Мы переехали!
Ищите наши новые материалы на SvobodaNews.ru.
Здесь хранятся только наши архивы (материалы, опубликованные до 16 января 2006 года)

 

 Новости  Темы дня  Программы  Архив  Частоты  Расписание  Сотрудники  Поиск  Часто задаваемые вопросы  E-mail
31.7.2014
 Эфир
Эфир Радио Свобода

 Новости
 Программы
 Поиск
  подробный запрос

 Радио Свобода
Поставьте ссылку на РС

Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru
 Россия
[27-07-02]

Корреспондентский час

В этом выпуске:
- Отдых в Краснодарском крае - недешево и сердито;
- Жители села под названием Братство-Равенство в списках пострадавших от наводнения не значатся;
- Лекарств от СПИДа в Екатеринбурге на всех не хватит;
- Жители Самары помнят первые концерты Владимира Высоцкого;
- Корейцы из Казахстана вырастили орловские арбузы;
- Ставрополь: сколько стоит диплом;
- Благовещенск: людей выгоняют на улицу;
- Колыма: коммунальная реформа по-магадански;
- Саранск: так жить нельзя;
- Йошкар-Ола: на рыбалку под конвоем;
- Адлер: красиво жить не запретишь.

В эфире Краснодар, Иван Петров: Курортный сезон в Краснодарском крае в полном разгаре. Помимо известного всем Черноморского побережья, можно отдохнуть на Азовском море или в горах. В этом году власти края рассчитывали на огромный приток как российских, так и иностранных туристов. Но эти прогнозы оправдались не вполне. Заполняемость гостиниц и пансионатов в Геленджике составила 87%, в Туапсе всего 78, и только в Сочи и Анапе около 90%. Впрочем, нельзя не заметить, что пляжи крупных курортных центров Черноморского побережья заставляют вспомнить советские времена. По сравнению с серединой 90-х годов курортное дело Кубани значительно оживилось. Пресытившийся Кипром и Анталией турист потянулся к Черноморскому побережью. В свою очередь, местные власти делают очень многое, чтобы заманить отдыхающих на кубанский курорт. Каждый город и даже курортный поселок стремится удивить гостей чем-то особенным. Театральные и кинофестивали, карнавальные шествия, музыкальные конкурсы, аквапарки, авиасалоны и много еще чего, чем местные власти стремятся привлечь зажиточную столичную публику. Не дремлют и конкуренты. В центральных изданиях регулярно появляются скандальные информации о черноморских курортах, сюжеты страшилок удивительно разнообразны - от ожидающегося со дня на день разрушительного землетрясения в Сочи до марша тысяч скинхедов на Анапу. Некоторые курортники воспринимают эти сообщения всерьез и даже сдают путевки. Но на самом деле плюсы и минусы отдыха на Черноморском побережье Краснодарского края определяются совсем другими факторами - и, прежде всего, соотношением цены и качества курортных услуг. Разброс цен на жилье и питание достаточно велик. В Сочи можно снять однокомнатную квартиру за 600 рублей в сутки, проживание и трехразовое питание в пансионате обойдется в среднем в полторы-две тысячи рублей. Есть и элитные номера в отеле "Рэдиссон Лазурное" за тысячу долларов. Вход на закрытый сочинский - пляж триста рублей, обед в недорогом кафе от 300 до 500 рублей. В Сочи все дороже, чем в других городах Черноморского побережья. В Геленджике, Анапе или Туапсе цены на 20-25% ниже, но еще дешевле отдыхать в небольших курортных местечках, в стороне от оживленных трасс. Отдыхающих, которые польстились на рекламу дорогих черноморских курортов, зачастую ждет горькое разочарование. Цены сравнимы с турецкими или греческими, а уровень сервиса остается советским в худшем смысле этого слова.

