Мы переехали!
Ищите наши новые материалы на SvobodaNews.ru.
Здесь хранятся только наши архивы (материалы, опубликованные до 16 января 2006 года)

 

 Новости  Темы дня  Программы  Архив  Частоты  Расписание  Сотрудники  Поиск  Часто задаваемые вопросы  E-mail
24.11.2014
 Эфир
Эфир Радио Свобода

 Новости
 Программы
 Поиск
  подробный запрос

 Радио Свобода
Поставьте ссылку на РС

Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru
 Россия
[11-10-03]

Корреспондентский час

В этом выпуске:
  • В Приамурье неурожай, зато расцвели подснежники;
  • Почему Хаким Имаев из Кемерова долго не мог похоронить свою мать;
  • Малоярославские старики против строительства на улице Коммунистическая;
  • Фермер Федор Фоменко вернул арбузы на белгородскую землю;
  • Власти Сергиево-Посадского района поссорились с газетой "Зеркало" - тираж газеты сразу увеличился;
  • Ростов-на-Дону: легко ли быть наследницей в России;
  • Псков: учеников становится все больше, а учителей все меньше;
  • Магадан: тысячи людей уезжают с Колымы;
  • Республика Коми: как победить пьянство;
  • Омск: советские символы вновь входят в моду;
  • Тюмень: усыновите ребенка.

    В эфире Благовещенск, Антон Лузгин: Картофель по цене 50 рублей за килограмм - таков прогноз цен в Приамурье на весну будущего года. Сегодня оптовая цена "второго хлеба" составляет не менее восьми рублей, и привозят его на рынок не фермеры, а владельцы городских приусадебных участков. Сложилась парадоксальная ситуация: жители села едут в город приобретать картофель. Дождливое лето привело почти к повсеместному неурожаю. Вот, пожалуй, самая типичная история садово-огородной эпопеи 2003-го года. Рассказывает житель села Лозовое Игорь Пономарев:

    "Все затопило, картошка у нас вся вымокла, так что ничего не взяли. Помидоры пропали. Несколько огурцов, может быть, с ведро, взял на парнике, и все были закорюканные. Ничего не засолил, ничего не взял, и даже ни одного помидора не съел. В погребе вода, в подполе вода, во времянке вода - везде вода. Так что этот год очень плохой был. Не знаем как сейчас: картошку покупать, овощи все покупать, надо солить".

    В Благовещенске есть немногочисленная категория так называемых фермеров-любителей. Эти люди умудряются совмещать работу в городе с обработкой довольно больших земельных наделов на окраинах. В этом году немногим из них удалось вернуть вложенные средства, а собрали урожай лишь владельцы проблемных участков. Говорит жительница Благовещенска Ирина Мироненко.

    "Мы в этом году собрались денежку сделать на картофеле, участок был больше 50 соток. Всю технику, упахивались все лето, а накопали столько, что говорить даже не хочется. А вот как раз те, кто на песчаниках сажал, у них урожай неплохой получился. Чего тут скажешь? Как в том анекдоте: фермер пахал-пахал, то дождь пройдет не вовремя, то засуха не вовремя. Урожай не собрал. К господу взимает руки и говорит: "Господи, за что же мне такое?" Тут тучи раздвигаются. Господь: "Ну не нравишься ты мне, не нравишься". Так что ко всему надо относиться философски".

    Этой осенью амурчане покупают втридорога не только картошку, в дефиците и местная пчелопродукция. Мед в магазинах в основном привозной, по цене от 90 до 110 рублей за литр. Для медосбора не было условий, говорит пасечник из села Черемхово Анатолий Сорокин:

    "В этом году медосбор вообще плохой. У нас в начале лета семь ульев было возле дома, сейчас три улья осталось всего лишь. Все пчелы повымирали, меда нет. В этом году мы даже не качали мед. Поля затопило, гречихи в этом году не было, цветов тоже - все потопило".

    Только изготовители фирменной амурской культуры сои могут в этом году всерьез говорит об урожае. Созревание половины посевов сои - большой успех на фоне других сельхозкультур. Однако в условиях переувлажненной почвы выращенное убрать непросто. Рассказывает директор научно-исследовательского института сои Владимир Тильба:

    "Сейчас началась уборка сои, идет она выборочно, потому что тяжелая техника повсеместно на полях не может пройти. У нас в Амурской области раньше рекомендовались, а сейчас широко используются гусеничные комбайны, потому что колесные попросту вязнут. Уборка идет выборочно на тех участках, где имеется возможность пройти тяжелой технике. Когда начнутся первые заморозки, тогда уже уборка пойдет более быстро, может быть, даже более качественно. Но от этого урожай особенно не изменится".

    В октябре дни стоят ясные и теплые. Незначительные заморозки по югу области наблюдались лишь однажды. Цветущие в лесах подснежники - как иллюстрация подобных аномалий.

    В эфире Кемерово, Наталья Гузева: 13 ноября прошлого года в кемеровском кардиологическом центре умерла от инфаркта жительница села Мазурово Кемеровской области Раиса Вархуддинова. Тело женщины было отправлено на вскрытие в областной патолого-анатомическое бюро. На другой день за покойной приехал ее сын, также житель села Мазурово Хаким Имаев. Но оказалось, что Раисы Вархуддиновой в морге уже нет. По словам Хакима Имаева, старшая санитарка бюро Надежда Черней объяснила работникам прокуратуры ситуацию следующим образом:

    "Мы ее спрашивали, она говорит: "Приехали в полседьмого четыре парня в коже, я испугалась, сказали, что повезут хоронить в Томск".

