Мы переехали!
Ищите наши новые материалы на SvobodaNews.ru.
Здесь хранятся только наши архивы (материалы, опубликованные до 16 января 2006 года)

 

 Новости  Темы дня  Программы  Архив  Частоты  Расписание  Сотрудники  Поиск  Часто задаваемые вопросы  E-mail
23.7.2017
 Эфир
Эфир Радио Свобода

 Новости
 Программы
 Поиск
  подробный запрос

 Радио Свобода
Поставьте ссылку на РС

Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru
 Культура
[Архив]

Поверх барьеров

Оледенение или Потоп - чего нам ждать?

Марина Ефимова: На бесчисленных демонстрациях, проходящих по всякому поводу в современных городах, демонстранты обычно несут над головами плакаты с лозунгами, портреты политиков, портреты заложников, узников, погибших солдат, детей, больных СПИДом. Но на одной демонстрации ее участники несли два снимка вершины горы Килиманджаро. На одном снимке - вершина снятая в 1993-м году, с огромной снеговой шапкой. На другом снимке - вершина снятая в 2000-м году - почти голая, чуть присыпанная снегом на самой макушке. Эти снимки стали символом нашей новой, общепланетной напасти - глобального потепления. Проблемы, которая исходит, по мнению ученых, из-за парникового эффекта, вызванного промышленными газами, пускаемыми в атмосферу. Тающие снега Килиманджаро, тающий шедевр Хемингуэя. У кого из современников не сожмется сердце от такой ужасной перспективы? И в конце 90-х годов глобальное потепление стало горячей темой в Америке. Погоду объявляли по телевидению не метеорологи, а знаменитые тележурналисты, включая Дэна Разэра.

Дэн Разэр: Из Канады поступили сообщение, что октябрь 1998 года был самым теплым на земле с тех пор, как начались температурные замеры.

Марина Ефимова: Узнав об этой напасти, весь мир обратил свои взгляды на ученых - на представителей неточной, не очень развитой, не очень уверенной в себе науки прогнозирования климата. И эти ученые, а за ними и политики немедленно разделились на пессимистов - которые предсказывают скорое поднятие уровня мирового океана на 6 метров, и оптимистов - которые предсказывают, что в Гренландии можно будет разводить огороды. На сторонников немедленных, радикальных мер, и скептиков, предлагающих подождать более точных знаков возможной катастрофы.

Эл Гор: Волны небывалой жары в Техасе и Флориде, города, в которых в этом году были побиты столетний рекорды плюсовой температуры. Какие еще нам нужны доказательства чтобы понять, что глобальное потепление - реальность?

Марина Ефимова: Это - отрывок из выступления в 1999 году тогдашнего вице-президента Эла Гора, горячего сторонника немедленных, радикальных мер, в частности, введения в мире строгой энергетической диеты. В таком же духе написана статья Эндрю Ривкина в "Нью-Йорк Таймс" о результатах последних исследований в Арктике, опубликованных в начале ноября этого года.

Диктор: Серьезное, четырехлетнее исследование в Арктике, проведенное группой ученых восьми стран, показало, что парниковые газы, выпускаемые заводскими и выхлопными трубами во всем мире, оказывают заметное влияние на перемены в Арктической среде. Таяние глетчеров и океанских льдов, таяние вечной мерзлоты в тундре, сдвиг океанских течений, смены погоды и океанских явлений. Ученые считают, что эти сдвиги скорее всего нанесут существенный вред флоре и фауне Арктике и, как следствие, населяющим ее народам.

Марина Ефимова: Не успев выйти в свет, эти выводы уже стали предметом сомнения у других ученых. Например, у климатолога, сотрудника Всемирной Метеорологической Организации в Женеве Эдуарда Сруханяна.

Эдуард Сруханян: Я вам выскажу свое персональное мнение. Да, они приводят некоторые новые данные - они утверждают, что ледовитость Арктического бассейна уменьшилась где-то от 10 до 15 процентов, а в некоторых районах до 40%. К сожалению, уже сейчас появились спекуляции на эту тему на сайте газеты "Известия". Там была опубликована статья "Леденящий прогноз", где говорится что ледовитость уменьшилась вдвое. Оставим это на совести автора. Но, например, наши данные, с такой степенью уверенности этого не показывают. В каких-то районах Арктики - да, ледовитость уменьшилась, в частности, в Баренцевом море. Но с другой стороны, в Канадском секторе Арктики ледовитость увеличилась. Вот в этом смысле я бы не стал говорить о совершенно однозначной тенденции уменьшения ледовитости, а на этом строятся далеко идущие прогнозы.