Переводчик из Москвы Людмила Быковская приехала в Геленджик с четырехлетним внуком. Она в свое время побывала на многих курортах мира, а выбрать Геленджик ее заставили воспоминания юности. Две путевки на десять дней обошлись ей в тысячу долларов. Туристическая фирма обещала ей двухместный номер-люкс в центре города. Гостиница, где поселили Быковскую, действительно находится на центральной набережной Геленджика, однако, в "номере-люкс" не оказалось ванной, а вода подавалась полчаса в сутки. В номере стоял сильный запах краски, а мебель, оставшаяся еще с советских времен, грозила развалиться. Море было рядом с гостиницей, но пляж как таковой отсутствовал. На берегу находились две бетонные плиты, заваленные мусором. Когда возмущенная Людмила отправилась к директору гостиницы высказать свои претензии, ей вежливо посоветовали судиться с туристической фирмой. В следующем году москвичка решила отдыхать только за границей. У Черноморского побережья Кавказа еще немало проблем, которые не позволяют российским курортам на равных конкурировать с зарубежными. Многих приезжающих на Кубань неприятно удивляет грязь и запущенность прибрежной полосы. На всем протяжении береговой полосы от Анапы до Адлера пляжи, кроме отдельных участков, напоминают свалку. Возле Новороссийска и Туапсе пляжи местами покрыты нефтяными пятнами, здесь не рекомендуется садиться или ложиться на гальку. Выбросы нефти в море случаются здесь довольно часто. Кроме того, не надо забывать и о сложной криминогенной ситуации на побережье. Высокий уровень преступности создают многочисленные наркоманы и бродяги, которые нередко живут прямо на пляжах. В последний месяц лета поток отдыхающих на черноморских курортах Кавказа увеличивается. В августе на базах отдыха и в пансионатах, наверное, вообще не будет свободных мест, а это значит - цены на курортные услуги значительно возрастут.

В эфире Пятигорск, Виктор Гершиль: На Ставрополье далеко не все пострадавшие от разгула стихии определились со своим будущим. В здании школы-интерната возле Минеральных Вод размещены люди из разных сел, но часть из них и по сегодняшний день не получила от государства никакой помощи, они не значатся в перечне пострадавших. Главная их задача - доказать чиновникам, что они реально существуют, а отсутствие их в многочисленных, зачастую - весьма путаных, списках является недоразумением. В интернате размещены селяне целого хутора под любопытным названием Братство-Равенство. Из 90 человек более 20-ти отказано в получении денежных компенсаций. В сельсовете дают объяснение - паспортно-визовая служба потеряла часть документов, а без бумажки "ты - букашка". Районная администрация составила реальные списки пострадавших, а в паспортном столе их сократили. Бумажная война между ведомствами продолжается.

"Вот вы меня видите и слышите, а меня нет - и все. Нет у меня паспорта и других документов, значит - и меня нет, так они говорят. А у мужа документы есть и сколько он ни утверждает, что я его жена.... Не знаю, как жить дальше, что делать. Вот видите, я уже не волнуюсь, устала я".

Между тем людям объявили, что они должны сами искать себе жилье, которое им оплатят сертификатами. Восстановление хутора Равенство-Братство признано нецелесообразным. Больше не будет на географической карте такой точки. Правительство России постановило - каждый пострадавший от наводнения получит две тысячи рублей единовременной помощи. В постановлении от 1-го июля 2002-го года "О мерах по ликвидации последствий паводка, произошедшего на территории Южного территориального округа" говорится, что оказание единовременной материальной помощи пострадавшим будет идти из расчета две тысячи рублей на одного человека.

"Выплатили по тысяче рублей, потом еще две дали. Разве это деньги? Как на это жить, даже не представляю. Пришел из армии, дальше не знаю, где жить буду, что будет дальше со мной, где работать. Даже спать элементарно негде".

Люди до сих пор не знают, где они встретят новый день, в какую школу пойдут их дети. Жителям станицы Барсуковская Ставропольского края повезло несравненно больше - там был президент Российской Федерации, и большинство жизненных проблем для них было быстро решено.