    Впоследствии санитарку уволили с работы. Но Имаеву никто не мог помочь. Четыре раза РОВД Центрального района города Кемерово отказывало Имаеву в возбуждении уголовного дела по причине того, что Уголовный кодекс Российской Федерации не предусматривает наказания за похищение мертвых тел. Также в течение трех месяцев Имаев не мог получить справку о смерти матери. Кардиоцентр отказывался выдавать документ по причине того, что не было произведено вскрытие тела, мнимые родственники забрали Вархуддинову еще до проведения экспертизы. Только после четвертого заседания суда нужный документ был получен. Кроме того, Имаеву удалось добиться возмещения морального ущерба от областного патолого-анатомического бюро. Правда, вместо требуемого миллиона рублей Имаеву заплатили всего 17 тысяч. Между тем поисками тела по-прежнему никто не занимался. Помог Имаеву только случай. Одна из кемеровских газет с публикацией про дело Имаева попала в Томск.

    "Двое мужчин приехали, оставили координаты города Северск и адрес Томска, что там родственники, которые ошиблись, вместо своей матери взяли мою, похоронили".

    Оказалось, что в том же морге находилось тело гражданки Андреевой, родственники которой проживали в Томске. Приехавшая за покойной дочь Андреевой, будучи в нетрезвом состоянии, перепутала тела. Когда же на похоронах все выяснилось, Галина Андреева решила, что нет смысла везти труп обратно в Кемерово. Тогда, несмотря на протесты брата усопшей Валерия Зубова, под именем Андреевой была похоронена привезенная женщина. И вот узнав о том, что житель села Мазурово Хаким Имаев разыскивает свою мать и, сопоставив факты, Зубов поспешил с ним связаться. Вроде бы все сходилось, но работники прокуратуры не спешили разбираться с этим делом. В течение трех месяцев Имаев и адвокаты не могли заставить прокуратуру связаться с томичами и возбудить уголовное дело. Снова помог случай. В июле этого года в Кемерово приехала делегация из Татарстана, Имаев с семьей являются участниками национального коллектива "Дустлык", потому были задействованы в праздничных мероприятиях. Хаким Латыпович решил воспользоваться возможностью и обратиться со своей проблемой к премьер-министру Татарстана, но был перехвачен местными чиновниками, нежелающими огласки. Помочь Имаеву в его деле вызвалась начальник департамента национальной политики Надежда Гвоздкова. Только тогда дело сдвинулось с мертвой точки, тело эксгумировали и захоронили в Кемерове на мусульманском кладбище. Сейчас Хаким Латыпович безработный, бесконечные походы в прокуратуру и суды заставили его уволиться с мазуровской птицефабрики, и 18 тысяч рублей морального ущерба и 12 тысяч материальной помощи от руководства области - это все, чего смог добиться Имаев за свои страдания.

    В эфире Малоярославец, Алексей Собачкин: В маленьком городке Малоярославце, что в Калужской области, есть улица Коммунистическая - ряд маленьких одноэтажных домов. Эти постройки расположены в двухстах метрах от мостовой, а между домами и проезжей частью улицы большой пустырь, на котором обычно пасутся куры, козы и овцы местных жителей. И вот на этом пустыре большие люди города Малоярославца решили построить коттеджный поселок, планируется возвести 40 домов. Мнением жителей улицы Коммунистической никто не поинтересовался, и в известность о грандиозных планах их не поставили. И велико же было удивление стариков, живущих на Коммунистической, когда пришли строители и начали рыть котлованы под фундаменты коттеджей. А особенно возмутило местных жителей, когда строители выкорчевали несколько деревьев.

    "Липы. Я выйду с вилами за этот ряд. Мы их таскали, знаете откуда? С Бородухинского оврага 50 лет назад. 50 лет я тут живу, и 50 лет этим деревьям. Беспредел, с людьми не советуются".

    "Уничтожают деревья. Березу срезали".

    Говорят, что деревья старые.

    "И мы старые, но жить хотим".

    "Все против, что деревья хотели убирать. А мой сын даже сказал: "Я влезу на эту березу, и пусть пилят со мной".

    А что власти? Главный архитектор Малоярославца Андрей Земеров уверил меня, что все делается по закону. Он показал кучу документов, постановление местной администрации, переписку городского главы с прокурором, заключение санитарной и экологической экспертизы, короче, комар носа не подточит. Почему же не посоветовались с жителями улицы Коммунистическая? А потому что не обязаны. По закону достаточно оповестить людей через прессу. Только вот старики газет не выписывают, так бы они знали, что коттеджный поселок несет им блага: их улица будет заасфальтирована, установят фонари, каждый дом проведут водопровод. Но люди этого не знают и продолжают возмущаться.

    "Им надо именно всем здесь построиться. По городу у нас начальства много, и все они решили, нашли Швейцарию. Уж они бы ехали тогда во Францию. Корежат, ломают. Нас-то за людей надо считать".

