Мы переехали!
Ищите наши новые материалы на SvobodaNews.ru.
Здесь хранятся только наши архивы (материалы, опубликованные до 16 января 2006 года)

 

 Новости  Темы дня  Программы  Архив  Частоты  Расписание  Сотрудники  Поиск  Часто задаваемые вопросы  E-mail
23.6.2017
 Эфир
Эфир Радио Свобода

 Новости
 Программы
 Поиск
  подробный запрос

 Радио Свобода
Поставьте ссылку на РС

Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru
 Россия
[27-11-04]

Корреспондентский час

В этом выпуске:
  • - Ваня Киселев из Томска имеет ограниченные физические возможности, но неограниченное желание закончить 11 классов с медалью:
  • - Ученики нижегородской школы требуют вернуть им любимого директора;
  • - Студент Юрий Романовский не стал ждать, когда трамваи совсем исчезнут с улиц Омска;
  • - Псковская область: ковроткачество возвращается;
  • - Почему екатеринбуржцы так любят индийское кино;
  • - Ижевск: удмурты хотят вырастить новых Лопахиных;
  • - Подмосковье: судьба человека, который не выносит мата;
  • - Саратов: кинофестиваль за колючей проволокой;
  • - Обнинск: художник раскрашивает город;
  • - Ставропольский край: хватит ли пустых бутылок, чтобы построить дом;
  • - Саранск: Михаилу Тимонину нравится преподавать английский язык в сельской школе.

    В эфире Томск, Мелани Бачина: Это занятие в томском общественном реабилитационном центре <Незабудка>. Воспитанники рисуют пастелью. Преподаватель Надежда Музафарова говорит, что фломастеры мертвые, они не дают полутонов и не смешиваются, детям с синдромом Дауна нужен более мягкий материал. Только в творчестве они могут чему-то научиться. Нарисовать мак - это самостоятельное творчество. Большинство из тех, кто занимается в этом центре, могут лишь раскрашивать фигурки, срисованные преподавателем с карточек для детсадовцев. Средний возраст воспитанников 25 лет, их умственное развитие находится на уровне старшей группы яслей. Родители детей-инвалидов отчаялись ждать помощи от государства, в Томске они своими силами создали реабилитационный центр <Незабудка>. Это альтернативная форма взаимопомощи инвалидов. Центр, где с 9 утра до 5 вечера занимаются 20 человек, сегодня ютится в однокомнатной квартире 9-этажного дома на окраине города. Не раз томские чиновники обещали выделить площадь под центр, однако за десять лет этого так и не произошло. Но это головная боль самих педагогов. Председатель общественного центра <Незабудка> Зоя Фомичева, мать инвалида, говорит, что каждый день после рождения своего ребенка она боролась за его право жить в обществе.

    <Вначале мне надо было его как-то лечить, а медицинские учреждения очень плохо шли на контакт. То есть лекарства, которые ему нужны были, их не выписывали. Когда ребенок подрос, ему стало нужно дошкольное учреждение -их не было. Когда ребенок дошел до школьного возраста, комиссия признала его необучаемым, и он снова был отвергнут обществом>.

    У воспитанников <Незабудки> разные диагнозы - детский церебральный паралич, синдром Дауна, умственная отсталость. Главное, ради чего родители приводят их в этот центр - это общение. Хотя в <Незабудке> дети-инвалиды учатся, и вполне успешно, мыть полы, чистить овощи и резать бумагу по формату. Зоя Фомичева, председатель общественной региональной организации родителей инвалидов детства, последние несколько лет тщетно добивается создания специализированного центра для инвалидов. Говорит Зоя Фомичева.

    <Очень нужен центр для досуга и труда, куда бы каждый инвалид пришел, не только наш, мог поработать, мог что-то поделать и уйти. Ему необходимо общение, ему необходимы навыки труда, самообслуживания, ориентирования в городе и на местности. Потому что он практически закрыт в своей квартире>.

    В центре <Незабудка> все сделано своими руками. Стены увешены рисунками, на полках поделки, на полу коврики из травы - их ткали сами. Когда только начинали занятия по ткачеству, денег не было даже на нитки. Сейчас <Незабудка> существует только на гранты, это примерно 10 тысяч долларов в год. На эти деньги платят зарплату педагогам, покупают материалы и технику. Сейчас в Томске идет декада инвалидов - это время, когда принято дарить подарки и проводить мероприятия. Но даже в эти дни в <Незабудку> не пришел ни один чиновник, подарков воспитанники центра тоже не получили. Им уже больше 18 лет, официально детьми они не считаются.

    <Детей до 18 лет определили как детей-инвалидов, они какими-то льготами пользуются. Но как только перешагнули рубеж 18 лет, они становятся изгоями, они уже никому не нужны. Они уже не дети, они уже не взрослые, они ничего не имеют>.

    В список детей-инвалидов на получение подарка - компьютера от соцзащиты - в этом году попал 14-летний томич Иван Киселев. У Вани детский церебральный паралич, его воспитывает только отец, который изо всех сил старается сделать сына полноправным членом общества. Говорит Борис Киселев, папа Вани.

    <Иногда уроки может не то, что забыть, а так, с прохладцей, я поэтому ему говорю: <Ваня, прежде всего нужно поднажать на учебу>.

