таки меняется. Ещё совсем недавно было два миллиарда, и те не могли как следует прокормить себя, а сегодня уже больше шести, и целый миллиард из них процветает так, что его называют золотым: одни - с восхищением, другие - с недоброй завистью, но он существует и прирастает.

Один наш слушатель раздумывает, как сделать, чтобы у всех в России <осознание жизни было хорошее>. <Нужно, чтобы президент ездил не с охраной и снайперами, а на последней электричке в старом пальтишке, и решения принимал не в Кремле, а в душе, по правде. Тогда и бабке с дедом хватало бы, и больным по чуть-чуть. Вот в чём секрет власти-то>, - пишет он.

Я знаю ещё один секрет. В таком случае президент вынужден будет каждый день выдумывать себе нового врага. Ведь от его поездок на электричке, от решений <по правде последнего вагона> коровы лучше доиться не станут, и надо будет как-то объяснять бабке с дедом, кто виноват.

Пишет Сергей из Москвы: <Я много читаю о репрессиях и лагерях. Мне необходимо знать обо всём этом. Я не понимаю, почему большинство людей не хотят слышать ничего плохого о прошлом. Их устраивают мифы, которыми они жили прежде. Я бываю в музее Сахарова, у них отличная библиотека, и там можно найти сведения о репрессированных по всему бывшему Союзу. Мне 34 года, живу в Москве, образование среднее техническое, женат, два сына, хорошая работа - небольшая мебельная артель, на паях с друзьями. Для меня репрессии, страдания невинно осуждённых - больная тема. Это не только потому, что репрессировали моих предков. Их, правда, не уничтожили, только ограбили, как кулаков и верующих, ну, и жизнь, конечно, покорёжили>.

Это письмо отвечает на вопрос, как должны были бы относиться россияне к прошлому своей страны, чтобы жизнь у них сегодня была если и не лучше, то чуть-чуть чище. Сразу, конечно, вспоминается власть, казённая пропаганда. Люди прислушиваются к власти, хотят быть с нею в ладу, это естественно. А казённая пропаганда в России правду о прошлом особенно не выставляет, не жалует, интереса к ней не поощряет. И здесь власть только идёт навстречу народному большинства - глубинному народному пожеланию. Чтобы хорошо себя чувствовать, чтобы ощущать бодрость во всех своих членах, быть готовым, как говорится, к великим свершениям, народ должен или безмерно гордиться своим прошлым, или наоборот, свирепо его топтать. Таковы все общественные организмы, именуемые народами и нациями.

Письмо из Шишак, пишет Анатолий Свириденко: <Уважаемый тёзка, посылаю мои заповеди, которые написаны только на основании моего личного опыта. <Первая заповедь. Не доверяйте адвокатам. Нет ничего опаснее перекупленного адвоката. Изучайте право! Без адвокатов надежнее! Вторая. Не доверяйте должностным лицам. Чем выше должность, тем больше вероятность, что занимает её сволочь, причём, полуграмотная. Эти люди понимают только один язык: наотмашь по роже. Никогда не давайте им взяток, даже если от этого зависит ваша жизнь. Подумайте о будущем ваших детей. Третья заповедь. (Неожиданная для меня, надо сказать). Не доверяйте научным авторитетам. Нужна наука - постигайте лично. Четвёртая. Не доверяйте партиям, общественным организациям, религиозным деятелям, которые обещают рай на земле или под землей. Они хотят одного: согнать народ в стадо, стать пастырями и доить, доить, доить. Никогда не идите ни в какое стадо. Пятая заповедь. Не доверяйте никаким органам правопорядка. Никогда не надейтесь на их помощь. Надежда на порядочность сотрудников должна быть отброшена напрочь. Шестая (эта заповедь, по-моему, проливает кое-какой свет на происхождение письма). Не доверяйте друзьям, особенно близким. Скорее всего "друг" вас будет использовать как дармовую рабсилу, источник дохода, дармовой выпивки и закуски. Не исключается, что, имея доступ в ваш дом, будет использовать вашу жену (мужа) по прямому назначению. Может и украсть. Седьмая. Не доверяйте коллегам - всем, никаких исключений, особенно тем, кого вытащили из грязи, кому хорошо платили, снабжали ценными идеями. Восьмая заповедь. Не взирайте на нацию, не будьте националистом, когда решаете вопрос о доверии человеку - дерьмо интернационально. Девятая. Не доверяйте бизнесменам, тем более, крупным. Порядочные люди, специалисты экстракласса не идут ни в бизнес, ни во власть...> Я вас не утомил, господа слушатели? Осталось три заповеди. <Не доверяйте технике, лекарствам, оружию, продуктам, напиткам, - гласит десятая. - Независимо от фирмы и страны. Одиннадцатая. Не доверяйте всем прочим: врачам и педагогам, компьютерщикам и дворникам. Никогда никому не прощайте хамства, воровства и предательства, - это двенадцатая и последняя заповедь. - Используйте абсолютно все предусмотренные законом меры воздействия, но когда они исчерпаны, используйте все остальные. Научитесь давать отпор, если не хотите быть быдлом. У вас нет и никогда не будет другого пути к нормальной жизни. С уважением тоже Анатолий>.