Марина Ефимова: То есть, вы даже не уверены, является ли зарегистрированное потепление глобальным?

Эдуард Сруханян: Из чего вообще возникла проблема глобального потепления? Из того, что, особенно за последние 10 лет, произошло резкое повышение средней температуры на земном шаре - целых шесть десятых градуса по Цельсию. В общем, эта температура выше той что была - если вы посмотрите на эту знаменитую кривую, она действительно лезет вверх. Но это - осредненные наблюдения по метеорологическим станциям, которых на земле сейчас 10000. Но кривая - тут она как раз передо мной - с 1860 года. Можете себе представить, что в 1860 году на земле имелось чуть больше сотни таких станций. Поэтому, естественно, вес этих наблюдений совершенно разный. Осреднение может привести к некоторому искажению результатов. Поэтому слово "глобальное" я бы всегда ставил в кавычках.

Марина Ефимова: Некоторые ученые ставят под сомнение если не саму глобальность потепления, то по крайней мере причины, его вызвавшие. Об этом рассказывает в американском документальном фильме "Что с погодой?" метеоролог из Института Кейта - Пат Майклс.

Пат Майклс: Климат будет меняться независимо от человеческой активности. Помните небольшую климатическую аномалию под названием "ледниковый период"? В то время место, которое сейчас называется Чикаго, было покрыто полутракилометровым слоем льда. Климат - вещь непостоянная.

Марина Ефимова: Странно. Я всегда была уверенна, что климат - в отличие от погоды - вещь более или менее постоянная. Впрочем, вот, что рассказывает климатолог Джеймс Трайфл.

Джеймс Трайфл: К сожалению, когда люди говорят о глобальном потеплении, они говорят "Вы заметили, какое в этом году было жаркое лето?", и это неверно, потому что погода и климат - это два очень разных понятия. В моем детстве я помню, как началась паника в связи с тем, сколько лет подряд были беспримерно холодными. Начались разговоры о наступлении нового ледникового периода. Я помню рисунки на обложках журналов, на которых ледники ползли по улицам города. Если рассуждая о климате, вы оперируете кратковременными данными, в размере десятилетий, то можете получить абсолютно безумные результаты. Чтобы сделать выводы о глобальном потеплении, вам надо обладать данными за несколько веков, и притом, с большей части глобуса, а это очень трудно сделать.

Марина Ефимова: Профессор-климатолог Салли Балунас из института Джорджа Маршала относится к ученым скептикам в том, что касается перспектив и масштабов глобального потепления.

Салли Балунас: Таяние ледников зависит от многих причин. От ветра, от перемены течений, если ледник находится вблизи моря. Таяние ледников - симптом, который ничего не говорит нам о причинах происходящего. Килиманджаро был большой новостью в первый год 21 века. Но, скажем, уже в прошлом году зима была с огромным количеством осадков и вершина Килиманджаро опять стала снежной. А если вы почитаете об истории Килиманджаро, то узнаете что ровно сто лет назад с его вершины тоже сходил снег. Поэтому все это не так катастрофично, не так прямо зависит от температуры, как представляют журналисты.

Марина Ефимова: С профессором Балунас категорически не согласен другой климатолог, директор полярного центра Огайского университета профессор Ленни Томпсон. Профессор Томпсон, вы считаете нынешнее потепление глобальным и опасным для человечества?

Ленни Томпсон: Без всякого сомнения. И самый заметный пример - глетчеры, которые неостановимо поползли, потекли. Другой вопрос: что или кто их сдвинул?

Марина Ефимова: А! Мы дошли до виновника.

Ленни Томпсон: Да. И лед - прекрасный свидетель. Дело в том, что сейчас, благодаря глубокому бурению, нам удалось получить срезы льда с такой глубины, что, фактически, мы можем по пузырькам воздуха в ледяных срезах определить какое содержание парниковых газов в атмосфере земли было 900 000 лет тому назад.

Марина Ефимова: И вы считаете, что главный виновник парникового эффекта - углекислый газ, он же, двуокись углерода СО2?