В эфире Екатеринбург, Евгения Назарец: По официальным данным, около шести тысяч екатеринбуржцев инфицированы вирусом иммунодефицита человека. Пока только у 13-ти из них развился СПИД, и они должны получать постоянное медикаментозное лечение. По данным городского Центра профилактики и борьбы со СПИД, годовой курс лечения для каждого из них стоит до 700 тысяч рублей, около 20-ти тысяч долларов. Еще около двух сотен ВИЧ-инфицированных нуждаются в лекарствах, хотя болезнь у них еще не наступила. Их лечение раза в два дешевле, чем для больных СПИД, но это не имеет никакого значения, поскольку все равно денег, выделенных из федерального бюджета, хватает лишь на лечение четырех-пяти человек. В этих условиях врачей ставят перед морально-этическим выбором, явно выходящим за рамки клятвы Гиппократа. Рассказывает главный врач екатеринбургского Центра борьбы со СПИД Галина Федотова:

"У нас уже есть 11 препаратов именно против ВИЧ-инфекции, которые разрешены в России. Лечение больных обходится очень дорого. Допустим, одна упаковка стоит восемь тысяч. Естественно, больному не под силу купить. Все эти препараты мы даем бесплатно больным, за счет программ федеральных или местных муниципальных. Если человек не может соблюдать схему этого лечения, а она, как я уже сказала, очень сложная, то действительно мы только приручаем вирус к конкретному препарату, и препарат уже действовать не будет. В силу особенности поведения, это лечение будет бесполезным. Действительно, деньги будут не только вообще в целом, но и для его здоровья это никак не поможет абсолютно. Поэтому рекомендуется сейчас, лечение такое сложное, дорогостоящее, брать подписку у конкретного человека, согласен ли он лечиться и согласен ли он соблюдать те условия, которые предлагаются при лечении заболевания. Если человек не будет принимать своевременно препараты и деньги уходят, ребенку, допустим, другому требуется этот препарат, естественно мы будем выбирать там, где это лечение будет эффективно. Конечно, мы смотрим, выбираем: именно ответственный человек или не отвечает за свое здоровье".

Говоря о безответственных ВИЧ-инфицированных, медики имеют в виду, в первую очеред, наркоманов и проституток. Так называемые секс-работницы, кстати, зачастую проституцией зарабатывают именно на наркотики и поэтому имеют сразу два пути заражения ВИЧ-инфекцией. Недавно в Екатеринбурге состоялся первый судебный процесс над женщиной, которая, зная о своем диагнозе ВИЧ-инфекция, продолжала заниматься проституцией, потому что иначе не могла заработать на наркотики. И таких дам - десятки. Большинство зараженных вирусом иммунодефицита человека употребляют наркотики, но за последние год-два тенденция начала меняться, говорит главврач екатеринбургского Центра борьбы со СПИД Галина Федотова.

"Все больше и все чаще у нас идут люди, которые заразились случайно половым путем. У нас этот процент все больше возрастает. Если в 2000-м году 100% потребителей наркотиков, потом это было 80%, а сейчас уже подходит к 70%. То есть количество лиц, заразившихся половым путем, все больше возрастает, а это чаще всего случайные половые партнеры. И люди и обеспеченные есть, есть и студенты, есть из хороших семей, люди, потребители наркотиков, но попробовавшие несколько раз всего, тоже заразились. Поэтому, конечно, они озабочены своим здоровьем".

Каждый из этих людей готов относиться к лечению более чем серьезно. Критериев для выбора достойных лечения из их числа пока не определили. А судя по объемам финансирования, выбрать нужно одного из ста.

В эфире Самара, Сергей Хазов: "Я только хочу вам одно сказать - я очень рад, что мне удалось у вас выступить. Я благодарю вас, благодарю действительно искренне и уезжаю с настроением хорошим".