Письмо пришло по электронной почте, я сразу откликнулся: кто же, мол, так вас обидел, что вы потеряли веру в человечество? <Попробовал бы кто-нибудь меня обидеть! - такой последовал ответ. - Я выиграл четыре гражданских дела без адвоката, также без адвоката добился рассмотрения моего дела в Евросуде. Обидеть меня физически? Я мальчишкой работал старшим физинструктором. Прислать фотографию, где я в плавках? За пять советских лет моя зарплата составила 55551 рублей (18 тысяч <зеленых> в год). По моим сведениям, больше в СССР не получал никто, хотя воровали и больше. Прислать копию справки? Первый в СССР частный грузовой автомобиль тоже у меня: "Урал -375>, приобрел на одну месячную зарплату. Может, будете в наших краях - заходите. Многого не обещаю, но кусок сала и килограм напитка найдётся. Телефон: адрес... Анатолий Свириденко>.

Справку о советских заработках присылать не надо, господин Свириденко, а снимок в плавках, пожалуй, пришлите: я покажу его нашим девушкам, чтобы знали, что даже красавец-мужчина может быть обиженным на весь мир. Обида на весь мир: Не зря таким крылатым выражением обозначено это явление. Из обиды на весь мир человек способен горы свернуть. Правда, обычно это как раз те горы, которые лучше бы не трогать. Черкните мне пару слов о килограмме какого напитка идёт речь, Анатолий. Если гнали по-советски, то есть, с участием сахара и муки, - увольте. По некоторым данным, кстати, качество самогона к востоку от бывшей советской границы улучшается.

Из Краснодарского края - госпожа Улиткина: <Здравствуй, балагур-разумник ты наш мюнхенский! Ну, вот скажи, кто тебя надоумил трепнуть такой бред, от которого у моего старика глаза на лоб полезли, - что чем больше у нас в России будет богатых, тем легче будет бедным от этого? Вот, значит, дошёл богатый до своей мечты - стал миллионером, и теперь, значит, всё заработанное будет отдавать бедным? А вот выкуси! Сегодня у богатого мечта - мерседес, а завтра - личный самолёт, а послезавтра - космический корабль. Слышал, небось, как американский миллионер захотел покататься в космосе и денег на это не пожалел?>

Слышал, госпожа Улиткина, - да, двадцати миллионов мужик не пожалел, и я от души радовался за тех российских рабочих, инженеров и учёных, которые получили от него эти денежки за своё изделие и услуги.

