Мы переехали!
Ищите наши новые материалы на SvobodaNews.ru.
Здесь хранятся только наши архивы (материалы, опубликованные до 16 января 2006 года)

 

 Новости  Темы дня  Программы  Архив  Частоты  Расписание  Сотрудники  Поиск  Часто задаваемые вопросы  E-mail
28.8.2014
 Эфир
Эфир Радио Свобода

 Новости
 Программы
 Поиск
  подробный запрос

 Радио Свобода
Поставьте ссылку на РС

Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru
 Россия
[24-01-04]

Корреспондентский час

В этом выпуске:
  • Почему нижегородец Александр Шашкин не смог выжить в российской армии:
  • Иван Гусев из Чебоксар только теперь решился рассказать всю правду о блокаде Ленинграда;
  • Семья Морозовых из Сочи выброшена на улицу;
  • Почему тульские парни идут учиться в артиллерийское училище;
  • Семье Кудашкиных из мордовского села Павловка без телевизора не скучно;
  • Пенза: выпускники детских домов требуют, чтобы власти соблюдали закон;
  • Краснодар: дворцы правосудия вытесняют библиотеки;
  • Подмосковье: коломенские медсестры нашли свое счастье в Голландии;
  • Белгородская область: гусиное царство на хуторе Высоком;
  • Самара: если можешь залить каток для детей - залей его:
  • Псков: почему вышивальщицы так любят вышивать;
  • Пятигорск: крутое пике вологодского валенка.

    В эфире Нижний Новгород, Олег Родин: Среди ста новобранцев, попавших с пневмонией в Магаданский госпиталь, оказались и 20 нижегородцев. Они направлялись служить в пограничные отряды, но попали на больничные койки. Новобранец Дмитрий Квятковский в своем письме в Нижний Новгород сообщил, что в самолете, следовавшем до Новосибирска, было очень жарко, а затем ребят продержали на морозе несколько часов. Его мать Галина Квятковская рассказала:

    "Сын пишет - <Поселили в казарму, где голые лавочки, там мы и спали. Потом в чкаловскую казарму отвезли, где спали на полу в одежде.> Холодно было на улице, когда их из самолета высадили. Хуже всего было в Петропавловске-Камчатском. Мыли в холодном душе. По приезде туда помыли в холодной бане и одели в форму".

    Журналисты местной телекомпании "Волга" дозвонились в Магадан и попытались узнать подробности у самого новобранца Дмитрия Квятковского, но вот какой получился разговор:

    "- Дмитрий, как вы себя чувствуете?

    - Отлично.

    - Вы заболели или нет, расскажите?

    - Нет, ни разу не болел.

    - А сколько народу сейчас госпитализировано?

    - Не знаю.

    - Вы можете в двух словах сказать, что там произошло, потому что много различных слухов?

    - Нормально все.

    - Вы не можете говорить сейчас, вам трудно? Нас никто не слышит?

    - Не знаю.

    - Есть среди нижегородцев пострадавшие, серьезно больные?

    - Нет.

    - Значит серьезно больных нет?

    - Несколько человек.

    - Несколько человек болеют?"

    Как в песне: "Все хорошо, прекрасная маркиза". А в позапрошлом году нижегородский новобранец Александр Шашкин погиб в армии при похожих обстоятельствах от пневмонии и осложнения на сердце. Говорит его мама Валентина Шашкина:

    "Стала ему звонить по телефону, по коммутатору. Но по коммутатору все не скажешь, всегда стоял кто-то. Я с ним договорилась: "Саша говори, что-то плохо?" "Да". "Говорить нельзя? "Нельзя". Разговаривала по телефону с сыном, говорю: сынок, с тобой что?". Мальчишка еле выговаривал слова. Я уже по телефону поняла, что что-то неладно. "Мама, я сам не знаю". Окажись своевременно я там: ребенок-то умер у меня не дома. Призывался, и в воинском билете, везде - годен. Мальчишка с воспалением легких - в кроссовках. Командир части пишет: мальчишка был обут, одет".

    От какой же службы получил Александр Шашкин пневмонию и болезнь сердца? Вот строки из его письма домой:

    "С утра до вечера с лопатой и лапой - это инструмент для выдергивания костылей рельсов или с кувалдой весом в 10 килограмм. Но ничего, сначала было трудно, а потом привык".

    Ну, а потом госпиталь и "груз-200".

    В эфире Чебоксары: Дмитрий Лишнев: Иван Гусев, простой деревенский мальчишка из лесной глуши Порецкого района Чувашии подался на фронт добровольцем, приписав себе несколько недостающих до 17-летия месяцев. После обучения в тыловом полку связи он был направлен в окруженный фашистами Ленинград в штаб Ленинградского фронта.

    "Возили по Ладожскому озеру на машинах по льду. Это 80 километров длина трасы, 80 километров ширина, сверху бомбят, с боков простреливают. И мы так проезжали в Ленинград по Ладожскому озеру. В 42 году в декабре месяце обслуживали все фронта. Командующий у нас был в то время Говоров".

    Находясь на казарменном положении 17-летний солдат, конечно же, много из того, что происходило в осажденном городе, не знал и не видел, в увольнение под обстрелами не отпускали. Но и того, что удалось увидеть, вполне достаточно, чтобы нам, ныне живущим, осознать и представить, что же вынесли жители и защитники города на Неве.