Ленни Томпсон: Содержание двуокиси углерода в течение всех этих тысячелетий, колебалось от 190 единиц измерения в ледниковые периоды, до 250-270 в периоды потепления. В 1900 году мы пересекли рубеж в 300 единиц. А в этом году содержание СО2 в атмосфере достигло 380 единиц. За все 900 000 лет истории мы не нашли аналога этой ситуации.

Марина Ефимова: Профессор Томпсон, как и многие другие ученые, подозревающие человечество в разбалансировании климата, считает чрезвычайно убедительными опыты метеоролога Чарльза Киллингса из Колорадского океанографического института. О них - сам Киллингс.

Чарльз Киллингс: Мне удалось поставить несколько анализаторов в тех местах планеты, где лучше всего делать замеры, - далеко от городов, которые производят СО2, и далеко от лесов, которые его поглощают. Один анализатор воздуха мы установили в Арктике, другой - на высоте почти 3 километров над уровнем моря на вулканической лаве. С каждым годом концентрация СО2 в воздухе становилась все больше. В конце второй мировой войны - 1 миллиард метрических тонн углерода в виде СО2 выходил в атмосферу. Когда я начинал свои замеры эта цифра выросла до двух с половиной миллиардов. Сейчас это почти 7 миллиардов.

Марина Ефимова: Но ведь парниковых газов много. Главный из них - пар. Затем, натуральный, природный углекислый газ СО2, который постоянно диффузирует из воздуха в воду и обратно, природный метан. А промышленные газы, та же двуокись углерода СО2, составляют очень небольшую часть этих газов. Неужели при таких мощных процессах, протекающих в природе, человеческая деятельность за какие-то 100 лет могла изменить климат целой планеты?

Ленни Томпсон: Да, я думаю, это возможно. Действительно, за историю земли климат на ней претерпевал гигантские изменения, вызванные исключительно природными, естественными причинами. У нас были периоды потепления, у нас были ледниковые периоды. Между прочим, я сейчас сижу в городе Коламбусе, штат Огайо, который 12 тысяч лет тому назад был покрыт толстым слоем льда. То есть, никакого сомнения, что изменения климата, в том числе и резкие изменения, заложены в природе нашей планеты. Тем не менее, человечество оказало на нее огромное влияние. Мы столетиями жгли и вырубали леса, вспахивали степи и прерии, осушали, обводняли, меняли русла рек, создавали и уничтожали водоемы, словом, меняли пропорцию энергии, идущей к земле и от земли, обратно в космос. Я вам приведу такой удивительный пример. После теракта 11 сентября 2001 года всем самолетам, во всех странах были даны указания приземлиться. Общая, глобальная температура атмосферы земли в это время, с полудня до полуночи уменьшилась на 1 градус Цельсия. Поскольку исчезли из стратосферы хвосты пара, идущие из сверхзвуковых самолетов. Нельзя забывать, что на земле сейчас живет 6,3 миллиарда человек, и такого в прошлом земли не было.

Марина Ефимова: Что же ждет нас? Скорее всего, потоп. Его обещают климатологи Том Бигли и Ричард Саммервел.

Том Бигли: Что обещает глобальное потепление? Поднимется уровень воды в океане, увеличится его поверхность, увеличатся испарения с его поверхности, что, в свою очередь, еще больше усилит парниковый эффект. Таяние снегов и льдов приведет к увеличению темных частей на поверхности земли, а они абсорбируют больше солнечного света и, естественно, потепление климата станет еще заметнее.

Марина Ефимова: Замеры показывают, что в некоторых местах у берегов Калифорнии уровень океана поднялся на несколько дюймов, кроме того, как всем известно, море всерьез угрожает Венеции. Богатые страны, возможно, смогут отгородить себя от океана стенами. Но бедные: вот, что говорит, например, Измаил Шаффин, чиновник Смолдийских островов в Индийском океане.

Измаил Шаффин: Все наши острова плоские и низкие - метр над уровнем моря. И они абсолютно во власти океана. Минимальный подъем уровня мирового океана или изменение высоты волн во время штормов - и мы все мертвы. Глобальное потепление одних убьет, других превратит в беженцев, отнимет всю нашу небольшую землю.