Письмо, автор которого почему-то просит не сообщать даже откуда оно: <На днях я зашёл в один старый дом, подлежащий сносу, - пошукать антиквариат. Хозяин уже стоял на крыльце, собираясь навсегда покинуть родовое гнездо. Он великодушно позволил мне обследовать дом, потом подвёл меня к огромному сараю и сказал: <Всё, что понравится, бери, мне ничего не надо>. От увиденного я утратил дар речи, а когда пришёл в себя, спросил у обладателя сокровища, откуда всё это взялось. Он ответил, что отец его работал когда-то на военном заводе, вот и разжился кое-чем. До самого потолка огромного, повторяю, сарая тянулись вязанки латунных прутков, труб из нержавейки, бруски титана: Лежали медные чушки, мотки нихромовой проволоки: Были тут листы нержавейки и дюраля. Громоздились кучи всевозможных деталей и приспособлений. Заваленные всем этим станки для обработки металла, как и станки для обработки дерева: Ящик с молотками, ящик с лопатами без черенков, ящик с напильниками, ящик с полировальнаками. Словно баранки в гастрономе, лежали и висели наждачные круги. Один угол был отдан электричеству. Тут стояли ящики с розетками, вилками, штепселями и разъёмами. Была тут стопка каких-то допотопных электронных устройств, на момент похищения, надо полагать, жутко секретных. В общем, Анатолий Иванович, там, в этом огромном сарае, было всё: и колёса от истребителя, и новая общепитовская кастрюля семидесятого года выпуска. Фантазируйте дальше сами. На правах хозяина, - продолжает автор этого письма, - я впустил в эту пещеру Али-Бабы двух мужичков, скромно попросивших лишнюю досточку. Через четверть часа я оказался в положении гепарда, которого стая стервятников оттесняет от законной добычи. Давно я не видел такого трудового энтузиазма! Сильное впечатление произвели на меня старик со старухой, которые пёрли на себе какой-то циклопический агрегат из этого сарая. Работа кипела сутки, что мне было только на руку. Когда поле для моей работы было готово, я обследовал сарай. Старинных вещей оказалось на удивление мало, и, чтобы не уходить с пустыми руками, я прихватил титатновый лом. Он стол на самом виду, и его никто не заметил. Вы скажете, что этот Али-Баба, этот <несун> - патологический случай. И будете неправы. Просто у него было больше возможностей, чем у других. Мой герой защитил диссертацию, у него десятки научных закрытых публикаций в области военной техники. Я уже лет десять занимаюсь чердачной археологией и не перестаю удивляться, например, обилию химической посуды в жилищах советских граждан. Колбы, бюретки, эксикаторы, тигли можно найти в каждом сарае. Всё это заросло паутиной, никогда не использовалось. Часто встречаются банки с какими-то немыслимыми химикатами. На банках надписи: <наркомат>, <наркомат>. Тырили, значит, и Сталина родного не боялись, вернее, боялись, но ничего с собой поделать не могли>.

Жалко, что автор этого письма запретил оглашать его фамилию и место действия. Место - Бог с ним, а вот автора я бы назвал с удовольствием. Очень уж хорошо, на мой вкус, он написал: <Словно короеды - откусывает каждый по крапинке, а все вместе, соборно, превращают своё бревно в труху, так же советские люди <схавали> свой любимый Советский Союз. Всех боялась советская власть - китайских ревизионистов, югославских перевёртышей, даже Австралия ходила в потенциальных противниках. А главного своего врага - советский народ проглядела советская власть. Впрочем, что это я? Нет, боялась и боролась всеми силами. Миллионы советских людей советская власть постреляла, немцам на погибель отдала, голодом заморила, скукой и тоской извела. За это он её и любил, кровь за неё проливал. А прикончил советский народ советскую власть не по злобе, а именно потому, что любил. Теперь ищет врага, который это сделал. Чаще всего это оказывается Америка и радио <Свобода>... Письмо моё написано, как вы понимаете, на бумаге, добытой в том сарае. На этой бумаге герой мой готовился, наверное, изложить свой очередной научный труд на благо <оборонки>, да не успел. Правда, кого и от чего он оборонял, непонятно. Родину от капитализма не уберёг, накопленное за много лет в сарае даже сыну оказалось ненужным:>

Этот <оборонщик> - всё-таки крайний случай, большинство советских <несунов> - то, есть, большинство советского населения - всё-таки пускали в дело то, что несли, всё использовали, всему находили применение, и только потому существовали, это был способ выживания. Советский бюджет на потребление выделял крохи, приходилось приворовывать, чтобы хоть чуть-чуть уменьшить перекос. Не короедами были советские люди. Они не пожирали своё бревно, а несли его сколько хватало сил, подкрепляли же эти силы воровством. Так что я читаю это замечательное письмо как гимн природе человека. Собственник, приобретатель по своей природе, вон в каких неблагоприятных условиях он сохранял эту природу: или природа его сохраняла, придавала смысл его существованию. На свету он был строителем коммунизма, а в тени - нормальным человеком, жил для дома, для семьи.