    "Кормили, конечно, нас очень плохо, говорить нечего. 120 грамм хлеба в сутки давали, ни больше, ни меньше. Суп был, не так хороший, но все-таки можно было питаться, держаться. И держались на этом. К концу 44 года стали давать по 200 грамм хлеба. Обычные горожане тоже ели плохо. Кто чем мог, тем и питался, доходило дело, что и кошек, собак ели простые горожане. Не только кошек и собак".

    И тут Иван Гусев поведал о страшной странице в истории ленинградской блокады, о чем официальные историки предпочитали и до сих пор предпочитают не упоминать. И в самом деле, не мог же, по меткому выражению известного писателя Виктора Суворова, исследовавшего историю скупки произведений искусства в измученном голодом городе, "один советский человек съесть другого советского человека. Такого не должно было быть, а раз не должно, значит и не было".

    "Родители помрут, а дети остаются. Другие подбирали и детей даже ели, были такие случаи. Судили их, наказывали крепко, вплоть до расстрела. В конце, когда сняли блокаду с Ленинграда, вернулись партизаны ленинградские, они целую войну открыли против таких убийц детей. Когда они пришли из лесов Ленинградской области, им все-таки сообщали, они не знали, где погибли их отцы, дети. И они находили этих преступников и прямо на месте расстреливали. Партизаны расстреливали этих негодяев-людоедов на Дворцовой площади. Я видел это".

    В прежние времена рассказывать о мерзостях, подлости и моральной грязи военного времени было не только не принято, а чревато большими неприятностями. Соответствующие органы строго за этим следили. Солдат Иван Гусев многие годы рассказывал лишь о победном шествии Красной армии по освобождаемым европейским странам. И только в последние годы по истечении всех сроков хранения военных тайн он стал рассказывать людям обо всем, что увидел и узнал на этой страшной войне.

    "Я был свободен в это время, мог больше видеть. Я находился в казарме. Там запрещено было ходить и рассказывать, потому что нас заставляли расписываться кровью, чтобы поменьше болтали. Палец прокалываешь и расписываешься, что я не изменник Родины, я честный солдат, честный воин, не разглашаю тайну".

    В эфире Тула, Кирилл Старцев: Быть военным в наше время непросто, молодые офицеры получают маленькую зарплату, вечные проблемы с жильем, приходится нести службу в различных уголках России. Так почему же молодые люди, обучающиеся в Тульском артиллерийском инженерном институте, решили стать именно офицерами?

    "Александр Владимиров, курсант пятого курса. Решил поступить в этот институт, потому что решил продолжить династию брата, а также в это трудное время надо все-таки поддерживать и усиливать ряды вооруженных сил молодыми офицерами, которые должны востребоваться обязательно. И надо же в конце концов кому-нибудь защищать Отечество".

    "Сержант Рыбин. В тульское артиллерийский инженерный институт я поступил, потому что у меня династия в этом институте. Сначала поступал мой отец, потом он выпустился из него, стал полковником. Мой брат родной выпустился отсюда также и пошел капитаном. Потом по их стопам и я".

    "Меня зовут Алексей, живу я в Нижнем Новгороде. Я выбрал этот институт, потому что много слышал о нем, о том, что выпускники этого института ценятся очень в войсках. Во-вторых, у меня дед артиллерист и прадед тоже был артиллеристом".

    Из полутора тысяч курсантов, обучающихся в Тульском артиллерийском институте, половина дети военных. Помимо основной военной специальности курсанты получают еще и гражданскую. С какими жизненными трудностями сталкиваются курсанты, рассказывает сержант Борис Рыбин, который приехал из Москвы.

    "Мне было тяжело поначалу на первом курсе сломать себя в том смысле, что сузить в определенные рамки, что можно, что нельзя. И повышенная требовательность к себе. По возрастанию, переходя на второй курс, также пошла должностная ступенька. С должностной ступенькой не просто начинаешь понимать, какие у тебя обязанности стали, а перед тобой открываются жизненные ситуации, целый простор. В чем человек, твой подчиненный, например, нуждается - ты отвечаешь полностью. С этим всем надо совмещать и учебу".

    По окончанию института молодые офицеры распределяются во все виды войск российской армии и в правоохранительные органы. Что думают о своем будущем молодые ребята? И не страшит ли их трудный путь?

    "Свое будущее я представляю в генеральских звездах и где-нибудь в хорошем месте, не на Дальнем Востоке".

    "Где-то с седьмого класса я решил связать свою жизнь с армией, поэтому буду служить до конца".

    "У меня отец тоже был военный, я ездил с ним по полигонам по военным, по гарнизонам, поэтому на своей шкуре я это испытал. Пока не боюсь офицерской жизни, поэтому надеюсь, что у меня никаких трудностей не возникнет. В принципе, пока холостой, жить будет проще одному".

    "Хочется после окончания иметь большие звезды, пускай не генеральские, хотя бы полковника и служить 25 календарных лет".