    Но никто из городских властей к людям с улицы Коммунистической не пришел и не поговорил по-человечески, что вполне могло предотвратить конфликт. Ситуацию комментирует депутат городской Думы Валерий Знатнов:

    "Я не согласен с тем, как подходят вольно к ознакомлению жителей улицы Коммунистической. Если бы жители были собраны на сход и были бы информированы о том, что здесь будет строиться, что они получат, я думаю, не было бы данного конфликта".

    А пока старики с неприязнью смотрят на стройку и не верят, что она принесет им какое-то благо.

    В эфире Белгород, Оксана Быкова: Огромные арбузы - до 20 килограммов каждый, вырастил фермер Федор Фоменко из села Бехтеевка Карачанского района. Этим он удивил селян и заставил старожилов вспомнить, что когда-то в Карачанском районе выращивали арбузы, а потом о них стали забывать, потому что колхозную землю отводили под злаковые. Заниматься бахчой фермера подвигли детские воспоминания.

    "Это было мне лет 6-7, моя мать в столовой работала, и в войну выращивали, пацанами ходили, кладовщик давал нам арбузы".

    Федор Фоменко - потомственный крестьянин, работал водителем, а когда наступили в стране большие перемены, пошел в фермеры. Он из тех, кто начинал с нуля. За 12 лет фермерства он создал хозяйство.

    "Все думают, что так это просто, все растет само. Но здесь надо адский труд, чтобы вырастить даже эти арбузы и сработать с каким-то плюсом".

    У фермера есть и пасека, есть и овцы. Работает он от зари до зари. "Я всем занимаюсь - и морковкой, и столовая свекла, и арбузы. В сельском хозяйстве не бывает все хорошо. В этом году пшеница плохо, ячмень хорошо, арбузы хорошо, на следующий год могут быть арбузы похуже, другое получше. Все зависит от Господа Бога, который нам дает погодные условия, и, как и везде, всегда все хорошо не бывает".

    Штат фермерского хозяйства всего семь человек, обрабатывают они 90 гектаров земли. Анатолий Шестухин трудится здесь четыре года, он и механизатор, и комбайнер. Работой и зарплатой доволен.

    "Претензий нет. Помощь он оказывает - комбайны, трактора, вспахать, посеять, убрать. Да и такие вопросы личные бывают, тоже помогает. Дочка поступила - он помог. Частник, он ответственность больше, он сам хозяин, работает на себя. У него качество лучше. Ему надо продукцию продать, чтобы взяли ее, чтобы у него были клиенты, и спрос больше к рабочим и к порядку".

    Кредитов в банках фермер Фоменко не брал и брать не планирует. Считает, что главное в хозяйстве - своя техника, на чужой с прибылью не сработаешь.

    "У нас сейчас многие фермеры, у которых нет техники, у них по сути весь урожай уходит только на то, чтобы рассчитаться за уборку, солярка, бензин и остается нулевой цикл".

    Федор Фоменко на государство не надеется, но все же рассчитывает, что когда-нибудь оно начнет помогать фермерам.

    "По сути дела, вырастить - это одно, а еще рынок сбыта, посложнее нам приходится где-то сдать, то с деньгами задержка. Сделали бы хотя бы льготы определенные, на гектар пашни хотя бы сделали определенное количество солярки по льготной цене".

    О чем же еще мечтает фермер из Бехтеевки?

    "Я мечтаю, чтобы мне было хорошо, и моим работникам хорошо, которые со мной работают. С каждым годом у нас дела лучше становятся, но отдыхать некогда. По сути дела, мы не знаем, что такое отпуск и целыми днями здесь котовасимся. Если не будем котоваситься, то всему этому делу крах".

    Котоваситься по Федору Фоменко - это значит добиваться успеха. В этом ему помогают селяне.

    "Пенсионерки, бабули и мать моя - все помогают. Допустим, свеклу прополоть, временно, на месяц, полтора, на десять дней, все с удовольствием идут работать. Потому что я их не обижаю, я им зерно даю, и деньги. Они с удовольствием, очередь на работу, будем так разговор вести".

    В районе с легкой руки фермера Фоменко пошла мода на арбузы. Их снова стали выращивать на подворьях, а за семенами едут к Федору Фоменко, и он не отказывает. Огромные арбузы фермера Федора Фоменко продают сегодня на рынках Белгорода и Москвы.

    В эфире Подмосковье, Вера Володина: Конфликт властей Сергиево-Посадского района с местной газетой "Зеркало" увеличил тираж и популярность газеты. Но суд признал, что газета опорочила деловую репутацию властей. Третьего октября Сергиево-Посадский городской суд вынес решение по иску районной администрации к редакции газеты "Зеркало" и ее учредителю. Иск - реакция на голодовку газетчиков, протестовавших против фактического запрета на распространение газеты . Районные власти потребовали опровергнуть причины, по которым голодало "Зеркало", причем опровержение должно было появиться во всех изданиях, освещавших ход протестной акции. В этой части иска администрации Сергиево-Посадского района было отказано. Но суд признал, что распространяемые газетой сведения не соответствовали действительности, порочили деловую репутацию районных властей, газету обязали напечатать это на первой полосе. Если верить исковому заявлению, власти никогда не запрещали продавать газету и не давили на предпринимателей, торговавших ею. Журналистский коллектив по-прежнему придерживается иной точки зрения. Зам редактора газеты Людмила Осокина вспоминает о судебных слушаниях:

    "Люди, которые приходили, они говорили: да, приезжал чиновник из администрации, показывал красную книжечку. Я видела там написано - администрация района. Назовите фамилию. Но, представляете, бабушка продает газеты, она успела прочитать за секунду? Фамилию не называет, значит все. Депутат Польский был свидетелем на суде, он сказал, что когда стали жаловаться, он сам пришел к начальнику департамента, который ведает, Демченко Борис Иванович, он сам лично сказал: я сделаю все возможное, чтобы газеты "Зеркало" на прилавках не было".