    Несмотря на свой диагноз детский церебральный паралич, Ваня ведет активную жизнь. Благодаря отцу, который работает в школе учителем физкультуры, сын увлекся футболом и даже делает успехи.

    <Это полукеды, в них я в основном играю. Команда практически из всего класса. Наш класс - это наша команда>.

    Играть удается только по выходным, почти все время уходит на учебу. Пишет Иван чуть медленнее, чем его одноклассники, поэтому ему приходится заниматься дополнительно. Самая главная на сегодня цель - закончить школу.

    <Если научусь сейчас, выучусь на <серебро>, меня если возьмут куда-то, то я буду знать, что меня взяли за то, что это мое, что я это выучил, что я это умею, что я это знаю>.

    Последние два года Ваня дополнительно занимается информатикой, но собственного компьютера у него не было. Говорит, что пока только мечтал иметь свой личный. В декаду инвалидов в Томске компьютеры получили 9 детей, Иван Киселев один из них. Когда Ване привезли компьютер, так растерялся и обрадовался, что на какое-то время потерял дар речи. За 14 лет это первый подарок Ване от государства.

    В эфире Нижний Новгород, Олег Родин: В одной из лучших в городе школе № 17 чрезвычайное происшествие - случилась забастовка. Отменены уроки, причем отменили их сами школьники. Старшеклассники митинговали в классах и в коридорах, в руках наспех сделанные транспаранты: <Директора нет - уроков нет>, <Верните нам любимого директора>, <Вернитесь, мы вас любим>. Стенды и стены заклеивались тетрадными листами с такими же призывами.

    <Это забастовка, чтобы директор вернулся. Сегодня мы пришли, нам сказали, что он ушел. Он самый лучший на свете. Это листочки с просьбой, чтобы он вернулся>.

    <Здесь творится что-то непонятное, все недоумевают. Первых двух уроков не было. Все хотят разобраться>.

    <Он проработал здесь очень долго, 10 лет. И вот так уйти за два дня, ничего не объясняя: Здесь скрывается причина. Как раз эту причину мы и хотим выяснить. Нужно, чтобы он вернулся>.

    Мы хотим, чтобы либо нам вернули директора нашего, либо объяснили конкретные причины, почему он ушел>.

    Говорит ученица 9 класса Алена Малихина.

    Ее поддерживает Лена Кокинова.

    <Нам непонятно почему он не может остаться с нами хотя бы до 11 класса. Мы все его очень любим. Развесили плакаты, организовали забастовку. То, что он не пришел, нам очень обидно. Мы надеемся, что все-таки нас выслушают>.

    Представитель районной администрации Зоя Горохова считает, что повода для волнения нет.

    <Причина ухода - это его личные мотивы, которые он не хотел раскрыть ни перед коллективом, не хотел раскрыть, наверное, и перед учащимися>.

    Но члены родительского комитета заявляют, что Владимира Пияшова вынудила уволиться нищета финансирования школы и необходимость постоянно прибегать к денежным поборам с родителей учеников. Говорит Любовь Мироненко.

    <Я считаю, что он устал от выколачивания средств на ремонт для детей, то есть положенные средства>.

    При этом родители учеников младших классов еще и предъявили к директору публичные претензии по поводу факта денежных поборов и неопределенности расходов собранных средств. Проработавший больше десяти лет, Владимир Перешов счел себя оскорбленным и написал заявление об увольнении по собственному желанию в середине учебного года. Перед ним никто не извинился, а уволили директора экстренно, за два дня. Представители департамента образования ситуацию не прояснили. Говорит Ирина Тарасова.

    <Мы с ним говорили на той встрече о том, что и как должен делать директор с родительскими средствами, как с ними работать. Поэтому вопросы у департамента образования к директору этой школы есть>.

    Еще один чиновник - начальник управления образования Вера Еремина также считает, что ничего особенного не произошло.

    <Все мои попытки остановить его в своем решении не привели ни к какому результату. И он просил не задерживать его более указанного срока. Он говорит, что решение у него созрело давно, не первую неделю, не первый месяц и, может быть, не первый год>.

    А дети заявляют, что директора оскорбили напрасно и перед ним должны извиниться.

    <Мы хотим, чтобы перед ним извинились. Потому что он человек, и он имеет на это право>.

    Галина Писарева, помощница Владимира Пияшова, также подтверждает, что директор устал от необходимости вести черную кассу поборов и составлять по ней отчетность.

    <Он говорит: <Мне не дают работать с детьми. Мне некогда заниматься с детьми, потому что я должен писать бесконечные отчеты>. Причем он же сказал: <Может быть действительно переломить себя, плевать на детей, что они, как они, и заняться бумагами. Тогда я буду хороший директор, я буду всем угоден>. Но когда он подумал, он говорит: <Я не могу, это будет против моей воли>.

    И сам бывший директор подтверждает эту версию.

    <В 1 Б классе пришли родители, первые два месяца, даже не вникнув во всю суть в школе, как все происходит, кто деньги собирает и так далее. Если грубые слова бросили в моей адрес, я считаю, что должны извиниться и взять сбор родительских денег на себя. Они сказали: мы не будем брать учет, только контролировать наша обязанность. Там сидела родительница, которая отвечает за сборы, эта родительница просто ушла с собрания. Я посчитал, раз они не извиняются, что я буду? Потеря смысла в моем директорстве. Я работал от души, всех хотел спасти. Даже не знал, что так мой уход будет воспринят>.