    Некоторые курсанты к пятому курсу обзаводятся семьями, и после окончания вместе со своими женами отправляются к месту несения службы. Что же ожидает молодую офицерскую семью на месте? Рассказывает Наталья, жена молодого офицера:

    "Моего мужа должны были оставить в Туле, но отправили в солнечный Дагестан. Приехали мы в замечательный город Буйнакск, условий там никаких жизненных. Часть большая, а жилья нет. Три одноэтажных барака, в которых живут офицеры с женами и детьми, там нет воды, ничего нет. А мы снимали квартиру в городе. Отношение местных жителей просто ужасное. Я, например, первых два месяца вообще из дома не выходила, только с мужем за ручку возле дома погулять и все, все остальное время дома сидела. Воды нет, удобства на улице. Вода два часа в день холодная в колонке. Пожалела, что муж у меня военный. Зарплата маленькая очень, на эту зарплату жить невозможно".

    Несмотря на все сложности военной жизни, в Тульский артиллерийско-инженерный институт продолжают поступать молодые ребята.

    В эфире Сочи, Лада Леденева: 50-летний Александр Морозов в течение последних 20 лет жил в Сочи в доме, который до недавнего времени размещались пять семей. Здание расположено на территории санатория "Беларусь" в районе, широко известном под названием Бочаров ручей. Зимой 2000 в квартире Морозовых произошел пожар. По закону семье полагалось новое жилье, однако администрация санатория тут же признала дом нежилым и в предоставлении жилья погорельцам отказала. Александр Морозов начал восстанавливать сгоревшее жилище собственными силами, несмотря на то, что с момента пожара местные власти отключили в доме газ, отопление и воду. Рассказывает Александр Морозов:

    "Отопление было, вода горячая, свет, за это все мы платили до последнего дня, до пожара. Потом пожар произошел, на зиму глядя, нам вырезали все - отопление, сантехнику, все повырезали. Я пошел беседовать в администрацию санатория, меня обложили матами, говорят - убирайся, откуда появился. Он говорят, мы путем блокады тебя выживем, впереди зима, ты не выживешь, ни воды, ни света, ни отопления".

    Соседи семьи Морозовых не выдержали таких условий жизни, разъехались, кто куда смог, в коттедже оставалась только одна семья. Тем временем администрация санатория обратилась в суд, который вынес решение снести жилье Морозовых как незаконную постройку за счет самих жильцов. 25 декабря минувшего года прибывший на место судебный пристав дал распоряжение бригаде строителей о начале сноса.

    "Приехал судебный пристав, не предоставил никаких документов. Дом ломаем".

    Сегодня семья Морозовых живет на руинах собственного дома в маленьком вагончике, когда-то подаренном друзьями.

    "Прицеп маленький, туристический прицеп 1961 года выпуска. Подарили друзья. Я предвидел такое продолжение блокады в дальнейшем. Я блокаде три года, четвертый год пошел. Я этот прицеп летом подделал, полуторную койку установил, обогреватель".

    Администрация санатория предложила Морозовым выход из ситуации - комната в общежитии, которая на поверку оказалась непригодна для жилья. Говорит преподаватель Сочинского университета, юрист-правозащитник Юрий Толкачев.

    "То общежитие, которое ему предлагает администрация санатория "Беларусь", оно не является жилым. Проведенная инспекция со стороны администрации показала, что 80 человек, это в основном работники санатория "Беларусь", живут в антисанитарных условиях. Еще в 1990 году был составлен акт местным самоуправлением, то есть администрацией город Сочи, который признал данное общежитие нежилым помещением. Вселяться в аварийное, опасное для жизни жилье семья Морозовых не желает".

    Иного мнения глава санатория "Беларусь" Георгий Сорокашиш.

    "Кто вам сказал такое? Независимая экспертная комиссия сочла это общежитие аварийным, она сочла, что аварийное пригодное для жилья. 65% износа, но не аварийное".

    Продолжает Юрия Толкачев:

    "Никто не оспаривает права администрации "Беларусь" на земельный участок, оно является арендатором земельного участка, но на этой земле проживают люди. И кстати, с этим более 20 лет администрация санатория "Беларусь" мирилась, предоставляя электроэнергию, водоснабжение, теплоснабжение этим людям".

    Говорит Александр Морозов:

    "Суд если взять, там в четырех местах подтасованы факты. Все куплено, нигде с нами никто не разговаривал, не беседовал. Пишем встречный иск - его отфутболили. Судились, защищались, как могли".

    Тогда семья Морозовых обратилась за помощью в местные правозащитные организации. Чтобы привлечь к проблеме внимание общественности, 28 декабря их представители объявили голодовку на главной площади Сочи. Говорит руководитель проекта сочинской общественной приемной Евросоюза Елена Квашинская.

    "Мы дали телеграммы губернатору края, прокурору края, мэру города и прокурору города. Депутатов поставили в известность и официально с плакатами, на которых говорилось, что мы требуем, сели напротив администрации. Где-то к обеду второго дня с нами пошли переговоры. Мы рассчитывали дней на 14, как минимум, не выдержали нервы у властей, они пошли с нами на переговоры".

    Как оказалось, решить проблему сочинского санатория может лишь белорусский президент, которому правозащитники адресовали письмо.