    В суде чиновник не отказался от этих своих слов, заявив, что говорил хоть и в кабинете, но не как официальное, а как частное лицо. Упомянутый Людмилой Васильевной депутат Владимир Польский является основным учредителем газеты, он намерен баллотироваться на пост главы района. Этот факт существенно влияет на политику газеты и на ответную реакцию властей. Рассказывает журналист Владимир Пестерев, основную часть редакционной голодовки провел именно он.

    "Несколько у нас акценты расставляются иначе: газета противостоит главе администрации и так далее. Лично я голодал даже не за интересы газеты, а за права читателей, у которых газета востребована, за право иметь информацию правдивую, которую помимо нашей газеты практически не имеют. Цель нашей голодовки именно на это направлена, чтобы люди имели возможность читать то, что они сами хотят, без запрета".

    Так что не только ради политических амбиций учредителя голодало "Зеркало" Сергиева Посада. Евгений Маслов заместителем главного редактора газеты работал с 98-го по 2001-й год. Он уверен: если бы "Зеркало" не выдержало давления властей, граждане лишились бы наиболее открытого источника информации.

    "Газета свободно писала и присутствовала критика районных всех бед, но она не была такой истеричной, а это был конструктивный род материалов. Не единоразовый выплеск материалов, направленный на кого-то персонально, а в общем-то мы шли от жизни. Это раздражало власти, политика удушения гласности разрасталась со стороны властей. Чиновникам разных ведомств в устной форме довели указания не давать газете никакой информации о своей деятельности. Опять они не учли того, что город - это открытая система, о работе ведомств и предприятий мы узнавали от рядовых работников, как известно, всем людям рты не закроешь. К чести сказать, некоторые предприятия отказывались выполнять абсурдные требования районного руководства. Но со стороны властей, видя неэффективность своей политики, они пошли на то, чтобы задушить газету, посылали инспекции различные с финансовой деятельности, налогов, пожарного состояния, санитарного, закрывали пункты продажи газеты. Пытались завести уголовное дело на редактора газеты, на меня тоже заводили уголовное дело. Были даже элементы личного давления на некоторых сотрудников, им звонили по телефону. Ущерб газете был нанесен, но главного результата, конечно, не было достигнуто - газета работала".

    Сегодня распространению газеты препятствуют прежние факторы, в том числе отказ в подписке через "Роспечать". Но после голодовки "Зеркало" почувствовало общественную поддержку, причем не только простых граждан, но и местных предпринимателей. В собственной службе распространителей газеты "Зеркало" появилась офисная газетная доставка. Читателей у газеты стало больше на одну треть.

    В эфире Ростов-на-Дону, Григорий Бочкарев: Ростовчанка Елена Борисова получила в наследство завод, с этого и начались ее несчастья, вернее, продолжились, потому что контрольный пакет акций Ботайского электромеханического завода достался ей в результате преждевременной смерти отца, бывшего до этого долгие годы генеральным директором предприятия. Вскоре акционеры на законных основаниях избрали Елену новым генеральным директором. Неожиданно этому воспротивился юрисконсульт завода Анатолий Котляров, заручившись поддержкой могущественных сподвижников, он начала активно переоформлять имущество и акции завода на общество с ограниченной ответственностью, которое сам же и возглавил в качестве директора. Елене Борисовой пришлось обратиться за помощью в правоохранительные органы. Сотрудники милиции возбудили уголовное дело и начали вести следствие. И быть бы Котлярову на скаемье подсудимых, но тут на молодую женщину, ее маму и мужа было оказано такое давление со стороны криминальных структур, семья подверглась таким угрозам и шантажу, что законно избранному генеральному директору пришлось, как говорят, забрать свое заявление из органов внутренних дел. Заявление из милиции Елена забрала, но акции свои Анатолию Котлярову не отдала. Вскоре уже саму Борисову арестовали по заявлению Котлярова, который вот уже 16 месяцев, столько же, сколько Елена и ее муж Тимур Москвичев находятся под стражей, числится директором Батайского электромеханического завода. Задержали Елену и Тимура по обвинению в мошенничестве, якобы они фальсифицировали документы и ввели заблуждение акционеров во время отчетно-выборного собрания. Вот что говорит об этом мама Тимура Москвичева Наталья Константиновна:

    "Якобы Лена пришла самоуправно на завод и самоуправно начала распоряжаться, что у нее не было контрольного пакета после смерти отца. На самом деле никто ничего не захватывал, они пришли на законных основаниях, и Котляров в ту пору как раз отстаивал интересы Лены, потому что они его пригласили в качестве юриста.