    А вот Ирина Тарасова, директор департамента образования, предлагает версию, будто директор просто другую работу себе нашел.

    <Написал директор заявление. Что его побудило - я не знаю. Может быть он работу другую нашел. Очень большой вопросительный знак можно поставить, почему директор в середине учебного года вдруг подает заявление об уходе>.

    Сборы с родителей в школе вообще незаконны, но реально практикуются во многих школах, если не во всех. Что творится в школах с поборами за пределами школы никто не знает, но этот конфликт вышел наружу.

    В эфире Омск, Татьяна Кондратовская: <Шел трамвай десятый номер по Бульварному кольцу. В нем сидело и стояло 115 человек>. В Омске нет Бульварного кольца, зато есть трамвай десятый номер. Именно в защиту десятого трамвайного маршрута и всего электротранспорта выступили 510 жителей Омска. Они подписали письмо городским и областным властям, которых считают ответственными за ухудшение работы омских трамваев. Инициатором обращения стал студент Юрий Романовский.

    <Горько смотреть, когда люди стоят на остановке, не дожидаясь, ругают водителей трамваев, что они не едут. Я знаю, что это не водители трамвая, а гораздо выше. Люди на кухне будут плакать, что, действительно, плохо ходят трамваи. Люди не привыкли обращаться, видимо, старая еще система, когда зашоренность такая. Если я не обращусь, кто тогда обратится?>.

    Когда-то трамваи ходили по центральным улицам Омска, но в начале 90-х трамвайные пути с улицы Интернациональной перенесли на задворки. То же самое хотели сделать с трамваем на улице Нефтезаводской, но потом просто закатали рельсы асфальтом, а трамвайное депо ликвидировали. Десятый маршрут, соединяющий огромный спальный район Левобережья с другими районами, ожидала та же участь. Но пассажирам удалось отстоять трамвай. По словам Юрия Романовского, опыт других стран и российских городов подтверждает возрождение интереса к экологичному и удобному виду транспорта. В Омске же трамвай считается чем-то непрестижным, неподходящим по статусу миллионному городу, поэтому и отношение к нему как к пасынку.

    <Допустим, снижается количество вагонов на маршруте. Вроде бы незаметно, на первый взгляд, но ощутимо. С 13 маршрутов сейчас будет только 8. Да и то там пути такие ужасные, что туда не пускают нормальные вагоны, так как слесари в депо не хотят их ремонтировать. Зачем ремонтировать, если они тут же сломаются? Так называемые <лыски> набиваются на колесах, когда колеса становятся как бы квадратными. И поэтому вибрация большая, и многое что выходит из строя>.

    Зимой жители Омска гораздо сильнее ощущают на себе все транспортные проблемы. При морозе минус двадцать ожидание своего вагона превращается в экстремальное развлечение, угрожающее здоровью. Но другого выхода нет, поскольку иначе, например, от офтальмологической больницы не уедешь. Вот все и стоят, привычно поругивая неритмичную работу транспорта.

    <Хочу сказать - ужасно. Стоишь полчаса>.

    <Вообще транспорт плохо ходит, стоим по часу>.

    <Иногда стоишь по часу. Зимой холодно>.

    Целую неделю Юрий Романовский каждый день после занятий в институте шел на промерзшие остановки и разговаривал с людьми. Кто-то сразу подписывал и высказывал свои рекомендации по улучшению работы трамваев. Кто-то подозревал его в заговоре или заказе от конкурентов мэра на будущих выборах. Люди не просят ничего запредельного. Тот же трамвай десятый номер строился как скоростной, а ходит с уменьшенной скоростью, поэтому пассажиры предлагают отремонтировать пути и увеличить выпуск вагонов на линию. А кто мешает без всяких финансовых затрат вывесить на остановке график движения трамвая или обеспечить вагоны связью с диспетчером? Мэр Омска Евгений Белов письмо уже получил. По его словам, у трамвая в Омске есть будущее, хотя сам он считает его транспортом прошлого.

    <Занимаемся и с нашей наукой омской, как реставрировать трамвай, чтобы он был неубыточным, разобраться в схеме электроснабжения и так далее, в новейших технологиях, которые позволяет наука и техника сегодня. Конечно, трамвай он где-то из прошлого далекого, первый пассажирский транспорт. В то же время в нем есть и загадка, и какая-то необыкновенная духовность. Это не автобус, не троллейбус, а трамвайчик>.

    Студенту Юрию Романовскому нравится Омск и еще ему нравится трамвай, на котором удобнее всего добираться до друзей. Он создал свой сайт, посвященный прошлому и настоящему омского трамвая, а теперь решил бороться за его будущее. Просто написал письмо, вышел на улицу и попросил людей помочь ему и себе.

    В эфире Псков, Анна Липина: Для учениц Паниковской сельской школы ткачество не старинное ремесло, а обычный урок. Обязательного посещения от школьников не требуется, но группа всегда переполнена. Учебный класс скорее напоминает музей, чем комнату простой деревенской школы. Сразу и не поймешь, в каком веке трудятся паниковские рукодельницы за старым трескучим ткацким станком.