<Когда общественный деятель демонстрирует себя в помещении одного определённого вероисповедания, то он выставляет себя националистом, - пишет господин Гаркавый. - Особенно это заметно в стране со многими вероисповеданиями. Культурный человек должен понимать, что национализм - это проявление ненависти, это антипод религии. А Бог, признаёте вы его или не признаёте, присутствует всегда и везде. Маркс писал: <Религия - это вздох угнетённой твари, сердце бессердечного мира. Религия есть опиум народа>. Понятно, что люди не избавятся от исторических явлений, таких, как войны, революции, национализм, демографические взрывы и экологические потери, а вера в Бога им помогает жить. Можно верить в материализм, можно верить всё равно во что, главное - верить. Вера и есть Бог>, - господин Гаркавый хочет, чтобы мы неустанно внушали это нашим слушателям.

<Верую, что Бога нет>, - так Достоевский передавал состояние юных безбожников своего времени - то самое состояние, которое так ценит наш слушатель. Люди не избавятся от исторических явлений - это, по-моему, хорошо сказано. А раз так, то и верить будут кто во что горазд, внушай им или не внушай, что вера и есть Бог. Половина слушателей радио <Свобода> верят, что Запад - это ад, но при этом верят - тоже верят! - в коммунизм, то есть, в одно из порождений этого ада, а заодно и в христианского Бога, который тоже оттуда. Людей, которые верят в Аллаха и в коммунизм, я не встречал - наверное, потому, что Аллах - не западное изобретение. Правда, иудея, верящего в коммунизм, я тоже не встречал, а ведь иудаизм и христианство - не близнецы, но всё же братья, иудео-христинской называется западная цивилизация: Да, Запад дал им и христианство, и коммунизм, уложили оба изделия рядышком в своём багаже, а на Запад набросились с бранью. Святее и папы римского, и Карла Маркса захотелось быть: Самое смешное, что и этот фанатизм, слепую, воинственную преданность какому-нибудь учению, тоже позаимствовали у Запада, а думают, что припали к собственному источнику живой воды, и довольны. Может быть, он и прав, господин Гаркавый: главное - что верят, что довольны собой.

В самом начале передачи я привёл стихи Алексея Петровича Митькина из Архангельской области, он свой зимний день.
К поезду сходишь, чего-то продашь
Так и живёшь, так и скрипишь,
Хочется выпить - найду, ещё жив.
Снег целый день, снег целый день.

К концу передачи я приберёг другое его сочинение. Это воспоминания об Универсальной Владимировской шахте 1980 года. Тульская область.
Начальник участка наряд раздаёт:
"В шахту ты!.. В шахту!.. Полный вперёд!
А ты - домой, ты пьяный, иди,
Потом будешь должен все эти дни".
И пошёл, и поплёлся. Куда же? Куда?
При шахте в столовой, там пиво всегда.
И опять он гудит и гудит, и гудит.
Вот и прикрыли. Нельзя же так жить!

Один доброжелатель беспокоится о здоровье работников радио <Свобода>, даёт следующие советы: <Нельзя курить, употреблять алкоголь, даже пиво, и пиво, может быть, особенно, и не только нельзя употреблять, но и бывать в тех местах, где курят и употребляют, произносят бранные слова. Оберегайте себя и своих сродников от резких звуков, громкой ритмичной музыки (рока), от ярких неестественных цветов, по возможности не смотрите телевизор, не пользуйтесь компьютерами>.

Спасибо этому слушателю за добрые советы, но бывать в таких местах мне, например, я считаю, <по работе> положено, чтобы не отрываться от жизни, и должен сказать, что с годами там, кажется, и пьют, и курят меньше, дышать, во всяком случае, легче - может быть, потому, что уже почти не стало жестоких, убойных табаков. И компьютерами мы не можем не пользоваться, уже - при всём желании, и очень скоро никто в мире не сможет, каждый будет вынужден жить с компьютером, и грамотный, и вовсе безграмотный, причём, жизнь безграмотного компьютер облегчает больше даже, чем - грамотного. Я думаю об этом, когда получаю письма от людей, которые считают, что мы издеваемся над ними, употребляя совершенно тёмные для них слова: Интернет, Всемирная паутина, дабл-ю, дабл-ю... Потерпите, дорогие, ещё чуть-чуть!..

Программа выходит в эфир по пятницам в 23:10 (МСК).
Автору можно писать по адресу v@nbi.com.ua


c 2004 Радио Свобода / Радио Свободная Европа, Инк. Все права защищены