    В общем-то достаточно тривиальная современная российская история о так называемом переделе собственности. Но поражает в этом деле участие сотрудников милиции, прокуратуры и даже суда, в несвойственных для них ролях. Вот что рассказывает участвующий в качестве защитника Елены Борисовой редактор отдела расследования ростовского еженедельника "Седьмая столица" Александр Толмачев.

    "Мне хочется сказать именно о позиции судьи председательствующей Елены Голиковой. Она с самого начала, когда еще не вступила в процесс, вместе с гособвинителем Арбы уже вынесли вердикт этой девчонке. Было так и сказано: "Что, вы надеетесь на оправдательный приговор? Оправдательного приговора не будет. Она будет сидеть в тюрьме". Судья хотела рассмотреть это дело за неделю, она так и сказала: "Мне хватит по 10-15 минут на каждый том", а всего там 33 тома. Она практически за неделю хотела рассмотреть это дело. Но кода это дело было предано огласке, конечно, резко все изменилось. И сейчас судья Голикова идет сознательно на нарушение. То есть я такого правосудия еще не видел. Она полностью встала на сторону тех, кто заказал это дело, кто захватил этот завод. Ей поставлена задача, на мой взгляд, больше продержать эту девчонку в заключении. Судебная система настолько прогнила, что невозможно нормальному человеку, простому человеку где-то через суд доказать какую-то истину, какую-то правду найти".

    25-летняя Елена Борисова серьезно больна, скорее всего она никогда не сможет иметь детей. Болезнь вызвана длительным пребыванием в заключении еще до решения суда. По словам мамы Тимуры Москвичева Натальи Константиновны:

    "Условия содержания в Батайском ИВС - это просто пыточные. Зимой холодно, туалета нет, холодной воды нет, кипятка не дают, кипятильниками пользоваться нельзя. Тимур мой не курит, он вынужден сидеть с курящими, глотать этот дым. Сажают с людьми с открытой формой туберкулеза в одной камере".

    Несколько дней назад в ответ на очередное ходатайство об изменении меры пресечения судья Елена Голикова в очередной раз заявила, что она не находит у Борисовой серьезных заболеваний, поэтому молодая женщина, обвиняемая в экономических преступлениях по-прежнему должна содержаться под стражей. А дело тем временем затягивается и разваливается, пропадают важные вещественные доказательства. Таинственно исчезает документация завода за последние годы, необоснованно объявляются перерывы в судебном процессе. Несмотря на все эти испытания, выпавшие на их долю, Елена и Тимур не собираются сдаваться. Вот что сказала мне в конце разговора Наталья Москвичева:

    "Мы будем продолжать борьбу, иначе как? Конечно, мы будем обращаться в вышестоящие, вплоть до Верховного суда, а, если понадобится, до Европейского, когда пройдем все инстанции".

    В эфире Псков, Анна Липина: Каждый год Псковский государственный педагогический институт выпускает около пятисот дипломированных педагогов. Однако низкая зарплата, невысокий социальный статус учителя стали причиной того, что не идут, как правило, выпускники педагогического института работать по специальности. От этого и кадровая проблема в общеобразовательных школах остается актуальной на протяжении последних лет. В школах и детских садах к началу учебного года хотя бы одно место, но остается вакантным. Между тем в последние два года проблема резко обострилась. Сегодня в некоторых школах не хватает четырех педагогов, на 50 дошкольных образовательных учреждений приходится 52 вакантных места. Если в прошлом году в школы и детские сады Пскова пришли 50 молодых педагогов. То к концу учебного года работать осталось меньше половины. Из нынешних выпускников педагогического института и колледжа трудоустроились по специальности только 27 специалистов. Сколько из них останется в школах к концу года - сказать сложно. Говорит начальник псковского городского управления образования Надежда Михненко:

    "К 2010 году рассчитывали специалисты управления образования, даже может не демографически, а математически, мы можем иметь до 200 вакансий".

    В средней школе № 1 Пскова сегодня нет учителя информатики, в школе № 5 нет учителя информатики и историка. За прошедший учебный год на пенсию или из профессии ушли 8 специалистов, через пару лет к ним прибавится еще 10 человек. Говорит директор псковской школы № 5 Елена Крыпина:

    "В настоящее время вопрос этот решаем работой совместителей. К сожалению, не всегда получается удачно. Вопрос остается очень сложным".

    С каждым годом в Пскове увеличивается количество детей дошкольного возраста. При этом для них не хватает не только мест в садиках, но и воспитателей. В детском саду № 31 сегодня не хватает четырех воспитателей. Говорит заведующая детским садом Инна Цирюльник:

    "Педагоги, проработавшие в детском саду большое количество времени. Выручают в таких ситуациях, они работают по 12 часов, с семи и до семи, замещая отсутствующего второго воспитателя".

    Если все останется на своих местах, то через пару лет в образовательных учреждениях Пскова работать будет некому. И это несмотря на то, что по-прежнему высоким остается конкурс для абитуриентов псковского государственного педагогического института.

    В эфире Магадан, Михаил Горбунов: Жители маленького поселка Кадыкчан примерно в 800 километрах от Магадана вновь встретят лютые морозы очередной колымской зимы возле железных печек-буржуек, предусмотрительно оставленных в квартирах еще с января. Тогда единственная местная котельная вышла из строя безнадежно и навсегда. Начальник акционерной коммунальной службы поселка Александр Коновалов комментирует сейчас этот факт честно и пессимистично.