    Без старинной песни старинный узор не соткется - об этом знали еще прабабушки сегодняшних учениц. Одной с большим станком справиться непросто, поэтому в классе над полотном одновременно трудятся сразу несколько девочек. Работают дружно. Опытные мастерицы помогают начинающим. Каждая законченная работа для класса настоящее событие, утверждает руководитель кружка ткачества Нина Константинова.

    <Мы называем это коврами, потому что на пол наши дорожки никто еще не постелил. Обычно на скамеечку, на лежанку>.

    Двух одинаковых дорожек не бывает, каждая из них - небольшой шаг к познанию секретов традиционного паниковского ткачества. В старину здесь многие мастерицы и половики делали из льна. Сейчас подобная работа большая редкость.

    <У них такое желание учиться, им только объясни, покажи. И я думала, что им будет трудно это, они ведь и кромку отдельно закрепляют>.

    В мастерской Нины Константиновой как в настоящем музее. Хозяйке удалось собрать небольшую коллекцию вещей народностей сета, когда-то отколовшихся от эстонцев и обосновавшихся в местах у Печерского монастыря. Тканые одежды этой небольшой этнической группы по мастерству исполнения признаются идеальными. Работать так же в Паниковичах еще не научились, однако со временем в это старинное искусство проникает и современность. Сегодня материал для тканых ковров может быть практически любым, говорит Нина Константинова, от ткани до полиэтилена.

    <Можно ткать, как сейчас модно, траву, солому вместе со льном или какими-то яркими зелеными, коричневыми тканями. Это будет очень красиво смотреться и современно. А все равно принцип ткачества один и то же, традиция все равно сохранилась>.

    Древнее ремесло в Паниковичах возрождают уже несколько лет и практически в каждом доме сейчас есть хоть одна тканая вещица.

    В эфире Екатеринбург, Ольга Корнеева: Впервые за 15 лет жители Екатеринбурга увидели на большом экране индийское кино. На Урале прошел фестиваль современного фильма этой страны. Индийские фильмы не показывали в Екатеринбурге с перестроечных времен. Привозить и крутить кино этой страны было невыгодно, кассу собирали голливудские картины. В этом году среди афиш с названиями американских фильмов на фасаде одного из городских кинотеатров появилась растяжка - <Современное индийское кино>. Внутри кинотеатра индийская музыка, индийская фотография, индийское кино, а в зале плачущие российские зрители. По словам директора кинотеатра <Салют> Николая Владычкина, Посольство Индии предложило показать жителям Екатеринбурга свой кинематограф.

    <Вот это кино показалось нам интересным, потому что, во-первых, это кино последних 12-15 лет. Во-вторых, фильмы получили признание за рубежом. Фильмы отличаются от всех предыдущих тем, что они поднимают социальные проблемы. Первый фильм <Роза> - это фильм про террористов. Проблема, которая волнует не только Индию>.

    Современный индийские фильмы не собрали такого числа зрителей как много лет назад предшественники. Свободные места были, но, как говорят сотрудники кинотеатра, все, кому нужно, пришли и посмотрели. Один из тех, кто оценил все фильмы, переводчик Александр Головацкий. Все герои и героини говорили его голосом.

    <Мне как зрителю очень понравилось. То есть это то кино, которое мы с распадом Союза потеряли, которое раньше мы как зрители видели регулярно. Я считаю, что в настоящий момент не хватает добрых, душевных где-то, может быть, наивных, но очень человечных фильмов, какие мы видели на этом фестивале. И вообще из моих детских впечатлений - это фильм <Зита и Гита>. Я помню, я был школьником, классе в 6-7, я бегал раза четыре смотрел этот фильм. Актеры ревут, зрители ревут, какое-то единение в зале.

    На открытии фестиваля выступал ансамбль <Ратна>. Екатеринбуржские девушки научились танцу в центре екатеринбургской культуры. Его организатор Наталья Бельченко когда-то под впечатлением индийского кино уехала в Дели в институт танца. Позже в Екатеринбурге решила организовать центр, чтобы учить других тому, что уже умеет сама.

    <Я бы сказала так, что, изучая сам танец, мне кажется, что там что-то такое глубинное, женское, первозданное, когда ты это делаешь, ты это чувствуешь в своем теле. Мне кажется, что каждой женщине это необходимо>.

    У Натальи есть мечта - организовать театр индийского танца в Екатеринбурге. В планах кинотеатра <Салют> продолжать проводить фестивали индийского кино.

    В эфире Ижевск, Надежда Гладыш: Непростым выдался прошедший недавно 10 декабря 9-й Всеудмурдский съезд ассоциаций Удмурткинеш. Это общественная организация, отметившая пару лет назад свое первое десятилетие, переживает определенного рода кризис, связанный с тем, что в национальное движение вовлекается новое поколение 30-40-летних, проживающих в городах удмуртов, у которых есть огромное желание сделать что-то реальное на этом поприще, говоря высоким стилем, служение своему народу. С трибуны съезда делегаты говорили о насущных проблемах удмурдского этноса. Говорит Светлана Николаева, учительница из Можгинского района.

    <Я живу неплохо по сравнению с другими. Зарплату мне вовремя платят. Но проблема в том, что дети не хотят учить удмуртский язык даже в деревне>.