    "Мы не знаем, как его отправить Лукашенко. Последнее письмо, которое люди отсюда отправили, видеописьмо и официальное передавалось через его службу безопасности и офицер, который позволил себе передать это письмо, чуть было не лишился работы. Нам придется выделять человека, который полетит в Минск, чтобы попасть на прием к Лукашенко. Этим летом на территории санатория работала комиссия от управления делами Белоруссии. Что, они не видели, в каких условиях люди там живут? Ведь гостевые корпуса великолепные, евроремонт".

    По мнению представителей правозащитных организаций, впереди долгая и упорная борьба за права семьи Морозовых. И пока неизвестно, как разрешится главная на сегодняшний день проблема их жизнь.

    "Основная моя беда, что я не хочу быть бомжем".

    В эфире Саранск, Игорь Телин: Деревня Павловка Лямберского района Мордовии обычный населенный пункт средней полосы России. 27 дворов, хозяева которых работают в местном сельхозкооперативе. Бабушки в выходные пекут пироги, молодежь, как и везде, заканчивая школу, стремится перебраться в городскую местность. Но при этом есть здесь люди, которые привносят особый колорит в размеренную сельскую жизнь. Семью Кудашкиных называют в Павловке "мини-оркестром". Николай, глава семейства, с детских лет играет на баяне, с баяна постижение музыки начинали его дети. Это уже повзрослев, они освоили другие инструменты - фортепиано, балалайку, гитару и даже скрипку. Ну, а на долю хозяйки Феклы Михайловны выпало стать в семейном ансамбле запевалой. Сначала Кудашкины музыкой просто тешили душу, а потом по совету односельчан решили принять участие в проводимых ежегодно смотрах художественной самодеятельности. Итог - самая музыкальная семья Мордовии. Именно такое звание завоевала на республиканском конкурсе сельских талантов семья Кудашкиных и Павловки.

    "Просто забываешь все эти неурядицы и как-то в душе приятнее, что ли, я так считаю. Нервный стресс снимает, как-то свободнее себя чувствуешь".

    Получается так, что чувство свободы знакомо всем без исключения членам семьи. В отличие от главы семейного оркестра Николая Николаевича, которого можно назвать баянистом-самоучкой, его дети познают основы нотной грамоты и исполнительского мастерства в музыкальной школе. Естественно, что в деревне такой школы нет, так что приходится ездить в районный центр, это в десяти километрах от Павловки. Младший сын Андрей занимался раньше греко-римской борьбой, но оказалось, что силовые единоборства и музыка несовместимы.

    "Просто когда по греко-римской борьбе занимаешься, то или руку подвернешь, или пальцы подвернешь и уже на, баяне, на балалайке играть плохо".

    Так что недавний призер соревнований по греко-римской борьбе свой выбор сделал.

    "Лучше играть на баяне или балалайке, заниматься музыкой".

    Второй год учится в музыкальной школе старшая дочь Кудашкиных Людмила. Каждый день, занимаясь музыкой, она ставит перед собой весьма неожиданные для сельской девушки цели.

    "Я такая же, как Алсу, мне хотелось участвовать, как и остальные в "Фабрике звезд", каких-нибудь других".

    Всего в Павловке 27 дворов, здесь и в помине нет кинотеатра, давно уже не работает сельский клуб, остается все меньше молодежи, так что и дискотеки - дело уже далекого прошлого. А потому семейный мини-оркестр Кудашкиных подчас единственное развлечение сельчан на свадьбах и проводах в армию. Уж здесь-то они первые гости, и сами песню споют, и если надо, подыграют. Вот только редкими стали сельские торжества. Так что, собираясь каждый вечер вместе, играя любимые песни, делают это Кудашкины все больше для себя.

    В эфире Пенза, Наталья Котова: 98 детей, оставшихся без родителей, объединились в движение выпускников детских домов, чтобы сообща отстоять свое право на жилье. Это право им дает федеральный закон о дополнительных гарантиях по социальной защите детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. Говорит координатор движения Екатерина Милова:

    "Ко мне домой очень часто приходят разные люди, я человек общительный очень, жила в общежитии много лет, и сейчас я живу в общежитии. С кем я раньше жила, с кем общалась, там очень много выпускников детских домов. В каких они живут условиях - это трудно описать пером, нужно увидеть глазами. Вот тоже пришла одна девушка, говорит: "Катя, я повешусь". "Юля, зачем вешаться?". Оказалось, что они живут в комнате 18 метров четверо, четыре девчонки, одна вышла замуж и у нее личная жизнь за шкафом, отгороженным шторкой".

    Екатерина Милова привлекла для работы в движение выпускников детских домов, которые выяснили, что областные и городские власти не торопятся выполнять закон, ссылаясь на различные причины, основной из которой является отсутствие денег в областном и городском бюджетах.

    "С 92 года в Пензе не предоставляется никакого жилья отдельного, как положено после окончания ПТУ. Выпускник детского дома, у которого нет закрепленного за ним жилья, должен получить от государства это жилье. В лучшем случае получает койко-место в общаге".

    По словам Дмитрия Чуванова, помощника Екатерины Миловой, после неоднократных письменных обращений в правительство области и городским депутатам чиновники пообещали решить проблемы выпускников детских домов и даже выделили на разработку проекта специального дома для таких людей один миллион двести тысяч рублей. Но депутат городской думы Валерий Беспалов считает, что не все так просто.