    "Причина одна - изношенность оборудования всего и пренебрежительное отношение к труду. Контингент остался такой, что шахта закрылась, специалисты уехали".

    Скорее всего к будущей весне здесь не останется ни единого жителя, разбегутся кто куда. Но не только потому, что не захотят и впредь топить железные буржуйки, а прежде всего потому, что этот поселок некогда горняков-угольщиков давно уже стал поселком безработных. Ведь многие производства на российском Севере сворачиваются. Об этом говорил мне и Александр Таланов, глава администрации Сусуманского района Магаданской области, с которым мы встретились в умирающем поселке шахтеров.

    "Если говорить объективно, то беды начались давно в угольной отрасли, с тех пор, как запустили колымскую ГЭС. Потому что гидроэнергетика, киловатт час на Колымской ГЭС в шесть раз дешевле, чем на тепловой станции рядом расположенной, которая с 40-х годов обеспечивала электроэнергию центральную Колыму".

    И шахту близ Кадыкчана закрыли. Впрочем, похожие трудности давно уже начались и на основном производстве Магаданской области - добыче золота. Поселки, некогда возникавшие возле каждого мелкого месторождения, стали никому не нужны после того, как весь драгоценный металл был здесь добыт. Так что судьба Кадыкчана сегодня типична для Колымы. Вот что говорит о ней Александр Таланов:

    "Максимум был 5700 жителей, это примерно конец 70-х, перепись предыдущая, а сегодня мы имеем 473 человека, и в основном тех, которые уже социально незащищенные, незанятые в производстве". По данным переписи 1989-го года в Магаданской области проживало около 243 тысяч человек, цифры прошлого года всего чуть более 180 тысяч. Некогда они ехали на Колыму по вербовке государства или персональным вызовом с предприятий. Им были гарантированы высокий заработок, а в будущем отъезд на материк за счет государства, солидная пенсия и обеспеченная старость. Сегодня каждый второй житель области - пенсионер, заложник Севера. Впрочем, нынешним летом у северян появилась хрупкая надежда. 25-го июня принят магаданский областной закон, о программе содействия в переселении граждан, проживающих в неперспективных населенных пунктах на 2003-2007 годы. Определены уже 20 сел и поселков по всей Колыме, которые, как и Кадыкчан, намечено переселить полностью. Общая стоимость программы определена в один миллиард и более 267 миллионов рублей. Доля федеральной помощи при этом всего около 2% от общих денег. Итого речь идет о переселении около 10 тысяч человек - это практически все жители всех закрывающихся поселков Колымы. Конечно, рассчитывать на квартиры, к примеру, в Подмосковье им не стоит, но ведь многие не хотят уезжать из региона дальше Магадана. Эта магаданская программа уже начала действовать. На днях субсидии на переезд получили последние семьи из аварийного поселка Кадыкчан. Но в целом областной документ о переселении пока сродни мечте. Как замечают в письменном комментарии авторы магаданской программы переселения: если по-прежнему надеяться исключительно на деньги Москвы, то последним в очереди на получение федеральных жилищных субсидий ждать понадобиться более ста лет.

    В эфире Сыктывкар, Николай Зюзев: В селах республики Коми начали бороться с пьянством. В Койгородском районе в этом году 12 человек умерли от отравления этиловым спиртом или суррогатным алкоголем. Суррогатный алкоголь - это знаменитая здесь "Троя", очистительное средство на спирту, она втрое дешевле водки, на селе идет нарасхват. "Трою" в некоторых районах пытались запретить или навесить на нее акцизные сборы, чтобы уровнять в цене с водкой. Но безуспешно - для этого нет юридических возможностей, "Троя" не считается алкогольным напитком, хотя торговцы привозят ее в село, разумеется, не для очистки стекол. В Койгородском районе не стали нарушать законы, но управу на торговце в нашли. Говорит первый заместитель главы районной администрации Нина Костина, она возглавляет комиссию по контролю за распространением алкогольной продукции:

    "В нашей комиссии присутствует санэпидстанция, пожарники, РОВД. Мы пригласили всех предпринимателей и сказали, что лучше по-хорошему, не возите в район, иначе будут неприятности. Мы используем все методы, начиная от сдачи аренды под торговые помещения, выдачи всевозможных разрешений, лицензий и так далее. Любыми законными способами. Было пару случаев таких, кто-то не подчинился, потом неприятности у них были, но, конечно, в пределах законодательства".

    Пьют в деревне не от хорошей жизни. Район живет в основном за счет лесных предприятий, а они только начинают выкарабкиваться из кризиса. Койгордский лесокомбинат несколько лет назад вошел в холдинг. Лесной гигант помог инвестициями, теперь рабочие здесь зарабатывают по 5-6 тысяч рублей в месяц и под хмельком стараются начальству на глаза не попадаться - выгонят, а очередь желающих устроиться сюда на работу длинная. Однако этот лесокомбинат исключение. На некоторых предприятиях, особенно в сельхозкооперативах давно забыли, что такое зарплата, поэтому обеспеченными слоями на селе последние годы считаются, как ни странно, учителя и пенсионеры. Деньги, пусть и небольшие, им платят вовремя. Однако этой наличности хватает едва-едва. К тому же этой осенью, когда подняли тарифы на коммунальные услуги, на селе просто опешили - здесь цены оказалась в три раза выше, чем в городе, а учитель в местной школе даже за двойную нагрузку получает не больше пяти тысяч.