    Виктора Васильевича Туганаева беспокоит царящий ныне упадок в сельхозкооперативах. Из 600 тысяч удмуртов полмиллиона проживают в деревнях, заняты производством сельхозпродукции.

    <Было время до революции, когда удмурты по статистике были самыми зажиточными в регионе. Поэтому, если брать Вятскую губернию, если взять Казанскую губернию по всем показателям скота было больше, количества земли было больше, урожайность была выше>.

    Об этом же тревога главы сельской администрации из Заволжского района Вячеслава Данилова.

    <Сегодня не секрет, что 80% техники, которая имеется у сельхозтоваропроизводителей, она изношена. Сегодня хотелось бы, чтобы государство помогло крестьянам>.

    Молодой писатель Вячеслав Арсиргий, выходец из пригородного Завьяловского района считает, что:

    <В деревне очень трудная ситуация. Они даже не знают, как они плохо живут. Удивляются своей жизни в том плане, что они не знают, почему плохо они живут. Они на каком-то животном уровне проживания. Ежедневная беготня, просто покушать и все>.

    А Александр Шкляев, возглавляющий кафедру журналистики в удмурдском госуниверситете, даже говорит о реальности такого явления как лингвистический геноцид.

    <Утрачивается индивидуальность народа, разнообразие мира, а вместе с этим утрачивается смысл жизни. Именно среди исчезающих финно-угорских народов особо распространены пьянство, суицид>.

    Много было сказано на съезде и о том, что удмуртам необходимо выдвигать из своей среды и образовывать класс Лопахиных, деловых, предприимчивых, молодых, которые бы своей энергией вывели бы свой народ из прозябания. Говорит Николай Симонов, предприниматель.

    <Группа людей, которая руководит сегодня республикой, она использует ресурсы республики для реализации интересов своего клана>.

    Директор Института человека Альберт Разин считает, что возрождение нации должно начаться в удмуртской семье.

    <Если мы растим ребенка в критике, он растет несмелый, неуверенный и не идет против силы. Он робкий, но он обижает слабых, у него иерархическое мировоззрение получается. Кто-то сильнее, кто-то слабее, а сильный всегда должен слабого обижать. Вот рабская психология>.

    А Степан Иванов, ижевский пенсионер, уже фиксирует, что национальное движение вовлекает в свою орбиту этих новых людей.

    <Конечно, нужна практическая, почти ежедневная работа с населением. Люди должны знать и иметь информацию. К сожалению, средства массовой информации, особенно которые являются государственными, не в полном объеме и не с полной объективностью это освещают. И даже по данным последней переписи, за 20 - за 30 лет количество удмуртского населения сократилось на 14%. Этого никогда не было. Сокращается количество студентов в высших учебных заведениях удмуртской национальности. Идет очень большими темпами русификация малолетних детей. Дети забывают свой язык>.

    В эфире Подмосковье, Вера Володина: Матершинник-начальник, возможно, стал причиной трагедии семьи Валерия Порфирьевича Конинина.

    <Я был поставлен на учет в психдиспансер, но там случилось так, что мой начальник сказал, что мою мать: Я возмутился. Он говорит: <Не только твою мать, но и твою жену>. Я ему врезал, мата не переношу. Когда меня поставили на учет, то у меня дети стали наркоманы. Так получилось>. Валерию Конинину 65 лет. Последние четыре года он живет не в семье, а в социальном учреждении, и попал туда по совету врачей, к которым обратился за помощью в сложной семейной обстановке. Думал, что можно вылечить его родственников-наркоманов.

    <Я говорю: ну хорошо, тогда поместите меня в любую психушку. Я согласен. Я не могу. Они говорят: <Подождите, в психушку? Ваша цель какая? Вы не сюда обращаетесь, обратитесь в соцзащиту>. Короче, мне дали путевку в 2001 году. Но мне очень тяжело пришлось адаптироваться>.

    Один из вариантов адаптации - вытеснение. Валерий Порфирьевич сам вытесняет из себя чувства, а то и память.

    <Один мужчина когда узнал, приходил и минуты две самым отборным матом со мной разговаривал. Потом я стал хохотать, и совершенно стал нечувствителен к мату. Стал картошку чистить, я выяснил, что я могу без работы находиться путем замещения. От работы отказался. Мне нужно вытеснить своих детей, потому что не могу, душа болит, а в то же самое время ничего не могу сделать. Я вытеснил, психологию я вытеснил. Я сейчас знаю, как уходить из жизни: нужно просто не кушать очень долгое время и спокойно, никаких лекарств. Вытеснил я это>.

    Впрочем, прежняя судьба изобретателя не дает спокойного отношения к тому, что может быть, на его взгляд, быть устроено лучше. На счету давнего выпускника питерского электротехнического института с десяток изобретений. Когда-то он участвовал в создании агрегатов атомных реакторов.

    <Нужно создавать небольшие комнатенки, людям предоставлять, которые не могут по каким-то причинам ужиться у себя, и чтобы они ковырялись. А когда они действительно слабые станут, то только тогда их класть в интернат, где они действительно лежат, ножкой, ручкой не колышут и все. А если человек что-то может делать, надо ему давать. Я предлагал - давайте начнем делать скрипки>.