    "Для того, чтобы проблему переселения выпускников детских домов в отдельное жилье решить, необходим какой-то комплексный подход. Не секрет, что город получает от 5 до 10% жилья от строителей во всех возводимых домах, за исключением тех случаев, когда требуется строительство крупных сетей. Но пока еще этой программы нет. Более того, лично мной внесен проект программы расселения ветхого и аварийного жилья. Он до сих пор ни городской администрацией, ни думой не рассмотрен, поэтому я думаю, что это следующим этапом. После того, как будет принята программа расселения ветхого и аварийного жилья, можно будет говорить о программе обеспечения выпускников".

    Несмотря ни на что, активная деятельность движения выпускников детских домов Пензенской области продолжается. Дмитирй Чуванов планирует в ближайшее время выступить перед детьми, живущими в детских домах с разъяснениями их прав на жилье. Это очень важно, дети не знают о законе, на основании которого они должны обеспечиваться квартирами. Вот что рассказал мне выпускник детского дома, учащийся профтехучилища № 40 Саша, просивший не указывать его фамилию.

    "Не знаю, что ждет нас после учебы".

    А ты знаешь, допустим, что вам должно государство предоставить жилье?

    "Не знаю. Ничего нам не говорили. Учат, одевают, обувают, кормят, больше не знаю ничего".

    В эфире Краснодар, Иван Петров: Крупнейшая в Краснодарском крае научная библиотека имени Пушкина не получит нового книгохранилища. Тот, кто хоть раз побывал в краевой библиотеке, едва ли захочет придти сюда еще раз без особой необходимости. Читальные залы и абонементы переполнены, в очередях за литературой посетители стоят часами и их справедливые претензии признают сотрудники библиотеки. Говорит директор "пушкинки" Людмила Шевченко:

    "Мы сегодня вынуждены отказывать учащимися 11 классов пользоваться фондами краевой библиотеки из-за большого притока читателей и слишком длительного времени ожидания получения книги, необходимой читателю. Сегодня мы не можем купить литературу в достаточном количестве в фонды библиотеки, в соответствии с запросами читателей".

    Библиотека основана еще до революции и рассчитана на 20 тысяч читателей. Сегодня "пушкинку" посещают более 46 тысяч человек. В два раза переполнены книгами книгохранилища, книги размещают в подвалах, в котельной, переоборудуют помещения туалетов. И все равно в забитом до отказа книгохранилище библиотекари часами ищут нужную литературу. Ежегодно библиотека должна получать 50 тысяч новых книг, а получает в три раза меньше, новинки негде размещать. Разговор о новом книгохранилище возник более 30 лет назад. Для фондов краевой библиотеки в Краснодаре начали строить многоэтажное здание, которое проектировщики почему-то расположили в другом конце города. В середине 80-х строительные работы остановились, книгохранилище превратилось в крупнейший долгострой города. И вот четыре года назад во время празднования пушкинского юбилея тогдашний губернатор Кубани Николай Кондратенко торжественно заложил первый камень книгохранилища уже на новом месте, рядом с основным зданием библиотеки возле памятника Пушкину. Была составлена проектная документация, найден подрядчик, особой строкой выделены средства из краевого бюджета. Каково же было удивление библиотекарей, когда они узнали, что участка земли на центральной улице города уже отдан другому владельцу

    "Я не видела документа постановления главы администрации края, но я знаю, что он существует, о том, что на площади, которая была отведена на строительство пристройки, предполагается строительство Дворца правосудия. Мы в окружении дворцов правосудия - краевой суд, городской суд, прокуратура, арбитражный краевой суд. А для здания библиотеки, к сожалению, места не находится".

    Недостроенное заброшенное здание книгохранилища недавно начали разбирать, стены долгостроя пришли в негодность. А нового помещения нет и в перспективе. Придется краснодарским читателям по-прежнему простаивать в очереди.

    В эфире Подмосковье, Вера Володина: Когда в Коломне затеяли обучать голландскому языку медицинских сестер, то мало кто в городе верил в реализацию проекта больницы голландского города Бреда. Суть проекта - решить проблему нехватки медперсонала привлечением к себе на работу на два года сотрудников из России, финансируя при этом обучение языку, транспортные и жилищные расходы. Рассказывает уже вернувшийся из Голландии Григорий Демпке:

    "Никто не верил, и на работе говорили, что на улицу "красных фонарей" вывезут, там вы будете заниматься проституцией. Так все, кто занимался на этих курсах коллеги наших женщин-медсестер, они так им, может быть, это было с завистью. Но получилось наоборот, что все хорошо оказалось, что приехали, кое-кто замуж вышел, чуть ли не миллионеров себе в мужья нашли, то, конечно, начали завидовать. А сейчас люди знают, что это действительно правда, что это произойдет, и поэтому люди в этот раз должны подойти по-другому".

    Теперь в больницах Коломны проще набрать желающих поработать в Голландии. Хотя и в одной и в другой стране работа медсестры не престижная и малооплачиваемая, по второму совместному проекту коломенским медикам предстоит работа в доме престарелых и к изучению голландского языка претенденты относятся серьезнее, чем в первой команде. Сегодня Григорий хорошо говорит на голландском, но первое впечатление о себе, сожалеет он, уже не исправить.