    "Я имею двух студентов, вы представляете себе - с двумя студентами, с такой оплатой, да еще с оплатой за коммунальные услуги - это вообще нищета. Муж имеет высшее образование, и мы два человека с высшим образованием не можем прокормить детей. Я держу корову, я имею полное подсобное хозяйство для того, чтобы не умереть с голоду. Таскаю молоко в школу, чтобы продать учителям за 10 рублей литр, чтобы купить хлеб. Я на выборы в этом году не пойду ни на какие, ни в Госдуму, ни в районном масштабе, ни в республиканском. Потому что это же настоящий бардак - так получается".

    Койгоросдкая средняя школа считается одной из лучших сельских школ Коми. В прошлом году половина выпускников поступила в вузы - отличный результат. Но в целом работать с детьми становится все труднее.

    "Изменились дети в худшую сторону. Все-таки телевизор виляет, наверное, все фильмы стали сказываться. Последние два года, наверное, раньше мы не замечали. То есть могут побить друг друга".

    "Бездушные, у них нет сочувствия, сопереживания. И потом они же, что по телевизору смотрят - только там, где руками машут, кулаками. Они думают, что так и есть, это норма жизни для них. В семье пьют родители - это норма жизни, значит они по всей вероятности и дальше они сами будут так жить".

    Ну а раз дети учатся у телевизора, то и плоды обучения эти порой легко предсказать, например, насчет пива.

    "Беда. Это беда, настоящая беда. 7-8 класс у большинства в порядке вещей считается пиво. Это пиво они даже не считают, что это алкогольный напиток, потому что реклама такая пива как будто это здоровье. Настоящий алкоголизм".

    Если в школе больше озабочены духовной стороной села и детей, то в районной больнице хорошо знают ее другую сторону, как это все отражается на здоровье.

    "Мы среди сельских районов занимаем одно из ведущих мест по алкоголизму. Это и заметно. Мы лидеры по заболеваемости по республике Коми, уже несколько лет мы занимаем одно из ведущих мест, 2-е, 3-е после Воркуты. Северные районы и плюс наш Койгородский район звучит".

    В магазине в центре села пусто, дорогих продуктов нет, люди питаются чем подешевле.

    "Колбасой, пельменями, что-то попроще".

    Здесь же стоит мебель, но к ней никто не приценивается. Диван ценой шесть тысяч рублей последний раз покупали два месяца назад. Заходят и дети. Шестиклассник Миша Колобов пришел за шоколадкой. Деньги заработал летом на грибах, немножко на сене.

    "Сто рублей. Я два дня только ездил сено сгребал".

    За одноклассниками Миша пристрастия к пиву не замечал, зато насчет старшеклассников все подтвердил.

    "В 10-11 уже пьют".

    Сам Миша считает, что пить пиво - это деньги на ветер. Его цель выучиться на водителя и накопить денег на машину. Иномарки его не соблазняют.

    "Хотел "жигуль" какой-нибудь".

    Койгородский район типичный для республики Коми. На полтора десятка лет он был фактически брошен местными властями на произвол судьбы, нищету и пьянство.

    В эфире Омск, Татьяна Кондратовская: В повседневную жизнь общества вернулась советская символика, и проводниками ее стали модельеры и дизайнеры. У омской молодежи, например, весьма популярны модные шапки-буденовки со звездами и футболки с серпом и молотом. А их родители с удивлением рассматривают эмблему Олимпиады-80 на пакетах. Полине Тихоненко чуть больше 20, эпоха развитого социализма для нее не более, чем рассказы родителей. По ее мнению, символы - это только рисунки. Звезда на шапке, как и участие в партии национал-большевиков или в левацком митинге стали для ее сверстников лишь формой эпатажа. Я спрашиваю у Полины: чем кажется социализм молодым?

    "У меня в принципе приятные ассоциации. Детство, наверное, потому что не было ощущения гнетущего, кризис, пустые полки в магазине - я это не помню, мне было весело, мне было интересно. Я вижу, что, допустим, партия, которая культивирует эти символы, партия Лимонова, участвуют в основном молодые люди. Это возможность как бы выделиться. Теперь это считается модным, потому что это против общих тенденций".

    Омские рекламисты тоже откликнулись на веяния моды. Рубленные шрифты "Окон РОСТа", слоганы в стиле Маяковского "Товарищ, слушай!" и подобные им тексты не сходят с рекламных щитов и экранов телевидения. Жизнь как будто повернула вспять. По мнению специалиста социальных коммуникаций Юрия Шатилова, новые дизайнерские веяния отнюдь не означают покраснения общества. То, что в советское время казалось отсутствием стиля, теперь считается интересным дизайнерским решением, к нему и вернулось новое поколение дизайнеров, находящееся в поиске своего стиля. Юрий Шатилов считает, что советская символика не хуже любой другой и уже не несет в себе никакой идеологии.