    Конечно, от таких предложений руководство интерната отмахивается. Считают, что их задача кормить, содержать, обеспечивать некий досуг. Многие постояльцы с начальством солидарны.

    <Те, которые очень старые и плохие, для них это было бы счастье. Гнетущая обстановка все-таки. Смотреть, человек идет, знаешь, что с тобой это случится. Люди привыкают, в морге кушают. Но я не хочу растительную жизнь вести. Я читал возрастную психологию и я знаю, что меня ждет, я вижу, что с ним делается в 70, что в 80, что в 90 лет. Но не хочется мне быть 90-летним>.

    Человека, который критически относится к установленному порядку, который позволяет себе свободно мыслить и что-то предлагать руководство интерната не одобряет. И хотя Валерий Порфирьевич говорит, что ко всему этому привык - это неправда.

    <Во время войны был пацаном, почему у меня такое обостренное чувство. Нас вызывали к раненым, мы им читали стихи. А раненыйи говорит: <Ой сыночек, на тебе конфетки к чаю>. Смертельно хочется эти конфетки, печенье, апельсины, но нам сказали <нельзя>, и я сам поверил, что нельзя, как же так - раненый. А там один мужик стучал костылем и кричал на наших. Мне тяжело вспоминать, что он обижался на них, что до чего детей довели, что они конфеты не берут. У меня 10 изобретений, умный человек. А мне говорят: <Только пикни, мы тебя...>.

    В эфире Саратов, Ольга Бакуткина: Лязг дверных запоров, лай конвойных собак - это не художественный прием, а повседневная жизнь участников фестиваля документального кино <Право на будущее>, первого областного кинофестиваля фильмов, снятых осужденными, отбывающими наказание в исправительных учреждениях Саратовской области. Свои работы представили 9 колоний, два следственных изолятора и тюрьма. На конкурс прошли 9 фильмов из 12.

    <Отбор был по техническим параметрам, то есть цензуры никакой, цензурных ножниц никаких не было, только качество>.

    Елена Выгодина, помощник начальника управления по соблюдению прав человека в уголовно-исправительной системе, не только принимала участие в отборе фильмов, но и отстояла некоторые из них, полагая, что низкое качество изображения не вина творческих коллективов, просто не все учреждения имеют дорогую съемочную аппаратуру. Наивный, но искрений фильм женской колонии № 5 <Жизнь продолжается> правозащитник Елена Выгодина считает удавшимся, несмотря на техническое несовершенство.

    <Фильм идет как повествование от первого лица, осужденный пишет письмо родным своим и рассказывает о жизни в колонии. <Милые, дорогие, родные мои, мы живем только тем, что вы нас помните, только вашим долготерпением и любовью>. Тут ничего ни прибавить и ни убавить. Это действительно женщины, это действительно женская душа и все они такие. Раз в неделю я выезжаю в колонию, и женская колония отличается тем, что там приемы идут четыре часа. И как правило, просто поговорить. Она села и рассказывала: вот пришла фотография, вот пришло письмо. И вот это было в фильме>.

    <Идея фильма родилась по приказу № 422>, - сказал со сцены во время выступления один из сотрудников исправительной системы. Поэтому часть представленных на конкурс фильмов напоминает рекламные ролики, адресованные скорее руководству управления, а не рядовому зрителю. Впрочем, руководство в лице генерал-майора Леонида Шостака, утверждает, что инициатива проведения фестиваля была проявлена снизу.

    <У осужденных родилась идея, мы ее поддержали. Идея, режиссура. Лично мне больше всех понравился фильм 13 колонии>.

    Творческий коллектив, который победит, что ждет?

    <Призы, поощрения. Сейчас мы все узнаем, не будем предвосхищать события>.

    Итак, победитель фестиваля определен. Гран-при получил фильм 13-й колонии <Обратный отсчет>, он же заслужил приз зрительских симпатий. Об этом говорит один из зрителей, воспитанник Саратовской православной духовной семинарии Владимир Кириллов.

    <Больше всего мне понравился последний фильм, поскольку он все-таки не отходит от основной темы этого фестиваля и в нем затрагиваются духовные стороны. Он более глубокий>.

    Среди лауреатов фестиваля фильм колонии № 7 строгого режима <Тебе, Беслан>. Заместитель начальника колонии Александр Козловский огорчен, что в конкурсный показ не вошло несколько важных, по его мнению, эпизодов.

    <Снимали осужденные, не имеющие знаний в этой области. Не вошли некоторые интервью жителей Беслана, которые у нас отбывали наказание. Один осужденный жил недалеко от школы, где произошла трагедия. Он очень волновался. Говорит, если бы было можно, я бы отдал себя в качестве заложника>.

    Фильмы, вошедшие в конкурсную программу, будут показаны во всех учреждениях исправительной системы Саратовской области. В том числе по кабельному телевидению в образцово-показательной 13-й колонии, где был снят фильм-победитель. Авторы его, как и других фильмов, остались за кадром. Но их попытка рассказать, напомнить о себе в своих мечтах, надеждах адресована не сокамерникам. Поэтому так важно, что лучшие фильмы фестиваля будут показаны на местном телеканале. Говорит главный художественный редактор телекомпании <Саратов> Наталья Елшина.