Так ловами Владимира Высоцкого 25-го июля в самарской областной Научной библиотеке начался вечер его памяти. Самара занимала особое место в жизни Высоцкого. В июне 1967-го года в Куйбышеве Владимир Высоцкий впервые выступил на большой концертной площадке именно как исполнитель собственных песен. Приезд малоизвестного тогда широкой публике актера Театра на Таганке Владимира Высоцкого в Куйбышев был организован Городским молодежным клубом. Созданный как альтернатива комсомолу, общественная организация "Городской молодежный клуб" был в 60-е годы центром общения куйбышевского студенчества. Вспоминает один из активистов Городского молодежного клуба Владимир Емец:

"Вспоминается первое впечатление - заходит Высоцкий, сразу видно: этот человек - это мой родственник духовный, интеллектуальный, эмоциональный, какой угодно. Его голос с хрипотой, напряг такой, слова простые вроде, а в глубине глубинные пласты социальных проблем, двойные-тройные слои смысловые. Умные люди понимали это прекрасно".

Во время концертов, которые проходили в помещении Куйбышевской филармонии и клуба имени Дзержинского, к творчеству Высоцкого проявили интерес представители Комитета государственной безопасности. Чекисты даже составили список песен, которые исполнял Владимир Семенович. Публика, большинство которой составляла молодежь, приносила на концерты Высоцкого бытовые катушечные магнитофоны, чтобы записать на магнитную пленку голос барда.

"Потом эти бобины пошли по рукам. Высоцкий неоднократно говорил: друзья, а нельзя ли не щелкать клавишами магнитофона? Вы мне мешаете петь песни".

После июньских выступлений Высоцкого Куйбышевский молодежный клуб оказался в прямом смысле завален письмами от молодежи города, просившей организовать повторные выступления московского актера. В ноябре 1967-го года Владимир Высоцкий снова приехал в Куйбышев. О двух концертах в куйбышевском Дворце спорта в ноябре 67-го года Высоцкий впоследствии говорил, что это был его первый выход на большую эстраду. Шеститысячный зал Дворца спорта не смог вместить всех желающих побывать на концертах Высоцкого. Активисты Городского молодежного клуба планировали и третий приезд Владимира Семеновича в Куйбышев. В начале 1970-го года в городе должны были состояться гастроли Театра на Таганке. Однако из-за запрета чиновников куйбышевского комитета КПСС они не состоялись.

Ветераны Городского молодежного клуба бережно хранят память о встречах с Владимиром Высоцким. В Самаре открыт второй после Москвы музей Высоцкого. Одна из центральных улиц города носит имя поэта. Выпущен компакт-диск "Высоцкий в Самаре".

В эфире Орел, Елена Годлевская: Три корейские семьи Ким, Пак и Хан появились в Орловском районе Орловской области весной нынешнего года. Нужда и отсутствие работы вынудило их оставить квартиры в Казахстане и попытаться устроить свою жизнь в России. Ехали не просто так и не с пустыми руками, взяли самое главное, что имели - элитные семена овощных культур, в том числе арбузов и дынь. Думали, что вырастят хороший урожай, заинтересуют своим результатом предпринимателей или местную власть и предложат им организовать полеводческую бригаду, которая станет обеспечивать дешевыми овощами всю Орловщину. Когда своими мыслями поделились с орловскими крестьянами, их подняли на смех - кому сегодня нужны полеводческие бригады? На Орловщине более-менее устойчивые урожаи, а, значит, и прибыль дают лишь два вида культур - зерновые и картофель. Климат такой, что грунтовые огурцы вызревают лишь в середине июля, помидоры из года в год губят холодные августовские зори, а выращивать арбузы в Нечерноземье все равно, что яблоки на Марсе. Орел не Астрахань. Михаил Ким, бывший главный агроном совхоза Кирбулакский, известного когда-то на весь Союз своими достижениями, с орловскими доводами не согласился, был уверен - главное технология и трудолюбие. И появился посреди одного из полей Орловского района незамысловатый барак, сделанный из рубероида и целлофана, где поселились шестеро корейских энтузиастов. Они засадили овощами 9 гектаров земли, отданной им до осени местным фермером из любопытства и по душевной доброте. Капуста, огурцы, дыни, арбузы. Рядом вырыли шесть ям, которые ежедневно наполняются грунтовыми водами. Воду эту используют и для питья, и для полива своего фантастического огорода. Жить прямо в поле корейцев вынуждает не технология, а элементарное отсутствие другого жилья. А мечта у них самая что ни на есть простая - вырастить такой урожай, чтобы после его продажи хватило денег на покупку дома в какой-нибудь орловской деревушке, и все-таки продвигать свою идею в создании полеводческой бригады. Для этого можно позвать еще пять-шесть корейских семей.