    "Они разочаровались из-за того, что мы не владели языком, и поэтому у нас из-за этого были все проблемы. Было очень тяжело. Но в конце второго года почти как на русском разговаривали, поэтому не было никаких проблем. Больные не сразу понимали, что я иностранец. В газетах читали, когда пациенты читают в газетах, а потом сталкиваются сами, для них это было, естественно, интересно. То есть все помогали в изучении языка, сами старались объяснить, что это слово значит, а какое оно имеет значение. Я много выучил по языку больше от пациентов. С нами знакомились, потому что нашумело на всю Голландию, нас звонками засыпали и появляться начали друзья, знакомые, просто интересующиеся люди".

    Григорий Демпке заметил, что пока в старом стереотипе - "в России все коммунисты и пьяницы", слово "коммунисты" голландские обыватели сменили на слово "бандит" и по-прежнему с опаской относятся к иностранцам с Востока. Но теперь в маленьком голландском городке о реальной России, о простых людях знают больше. Более того, с ответным визитом, пока, правда, частным несколько коллег из Бреды до Коломны еще не доехали, но уже побывали в Москве. Вспоминает совсем недавние события медицинская сестра Светлана Буляскерия:

    "Очень сильно поразила Москва их, метро очень сильно поразило. Очень были удивлены, что у нас очень много худеньких девушек, что все женщины ходят на каблуках. Мы один раз были в кафе в Голландии, разговор зашел о селедке. Мы сказали, что ваша голландская селедка нашей тихоатлантической в подметки не годится. Голландцы сказали: а у вас, что в России есть море?".

    Светлана работала в Голландии по близкой для себя квалификации - она хирургическая сестра, другие выполняли работу попроще, а всего их было десять человек. Языку еще в Коломне обучалось сорок человек, отбор прошли 14, двое уже в Голландии не прошли испытательный срок, еще двое уехали, не выдержав разлуки с домом. Четыре медсестры из десяти человек успешно вышли замуж и в Россию не вернулись. Любопытно, что все это женщины постарше. Светлану Буляскерию в Коломне ждали пятилетний сын Арсен, супруг и родители. Все они поддержали желание Светланы поучаствовать в проекте, согласились, что для медицинской сестры редко выпадает шанс поработать за границей. Теперь Светлана владеет голландским языком, хорошим компьютерным пользователем она была и до поездки, а в числе полезных навыков, приобретенных в Голландии, называет такое качество как психологическая поддержка больных медсестрами. Это в российских больницах не считается обязательным. Это голландское правило становится для Светланы привычным. Но не все полезное она может реализовать в советской системе здравоохранения.

    "Там инициативный человек поощряется, любая инициатива принимается во внимание. Здесь нет, очень редко можешь что-то изменить, практически никогда".

    В Бреде в больнице теперь не жалуются на нехватку медицинских сестер. Может потому, что голландская пресса критиковала организаторов проекта за расходы на российских стажеров, в то время как в Голландии порядка десяти тысяч безработных медсестер.

    В эфире Белгород, Оксана Быкова: "На красных лапках гусь тяжелый, задумав плыть по лону вод, ступает бережно на лед". Эту картинку, нарисованную Пушкиным, можно наблюдать на хуторе Высокий каждый зимний день. Хутор Высокий в народе называют "гусиным царством". На каждом подворье здесь держат до сотни гусей. Одна гусыня дает к осени с приплодом более 60 килограммов мяса. Гусей здесь называют по именам, например, Гошка, Антошка, Белка, Рябая. Летом они пасутся на широком лугу и круглый год плавают в речке Потудень, зимой она не замерзает. На воротах дворов жителей хутора Высокий нарисованы белоснежные гуси. У супругов Анатолия и Марии Овчаровых больше всех гусей на хуторе.

    "Они, во-первых, мало едят, их только сперва, когда выведутся, месяц кормят, а потом на луг и на речку. У нас речка рядом, луг рядом, туда сгонишь, и там они ходят. Вечером придут, покормишь и все. Гуси - это выгодная вещь, не то, что поросята. С гуся можно холодец сделать хороший. Я люблю холодец".

    "В хозяйстве дает очень хорошо. И пух дает, мы пух продаем, собираем и котлеты делаем с них, жарим, пальчики оближешь, и жарим, и холодец, и пельмени, и плов, что хочешь с этого мяса. Фирменное блюдо - это жарим в духовке с яблоками и начиняем рисовой крупой, гречневой".

    Выращивать гусей для Овчаровых, как и для многих других жителей хутора, это способ прожить на небольшую пенсию и помочь детям, которые живут вдали от родителей. Молодежь с хутора Высокий старается уехать в город, где есть работа, тем не менее, на хутор приезжают новые люди. Шесть лет назад сюда провели газ и заброшенные дома стали покупать. Рассказывает Ольга Васильева:

    "Молодые люди уезжают все в город. Но и правильно, я считаю. Но приезжают, помогают. За счет переселенцев у нас, армяне, грузины есть, в этом году молдаване приехали. Пустующие домики занимают. Кое-какие дома еще не заселили. Есть свои берегут, детям оставляют квартиры, приезжают в деревню. Приезжают, заводят хозяйство, держат коров у нас на хуторе. Мы считаем, что 33 коровы для нас это очень много. Держат гусей, держат поросят, козочек заводят. Здесь раньше магазин был, и дом культуры, и школа Алексеевская начальная. Со временем разрушение в селе идет. Но люди здесь гостеприимные, веселые".