    <Хотя мне досталось судейство профессионального мастерства, это не самый главный критерий в оценке этих фильмов. Самое главное - это то, что мы увидели людей, людей искренних. Во всяком случае, искренних перед камерой, как мне показалось. Людей духовно живых и не потерянных для нас>.

    В эфире Калужская область, Алексей Собачкин: Сотни российских райцентров внешне практически ничем неотличимы друг от друга. В центре здание администрации, рядом памятник Ленину с поднятой рукой, церковь, автостанция, пара магазинов и рынок, работающий по выходным дням. Люди в основном живут в маленьких одноэтажных домах. Таков и Боровск Калужской области. Но три года назад небольшой провинциальный городок начал преображаться. Его внешний вид изменил всего один человек - художник Владимир Овчинников. Он за это время написал на стенах домов 55 картин, в большинстве своем посвященных истории Боровска. Никаких согласований и прочей бумажной волокиты при этом не было. Овчинников, получив устное согласие мэра города, взял стремянку, кисти, краски и начал работать. Ни о каком вознаграждении речи не шло, город был расписан исключительно на энтузиазме. Говорит Владимир Овчинников.

    <Затраты в основном на краски, кисти, где-то надо было подготовить поверхность. Я бы сказал, что это не очень большие затраты. В среднем где-то порядка тысячи рублей на картину. Последний год мне стали помогать местные предприниматели, которые держат магазины строительных материалов и стали мне давать бесплатно эти материалы - и шпаклевку, и цемент, и краску. Сами предлагают - возьми. Я не злоупотребляю, я для каких-то хозяйственных нужд не беру, только то, что мне надо для работы>.

    Сюжеты картин разные. Вот Наполеон на коне в память того, что французский завоеватель дважды ночевал в Боровске. Вот групповой портрет местных купцов братьев Полежаевых, увеличенная копия фотографии начала 20 века украшает дом, где они жили. Вот Константин Циолковский сидит на лавочке, он жил здесь восемь лет. Есть и озорные сюжеты: мужик с огромным огурцом, рядом надпись <Молодец наш огурец>. Перед крутым поворотом картина с цветочками и пожеланием <Красивого поворота>. Все картины Овчинников пишет в одиночку, без подмастерьев.

    <Помощь бывает нужна, когда мне на большой высоте нужно поработать, мэрия предоставляла мне вышку. С автомобильной вышки я делал работу на высоте. Одну стенку подготовила частная строительная фирма, все остальное сам>.

    Творчество Овчинникова боровчанами воспринимается положительно, простым людям его картины нравятся. Доказательством того служит, что ни к одному портрету не пририсованы ни рожки, ни ножки. Для художника это было приятной неожиданностью.

    <Как ни странно, я тоже ожидал, что будет вандализм. Вопреки этим ожиданиям его не было. Есть минимальных размеров, что можно даже не считать. Чем объяснить? Мэр наш объяснял тем, что это дело прекрасное, поэтому не поднимается рука у людей. С одной стороны так. А с другой стороны, может быть, действительно, что-то меняется в людях и добро берет верх>.

    Правда, не все так безоблачно. Есть чиновники, которых раздражает то, что делает Овчинников. Так, ему запретили расписывать стены местной картинной галереи и Дома культуры.

    <Власти представлены разными людьми. Кто-то положительно относится, приветствует, одобряет. У кого-то настороженное отношение, все неординарное им легче отклонить. Чиновникам от культуры им не очень по душе, поэтому им легче сказать <нет>, чем приветствовать>.

    Владимиру Овчинникову 66 лет, художником он стал только после выхода на пенсию, до этого он, кандидат экономических наук, работал в различных строительных организациях, ему было не до искусства. Зато сейчас свободного времени много, художник полон творческих замыслов, но раскрывать их не торопится. Приезжайте в Боровск летом - все увидите сами.

    В эфире Ставропольский край, Лада Леденева: Маленькое ставропольское село Татарка давно снискало добрую славу кузницы народных умельцев. Здесь живет хозяин единственной в крае домашней электростанции-ветряка Василий Остривной. Несколько мастеров умеют делать из глины статуэтки героев народных сказок, а совсем недавно местный житель Владимир Агафонов начал необычную стройку. При помощи стеклянных бутылок он задумал решить пресловутый квартирный вопрос. В считанные дни буквально на пустом месте появился необычный светящийся дом.

    <Ехали ночью на автобусе, автобус сломался, так получилось, что пришлось ехать ночью. Вдруг увидели на скале стоял дом, и он весь светился. Чуть автобус не перевернулся. Потому что все ребята молодые, интересно, все светится. А потом кто-то из старших, взрослых рассказал, что мужчина построил дом из бутылок>.

    После этого случая вся семья Владимира Агафонова занялась сбором пустых бутылок. Дешевую стеклотару собирают не только родственники, но и друзья народного умельца. А главным поставщиком стройматериала по праву считается небольшое кафе, хозяином которого является сам Владимир. В дело, а не в утиль теперь идут и зеленые лимонадные, и коричневые пивные, и прозрачные водочные бутылки.