    "Символика лишь внешне имитирует то, что было хорошо и становится те позитивные ассоциации, которые были в то время, использовать сейчас. Символы советского времени не более, чем внешние, используют их совершено спонтанно. Через какое-то время это отойдет, как, кстати говоря, отошел интерес к символам новой России за рубежом несколько лет назад".

    В руках дизайнеров Че Гевара превращается в революционного Че Бурашку. Звезда с серпом и молотом - в элемент орнамента на ткани. Мятежный кричащий Маяковский - в логотип развлекательного центра. Любой символ - только картинка. Но не все так просто. По мнению ведущего омского эксперта в области моды профессора Галины Толмачевой, художники острее чувствуют настроение общества и передают его в символах, рисунках, текстах. То, что, кажется, никак не связанным с общественным настроением, со временем может стать художественным пророчеством. Впрочем, советскую символику так долго экспортировали за рубеж, что она превратилась там в новый стиль и теперь просто возвращается к создателям. Говорит Галина Толмачева:

    "Мода всегда возвращается через 20-30 лет. Поэтому, так как сейчас мода вернулась где-то к 80-м годам, общая такая тенденция - это естественно. Так как в 80-е годы был пик самосознания, именно связанный с Олимпиадой, и в 80-е годы было первое возвращение к советской символике. А второе - никогда мода вслепую не действует, она всегда немножечко обостряет чувства. Те, кто подхватывают первые - это люди остро чувствующие. Может быть, они просто душой все это чувствуют, а может быть это все идет сознательно, от противного".

    Судя по общему настроению, не стоит придавать большого значения старым символам, будь октябрятская звездочка или буденовка. Будем считать, что авторы возврата гимна и красного знамени тоже хотели выделиться из толпы.

    В эфире Тюмень, Алекс Немиров: Молодая американская семья Эфферман приехала в Тюмень на суд. Таково требование российского законодательства - усыновители должны лично явиться на судебное заседание. Слушалось дело об усыновлении тюменских детей - брата и сестры. Им, несмотря на возраст (4 и 7 лет), многое пришлось пережить. Мне рассказали, что девочку пьяная мать трижды пыталась убить, после того как она выбросила дочь из окна, женщину лишили родительских прав. По таким историям, а также по состоянию здоровья сирот можно судить о проблемах регионов - считает директор российских программ международного центра по усыновлению "Колыбель надежды" Александра Шмуклер.

    "Совсем недавно был усыновлен в Тюмени ребенок, который родился от ВИЧ-инфицированной матери. Что нас, в частности, беспокоит по тюменскому региону и по нескольким еще регионам российским - огромное количество детей от матерей-наркоманов, потому что дети - носители гепатита С. Тюмень сейчас просто захлестнула волна, насколько я понимаю, наркомании среди молодежи, и они рожают детей, и дети потом оказываются выброшенными или, в частности, оказываются в сиротских учреждения, в домах ребенка".

    Сегодня на учете тюменского областного Департамента образования и науки около восьми с половиной тысяч сирот и детей без родительской опеки. За последние пять лет усыновлено не более двух тысяч из них. Каждый шестой ребенок уехал за рубеж. Причем в последнее время ситуация стала меняться в пользу иностранного усыновления. На то есть свои причины, - говорит Линда Перелстейн, открывшая более десяти лет назад в Вашингтоне агентство по усыновлению "Колыбель надежды":

    "На русских детях останавливаются потому, что у многих американских родителей исторические корни в России. Во-вторых, по гуманным причинам. Американцы считают, что могут создать детдомовским детям более подходящие условия".

    Добавлю, что заокеанские родители зачастую помогают не только вылечить ребенка, но и гарантируют ему социальную адоптацию, кроме того, у усыновителей из США нет главной российской проблемы - материальной. Говорит начальник отдела охраны прав детей областного департамента образования Людмила Тишинская:

    "Один из российских граждан захотел усыновить ребенка, с которым уже проживал долгие годы вместе. К сожалению, гражданин имел инвалидную группу, состоял на инвалидности, в усыновлении ему было отказано".

    Жерар и Кети Ватсон из Нью-Йорка преуспели в семейном бизнесе, но, к сожалению, не смогли завести своих, как еще говорят, биологических детей. Поэтому в 2002-м году через центр "Колыбель надежды" они усыновили мальчиков из России - Игоря и Ваню. Вопрос, сложно ли было воспитывать сразу двоих, отвечают:

    "В начале очень мешал языковой барьер, как только эту проблему решили, возникло полное собой полное взаимопонимание как с родными детьми".

    Игорь и Ваня между собой по-русски теперь не говорят, и по увлечениям они типичные американские мальчишки.

    "После уроков мы играем в бейсбол, собираем модели кораблей или героев из "Гарри Поттера".

    Тем не менее. Родной язык помнят и могут легко понять свою новую сестру из России. В семье будет еще один ребенок:

    "Слишком много мужчин в доме. Мне нужна помощница и подруга".

    Со своей дочкой Ватсоны познакомились совсем недавно. Этим летом по программе "Мост надежды" в американских семьях гостили дети из России, в том числе 15 сирот из Тюменской области. Жерар и Кети решили удочерить Киру, смуглую девочку с карими глазами. И теперь она с нетерпением ждет, когда за ней приедут ее новые мама и папа.


  • c 2004 Радио Свобода / Радио Свободная Европа, Инк. Все права защищены