    Самому старшему хуторянину 96 лет, а самому младшему 7. Каждый день первоклассник ходит два километра пешком в школу, которая в соседнем селе Владимировка. Здесь и магазины, и рынок, и почта, и фельдшерский пункт. Прошлой осенью к хутору Высокому стали строить долгожданную дорогу.

    "Мы давали наказы всем депутатам - сделайте нам дорогу. У нас главная проблема была. Надеемся, что если начали, то закончат - это точно. Тогда может, население к нам потянется. Еще люди к нам приедут жить. Надеемся на лучшее всегда".

    В эфире Самара, Сергей Хазов: "Хорошее дело заряжает положительно людей. Много у нас, в нашем дворе многие дали деньги для катка, для того, чтобы двор был нашим двором, а не проходным".

    Стараниями Ольги Ершовой, а также еще двух десятков детей, их пап и мам в начале декабря прошлого года в одном из самых обычных дворов на Волжском проспекте открылся зимний каток. Еще прошлым летом ребята решили, что на месте пустыря должна быть спортивная площадка, которую зимой можно было бы превратить в каток. Рассказал Андрей Чижов:

    "Спорт всегда хорошо, потому что здоровье улучшает и дисциплину можно воспитывать".

    Несмотря на то, что ему всего 15 лет, Андрей заядлый спортсмен. Мальчик особенно любит футбол и хоккей.

    "С самого детства я начал, лет семь назад, вот до сих пор играю. Нравится очень".

    Решив устроить в своем дворе каток, ребята обратились за помощью к взрослым. Желающие помочь нашлись сразу. Одной из первых была Ольга Ершова, ее к общественной работе по созданию катка привлекла дочь Юля.

    "Конечно, хотелось бы, чтобы было больше дворов, где детям можно было кататься на коньках, горки какие-то. Чтобы это было во дворах, а не как с Самарской спускаются, по Маяковскому спуску идут машины. Я бы хотела, чтобы наш двор был огорожен от того потока, который на набережной, чтобы он был зоной отдыха наших детей".

    После того, как на пустыре силами взрослых была огорожена площадка под каток, в работу по ее благоустройству включились и ребята. Говорит Артем:

    "Мы сами снег сюда положили, он потом замерз".

    В первую неделю после открытия катка юным спортсменам пришлось немало потрудиться, чтобы сохранить порядок. Поначалу не все ребята вели себя на катке культурно. Вспоминает Андрей Чижов:

    "Бывает, приходят некоторые, нагадят, и стекло здесь убирали. Тут яма такая есть, приходилось воду после дождя выкачивать".

    В конце декабря на катке произошло и вовсе чрезвычайное происшествие. Рассказал Денис Плотников:

    "Здесь ворота воровали, мы их обратно принесли, все-таки наши ворота, мы их вычислили, где они были".

    Во время зимних школьных каникул ребята устроили на катке не только веселый праздник встречи Нового года, но и дружеский турнир по хоккею и зимнему мини-футболу. В спортивных состязаниях участвовали команды из соседних дворов. Игра в непривычный футбол на снегу оставила массу интересных впечатлений, поделилась Жанна Милешина.

    "Достаточно интересная игра. Я пришла, здесь уже ребята играли. Я пришла со своим парнем, он меня пригласил. Я сначала просто посмотрела, а потом завелась".

    Каток всегда открыт и для юных конькобежцев. Покататься на коньках приходят не только дети, но и их родители. Говорит Ольга Ершова:

    "Меня сюда тянет каждый день, потому что я получаю заряд энергии, как на крыльях лечу. Мне хочется жить, мне хочется творить, у меня прямо полет творческих сил, эмоциональных сил".

    Открытие зимнего катка пришлось по душе и пенсионерам, которым теперь гораздо легче следить за гуляющими во дворе внуками. Весной ребята планируют переоборудовать каток в футбольную площадку.

    В эфире Псков, Анна Липина: В последние годы интерес псковичек к такому роду рукоделия как вышивка гладью и болгарским крестом значительно возрос. Это отмечают и продавцы галантерейных магазинов, во многих из которых появились даже специальные отделы, ориентированные на вышивальщиц, с разноцветьем ниток, разнообразием пялец, шаблонов и наборов для вышивки. Удивительно, что в суматохе современной жизни многие женщины находят время для увлечения, кропотливо вышивая не только замысловатые узоры, но и целые картины на ткани. В Пскове даже появился конкурс вышивальщиц. Псковичка Валентина Колосова никогда ни в каких выставках и конкурсах не участвовала, хотя похвастаться есть чем. Произведения фламандской живописи и пейзажи родных мест, вышитые крестом, стоят того, чтобы их увидели многие. Любимым делом Валентина Филипповна начала заниматься не так давно, хотя в студенческие годы с замиранием сердца рассматривала штампованные на ткани картины, которые продавались в Ленинградском пассаже. Начала вышивать, но потом семья, работа, в-общем, с увлечением пришлось расстаться. И только совсем недавно, выйдя на пенсию и обнаружив у себя незаконченные работы, Валентина подумала: а почему бы и нет?