    <Так как она плоская, она очень удобная, ее вставляешь и получается, что они будут стоять так. Тем более эта бутылка не несет как таковой нагрузки. Поэтому в принципе у меня идет все>. Прежде, чем строить дом, Владимир Агафонов изучил массу литературы. А в одном из научных пособий вычитал, что стена из обычной стеклянной бутылки по прочности и теплозащите превосходит традиционную кладку толщиной в полтора кирпича. Снаружи стену из бутылок, уложенных донышками вперед, нужно обшить досками, а затем оштукатурить. Получается некое подобие термоса, в котором не страшны любые морозы. Кроме того, в отличие от популярного нынче пластика стекло не горит, а значит бутылочный дом пожаробезопасен. Что до прочности стройматериала, ее может лично проверить каждый, даже самый точный экспериментатор, стоит лишь положить бутылку на землю и встать на нее обеими ногами.

    <Я кладу бутылку, у меня порядка ста килограммов вес. Точечная нагрузка. То есть любая бутылка выдерживает очень большое напряжение>.

    На сегодняшний день дом Владимира Агафонова почти готов, недостроенной остается лишь одна стена. Кирпичи заменяют в общей сложности около 30 тысяч бутылок. Выгода очевидна - в отличие от дорогостоящих стройматериалов бутылки обходятся хозяину практически бесплатно. Друзья подшучивают, обещая приехать в гости с рогаткой. А односельчане уже прозвали необычное строение <бутылочной усадьбой>.

    <Это комната для моего сына, здесь будет окно. Я это делаю для того, чтобы жить в этом доме>.

    Пока задание не оштукатурено, вечером оно напоминает планетарий, однако уже летом все наружные работы будут завершены, и уже никто не догадается о необычном происхождении дома.

    В эфире Саранск, Игорь Телин: "Good morning, children. I'm glad to see you! - Доброе утро, дети. Рад видеть вас" - так начинается урок английского языка в средней школе села Тарханово Ичалковского района Мордовии. Обычный класс, обычные сельские школьники, кто-то сегодня выучил пересказ текста лучше, кто-то хуже. Вот только учитель для села необычный. Михаил Тимонин не только директор этой школы, но и один из лучших в России учителей английского языка. Говорить так можно на том основании, что летом этого года Михаил Александрович принимал участие в российско-американском конкурсе преподавателей английского языка и страноведения США. Сотни школьных учителей со всей страны участвовали в этом конкурсе. После сложных отборочных туров лишь 30 человек вышли в финал. Сельский педагог из Мордовии - один из них.

    <В этом году неожиданно для себя, хоть я и не хотел участвовать в этом конкурсе, судьба сложилась так, что прошел первый, второй и третий туры>.

    В итоге получил Михаил Тимонин приглашение для участия в семинаре в США. Посещал школы, расположенные в сельской местности в первую очередь, знакомился с методиками, даже провел с педагогами несколько совместных уроков. Но на предложение остаться поработать в Америке все-таки ответил отказом.

    <Было такое предложение. Одна из учителей сказала: <Не хотите поработать в Соединенных Штатах учителем русского языка в университете?>. У меня были возможности устроиться, даже заработную плату предложили 12 тысяч долларов в год. Категорически отказался>.

    Сам в Америке не остался, зато американку в Мордовию пригласил. Учительница из Иллинойса Патриция Барталс в рамках все той же программы обмена посетила его школу, где провела несколько уроков на родном языке.

    <Ее в первую очередь удивило радушие людей, гостеприимство людей, с которыми она здесь столкнулась. Она была этим очень удивлена. Кроме того ей понравилось наши ученики>.

    Как и у большинства сверстников, тех, кто родился в начале 60-х, интерес к английскому языку у Михаила Тимонина был обусловлен увлечением рок-музыкой.

    <В то время она практически была запрещена, но всегда молодежь тянулась к тому, что запрещено. Поэтому рок-музыка, в частности <Битлз>, они повлияли на выбор моей профессии>.

    Было интересно, говорит Михаил Александрович, о чем же поют в своих песнях те же <Битлз>, <Куин>, <Ролинг Стоунз>. Пытались переводить тексты, адоптировать их для своих на русском языке в школьном ансамбле. К 10-му классу так хорошо знал английский, что и выбор не стоял - только факультет иностранных языков Мордовского госуниверситета. Состоял членом университетского Клуба иностранной дружбы. Переписывался опять-таки на английском со студентами из других стран. Заканчивал вуз в середине 80, когда еще существовала система распределения выпускников. Остаться в Саранске не удалось, получил распределение в Ичалковский район. Предполагал - отработает два положенных года и вернется назад в город. Да вот не получилось, о чем, в принципе, сейчас не жалеет.

    <Обычно в городе говорят: да вот - деревня, что можно делать в деревне? Там же грязь. Несмотря на все это отношение к деревне, в деревне живут точно такие же люди, работают люди и стараются выполнять свою работу честно и добросовестно>.

    Международная программа обмена не прошла бесследно и в материальном плане. Помимо приобретенного в поездке опыта и новых идей привез в Тарханово Тимонин еще и новый компьютер - для школы. Так что теперь его ученики, как и он сам 20 лет назад, могут вести переписку со своими иностранными сверстниками. Только в отличие от своего учителя, используя почту электронную.

    <Мне очень хочется, чтобы наши школьники посредством Интернета были связаны со всем миром>.


  • c 2004 Радио Свобода / Радио Свободная Европа, Инк. Все права защищены