Но пока все их внимание - к полю. Отличное знание технологии и умение обращаться с землей уже дали первые неожиданные для орловских крестьян результаты. 28-го мая здесь собрали первые огурцы.

"Один из местных жителей купил их немного и решил продать на рынке, - рассказывает Елена Пак, - Для рекламы написал "огурцы орловские", так его засмеяли. Пришлось вывешивать другую табличку с надписью "огурцы украинские", тогда торговля пошла на лад".

Михаил Ким удивляется:

"Я не понимаю, - говорит он, - почему орловцы на огородах предпочитают выращивать картофель? Да здесь период вегетации практически такой, как в Ростове, овощами можно пол-России завалить".

"Вот только боимся мы, что все это напрасно,- продолжает разговор Юлия Хан, - ну доказали мы, что и на Орловщине можно добиваться высоких урожаев овощей, но куда теперь это все деть? Огурцов у нас тонны, самим продавать некогда, да и боязно, а солидные предприятия, предприниматели интереса к нашей продукции не проявляют, хотя она лучше местной. Посмотрите, какой огурец - сладкий, сочный. Не поверите, даже наши деревенские соседи их покупают, хотя у каждого на огороде есть своя грядка. Это приятно, но это капля в море. Боюсь, пропадет все, и огурцы, и арбузы. Напрасно мы, наверное, здесь убиваемся, придется осенью уезжать обратно в Казахстан. А что там? Казахстанские власти объявили, что родившиеся после 1950-го года могут не рассчитывать на получение государственной пенсии и должны ее собрать сами. А как собрать, если работы для таких, как мы, нет, на нее могут рассчитывать только те, кто моложе сорока. В общем, некуда деться". На этой грустной ноте и прощаемся. Последний раз оглядываю поле, под ногами местное чудо - орловский арбуз, уже величиной с голову взрослого человека. Говорят, когда он вырастет окончательно, будет весить до 15-ти килограммов. Получит ли корейское чудо орловскую прописку?

В эфире Ставропольский край, Лада Леденева: Вступительные экзамены в ставропольские вузы в самом разгаре, на порогах институтов, университетов и академий толпятся вчерашние школьники, взволнованно листая учебники, тетрадки и конспекты лекций подготовительных факультетов. Родители недавних старшеклассников волнуются не меньше. Ни для кого не секрет, что учеба дочери или сына в институте сегодня обходится, что называется, в копеечку. Система бесплатного высшего образования стала мифом еще с развалом бывшего Союза, когда стали появляться многочисленные коммерческие вузы и их филиалы. Как рассказал мне ведущий специалист Министерства образования Ставропольского края Виктор Дудко, на сегодняшний день в крае осталось девять государственных институтов, семь из которых - федерального подчинения, два - краевого. Остальные, точное количество которых затрудняются назвать даже в краевом Министерстве образования, предлагают обучение на коммерческой основе. Оплата за учебу в таких вузах составляет в среднем порядка десяти тысяч рублей в год. При этом только в Пятигорске, в городе с населением около двухсот тысяч человек, профессию юриста можно получить в 17-ти высших учебных заведениях, а вот института культуры в крае нет ни одного. Но не это главное. Дело в том, что даже поступив в заветный институт, нужно быть готовым не только к бессонным ночам за подготовкой контрольных и курсовых, но и к определенным финансовым затратам.