Марина Ефимова: Вариант нового всемирного потопа разыгрывается в фильме 1995 года "Водный мир". Суши не осталось, и спасшиеся люди живут на плавучих крепостях, остатках кораблей. А некоторые даже уже превратились в человека амфибий. Например, актер Кевин Кеснер. И эта мутация в фильме стоила ему свободы. Ненадолго, конечно. Фильм "Водный мир" в художественном смысле чудовищно плохой. И, к тому же, он является просто водяной копией другого, более раннего футурологического фильма "Бешеный Макс". Но любопытна его научно-фантастическая сторона. Как люди дистиллируют морскую воду, а, при необходимости и мочу, превращая ее в питьевую воду, каким ценным предметом торговли становится бумага. За горсть земли и за живое растение могут убить. И другие подробности. Например, трогательная и жуткая сцена, в которой человек, нашедший, наконец землю, остров, покрытый лесами и ручьями, понимает, что уже не может жить на твердой земле: "Странное место - говорит он, - как-то не так движется". Еще интереснее, не столько в художественном, к сожалению, сколько в научно-фантастическом плане, совсем недавний фильм, тоже голливудский, "Послезавтра". В нем рассматривается неожиданный прогноз нашего будущего. Прогноз, о котором рассказывает профессор Массачуссетского технологического института Рон Прин.

Рон Прин: Если льды Арктики начнут постоянно таять, вода в северной Атлантике заметно похолодает, что очень быстро повлияет на климат в северной Европе. Увеличится снегопады, дольше будут держатся льды. Экстремальный вариант такого изменения - остановка теплых течений, в частности, Гольфстрима, прекращение циркуляции теплой воды в океане и наступление нового ледникового периода. Парадоксально, но глобальное потепление может привести к катастрофическому похолоданию.

Марина Ефимова: К прогнозам конца света народ обычно относится со смесью страха и иронии. В конце 60-х годов я помню в Ленинграде ходила такая шутка.

Лектор общества по распространению знаний говорит на лекции:

По предсказаниям ученых, жизнь на земле прекратится через 25 миллионов лет. Из зала раздается испуганный крик:

Через сколько???

Лектор повторяет:

Через 25 миллионов лет.

Человек из зала говорит с облегчением:

Слава богу, а то мне послышалось, что через 5 миллионов.

Но в фильме "Послезавтра" рассматривается экстремальный вариант. Ночью в квартире героя, ученого Холла, раздается телефонный звонок его коллеги с северной метеостанции.

Диктор: - Мы нашли нечто экстраординарное и ужасное, я должен сказать. Помните, на конференции в Дели вы говорили об охлаждении и остановке Гольфстрима?

- Да.

- Мне кажется, что это уже происходит.

- Что вы имеете в виду?

- Мы зарегистрировали в трех местах понижение температуры на 13 градусов. Сначала мы решили, что что-то не то с нашими замерами, но два часа назад падение температуры началось по всей североатлантической части течения.

- Я не могу в это поверить.

- Но вы сами это предсказали!

- Да, но не в течении нашей жизни. Это слишком быстро. Мое исследование, это - только реконструкция исторического сдвига. Это не прогноз.

- Ваша реконструкция - самое близкое к тому, что происходит сейчас. Ничего подобного раньше не случалось.

- Кроме того, что это случилось 10 000 лет назад.

Марина Ефимова: Сцена за сценой, мы видим, что происходит в разных частях света в один и тот же день. Чудовищный град в Токио, где градины размером с апельсин убивают людей на улице. Тройной торнадо, разрушающий на наших глазах половину Лос-Анджелеса. И наконец - цунами в Нью-Йорке. Группа школьников, прячущаяся от наводнения в Музее натуральной истории, вдруг видят в витрине фотографию найденного в вечной мерзлоте мамонта. И они читают подпись под этой фотографией, которая - они еще этого не знают - станет описанием их собственной судьбы.

Диктор: Эй, посмотрите. Этого мамонта нашли в Сибири, в вечной мерзлоте, совершенно целым. У него во рту и желудке еще была еда. То есть, он замерз мгновенно. Невероятно.

Марина Ефимова: И в фильме "Послезавтра" с жуткой достоверностью нынешних спецэффектов показывается мгновенное обледенение - пропеллера самолета, пилота с сигарой в зубах и города Нью-Йорка.

Что делать? С теми учеными, которые приняли версию серьезно угрозу глобального потепления, все ясно: они хотят, чтобы все страны прияли и подчинились требованиям Киотского Протокола.