    "Когда одну вышивку кончаешь, уже ходишь как больной человек и хочешь еще начинать, еще начинать. И поскольку я "сова", времени к ночи остается много, и работа вся творческая начинается ночью или днем, когда уже все по дому сделано, уборка сделана, обед готов и сажусь на кухне вышивать. Если на даче затянула вышивание, опять же, свободное время, на даче поработала немножко, бегу домой сажусь в домик и начинаю вышивать, опять до двух, до трех часов ночи сидишь "крестишься", как я говорю. Думаешь, сейчас один крестик закончу и брошу вышивать, нет, думаю, теперь надо листик закончить, и так продолжается чуть ли не до самого утра, порой до шести утра".

    Вдохновение Валентина Филипповна черпает из природы, да в целом из самой жизни. Ведь, как и все творческие люди, она любит и ценит жизнь.

    "Я все люблю. Цветы люблю, природу люблю, животных люблю. То, что красиво, все люблю, в природе все красиво. А вышивки берутся из природы. Идешь по улице, смотришь, когда вышиваешь, а какого же цвета листочек, а какого же цвета оттенок должен быть у него? Такой у меня на рисунке или нет? Вот такие мои дела".

    Главные зрители и ценители ее произведений - родные. На вопрос, почему вышивальщица не участвует в выставках, она отвечает весьма скромно:

    "Неудобно. Я обычная вышивальщица, как и все, которые вышивают люди. Как-то это же для себя удовольствие, радость тебе приносит".

    Поэтому Валентина Филипповна вышивки не продает, а только дарит.

    В эфире Пятигорск, Герман Антонов: В канун православного праздника Крещение на верхней площадке Центрального пятигорского парка было людно, шумно и весело. Самодеятельные казачьи хоры и ансамбли наперебой звенели разудалыми песнями. Едва войдя в центральные ворота парка, жители и гости курорта охотно присоединялись к стану болельщиков силачей, лихо вздымавших над головой тяжелые гири. А над центральной аллеей над толпой зевак стремительно взмывал в воздух странный предмет, то и дело застревавший в кроне одного из густопосаженных деревьев. Как оказалось, это ни что иное, как обычный валенок, ставший на время праздника метательным снарядом.

    "Дело в том, что метание валенка - это старинный русская забава. Наряду с кулачными боями метание валенка на Руси было одним из излюбленных развлечений. Кулачных боев нам не надо, и поэтому мы решили возродить эту старинную русскую традицию на Кавминводах, в Пятигорске",- рассказал мне один из организаторов первого на Северном Кавказе чемпионата по метанию валенка, главный редактор местной газеты "Меридиан КМВ" Михаил Рассадин. Долго готовились организаторы этого движения к проведению чемпионата. Снаряд пришлось выписывать аж из Вологодской области.

    "Валенок к нам был доставлен из центра российского валенковаляния - из Вологодской области. Специальный метательный валенок с улучшенными аэродинамическими качествами".

    С каждым броском вместе с валенком взмывало ввысь настроение и самих конкурсантов, и их многочисленных болельщиков. Несмотря на то, что один из пятигорских магазинов предоставил замечательные призы, отнюдь не это стало главным стимулом для конкурсантов. А победитель соревнования среди мужчин житель станицы Лысогорская Игорь Евдокимов тут же вручил свой трофей одному из юных болельщиков.

    "Главное - метнуть подальше и посильнее. Главное - настрой, желание, вера в победу, поддержка коллектива. Заряд на весь год. Я буду очередь занимать с вечера каждый раз".

    Теперь Игорю Евдокимову есть чем гордиться - его личный рекорд в метании валенка 35 метров. А новичкам, то и дело метившим в фотографа, придется долго и упорно тренироваться.

    "Нужно разгон взять и метнуть подальше. Не тяжело, но тренироваться надо, надо заниматься спортом", - поделилась секретами своей победы 45-летняя пятигорчанка Татьяна Каширина. Если для участников соревнования метание валенка - это спорт, азарт, адреналин, у его организаторов иная философия.

    "Вообще валенок в воздухе - это такой очень насыщенный символ. Это, по большому счету, символ вообще всей нашей российской промышленности, авиационной, к примеру, но не только авиационной, космической, обороной. Я считаю, что сегодня метание валенка доставило большое удовольствие и гостям Пятигорска, жителям, вообще всем тем, кто пришел в парк".

    По словам Михаила Рассадина, в будущем метание валенка в Пятигорске станет доброй традицией. А в качестве летнего этапа чемпионата оргкомитет уже рассматривает проект соревнований по ловле комаров.

    "Летом у нас будет происходить открытый чемпионат Кавминвод по ловле комаров, не по убийству, а по ловле, мы гуманные, нам убийств никаких не надо".


  • c 2004 Радио Свобода / Радио Свободная Европа, Инк. Все права защищены