Профессор Томпсон: Климат - область чрезвычайно чувствительная. Причин для перемен может быть множество. Положение земли по отношению к солнцу, солнечная активность, состояние океанов. Или это может быть человеческая деятельность. Давайте уменьшим свое влияние на климат. Во всяком случае, до тех пор, пока мы не откроем настоящие причины этого явления.

Марина Ефимова: Профессор Томпсон, главное беспокойство многих ученых в том, что нефтяные, газовые, угольные корпорации, заботясь о сиюминутной выгоде будут всячески саботировать всяческие сокращения и эмиссии парниковых газов.

Профессор Томпсон: Я думаю, что постепенно все, даже нефтяные компании, начинают понимать, что урон, нанесенный ими ураганом в Мексиканском заливе, это - не случайность. Страшные штормы, вызванные изменениями климата, стоили огромных денег страховым компаниям. А что происходит в Арктике? Из-за потепления сезон поискового бурения на Аляске, например, уменьшился с 200 дней в году до 100 - то есть, в половину, из-за таяния почвы в тундре.

Марина Ефимова: Однако у ученых скептиков сам подход к решению проблемы глобального потепления совершенно другой. Вот что говорит профессор Балунас.

Профессор Балунасс: Киотские протоколы не уменьшат количества парниковых газов в атмосфере. При этом, это чрезвычайно дорогостоящий план. К тому же, он наказывает страны со средним уровнем развития экономики и жестоко наказывает развивающиеся страны.

Марина Ефимова: Хорошо, но тут возможно одно из двух решений. Или садиться на энергетическую диету, или готовится к тому, чтобы жить с теми последствиями потепления климата. Но как готовиться?

Профессор Балунас: Климат всегда менялся, меняется и будет меняться. Готовиться к этому надо, улучшая службу погоды, совершенствуя сейсмические станции, изучая природу торнадо. А главное, заранее приготовить все возможные меры для выживания в условиях стихийных бедствий - ранние прогнозы, своевременную эвакуацию, финансовые фонды помощи. Киотский протокол не изменит частоту стихийных бедствий.

Марина Ефимова: А что делать в случае затопления целых районов земли?

Профессор Балунас: Общий уровень океана за последнее столетие не поднимался. Пока это лишь прогноз, сделанный по компьютерным моделям. Судя по ним, подъем уровня океана ожидается, но очень медленный, очень стабильный. И защиту против такого повышения, человечество уже давно освоило. Голландия ее уже практикует 1000 лет. Для осуществления этих мер, строительства дамб, шлюзов, отводных каналов, каменных парапетов, странам нужны экономические ресурсы. И отнимать у них эти ресурсы, снижать их экономические мощности ради метеорологических химер и бессмысленно, и несправедливо. Им нужно дать возможность подготовиться к реальным стихийным бедствиям.

Марина Ефимова: Все пугающие прогнозы и сценарии вроде того, который разыгрывается в фильме "Послезавтра", сложены по сложнейшим компьютерным моделям. Вот что говорят об этих моделях скептики. Например, климатолог из Женевы Эдуард Сруханян.

Эдуард Сруханян: Дальше начинается прогноз по моделям, вроде "если будет больше выброс, то будет: Если будет меньше выброс, то будет:". К сожалению, вывод делается такой, что вообще разброс температур от полутора до шести градусов. Ну, а в некоторых работах в отдельных районов Арктики до 10 градусов повышения температуры к 2100 году. Вот эти вещи настораживают. Надо очень хорошо представлять себе, что дают модели. Модели всегда дают то, что вы в них положите. Какие начальные данные, вы в них заложите, то вам модель и покажет. Она сама ничего не произведет - это просто инструмент.

Марина Ефимова: Но даже те ученые, которые признают реальную опасность глобального потепления, предупреждают нас, как Джеймс Трайфл.

Джеймс Трайфл: Компьютерные климатические модели - самые сложные системы, которые я когда-либо видел. Они замечательно искусно сделаны и невероятно интересны. Но даже они не дают точного и окончательного прогноза. Неопределенность остается, и выбирать способы решения проблемы все равно придется нам самим.

Марина Ефимова: "У времени нет инструмента, чтобы обозначить свое движение, - пишет Томас Манн в романе "Волшебная гора". - Начало нового месяца или года не отмечается громом и молнией, не отмечается звуками ангельских труб. Даже когда начинается новый век, только мы - смертные - звоним в колокола и палим из пушек".


Другие передачи месяца:


c 2004 Радио Свобода / Радио Свободная Европа, Инк. Все права защищены