"Сказали, на платный двести долларов давайте, чтобы поступили наверняка на платный, а если на бесплатное - две с половиной тысячи долларов, на курсы еще при этом походить платные".

"В институт наш иностранцы сдают экзамены, никогда ничего не учат, дают деньги - и вперед".

"Зачет пятьдесят рублей, а экзамен - сто. Когда мы сдаем, или что-то покупаем или просто деньги даем. Отдаем в конверте, один балл - сто рублей".

Наконец-то все волнения позади и ваш сын или дочь посвящены в студенты одного из престижных вузов. Как оказалось, это вовсе не означает, что через положенные пять лет он получит диплом о высшем образовании. Пятигорчанка Татьяна выбрала своей профессией туристический менеджмент. Три года назад, поступив в кисловодский филиал Московской академии туристского и гостинично-ресторанного бизнеса, девочка занималась прилежно, готовясь к обещанной на втором курсе учебе по французской программе с практическими занятиями и поездками за рубеж. Как оказалось, совершенно напрасно. Говорит мама Татьяны Людмила Сергеевна:

"Условия были таковы - полтора года мы обучаемся здесь, а следующие полтора вступает в силу французская программа. То есть мы занимаемся каждый семестр так - четыре месяца здесь, два во Франции. Проходит год, мы поняли, что никакой французской программы не будет, и как-то уже стали с этим смиряться, потому что много вокруг разочарований, еще одно, ну что же делать. Срочно отдали нам договор, срочно платите 525 долларов".

Вскоре руководство вуза перезаключило с родителями студентов договоры, в которых речь идет уже не о высшем, а о среднем образовании - неоформленными оказались какие-то бумаги. Но даже такой диплом, правда, с отличием, получить оказалось непросто.

"Так прямо и позвонили и сказали, что красный диплом из Москвы пришел, он лежит, но он еще не заполнен, и от вас зависит, будет ли он заполнен на имя вашей дочери. То есть вы приезжайте с каким-то подарком, в пример был приведен флакон французских духов".

При этом родители Татьяны обращаться в надлежащие инстанции не собираются. Как пояснили, просто не верят в их справедливость. В результате с синим дипломом о среднем профессиональном образовании Татьяна закончила псевдо-вуз. Как сложится ее дальнейшая жизнь, пока неизвестно. Ясно одно - не только студентам, но и их родителям следует серьезно готовиться к предстоящим экзаменам в высшие учебные заведения края.

В эфире Благовещенск, Антон Лузгин: Восемь семей из пригорода Благовещенска могут пополнить армию бомжей. По документам не существует дома, в котором они проживают. Двухэтажное деревянное здание было построено в 37-м году как санаторий для семей военнослужащих. Дом расположен в сосновом бору на берегу реки Зея. По неизвестным причинам он был списан 18 лет назад, хотя повода для списания не было. Построенное из добротного леса жилье почти не пострадало от времени. Пустовали квартиры недолго. Завхоз бывшего военного санатория Василий Васильев пустил туда людей с улицы. Объяснил свое решение просто: людям жить негде, а тут целый дом пропадает. В несуществующее по документам жилье, разумеется, никого не прописывали. Вот что рассказывает Светлана Борисова, которая восемь лет проживает с детьми в бесхозном доме:

"Первый муж был офицер, мы разошлись. Он уезжал, когда уволили его из армии, он квартиру сдал, а я осталась ни с чем, и я переехала сюда. Здесь дом был списанный, в этой квартире никто не жил, она была пустая. Василий Александрович Васильев был завхозом. Он поселил меня сюда. Я поехала в КЭЧ, начальник КЭЧ устное разрешение мне дал, говорит: живешь - живи, но прописать мы не можем, потому что он списанный. Вот так я попала сюда".

Бесквартирный народ оформлял, где мог, липовые прописки. До 2000-го года бывшим военным санаторием никто не интересовался. У милиции не было причин сюда заглядывать - самоселы порядок не нарушали. Два года назад дом приглянулся ученым из государственного научно-исследовательского учреждения "Ботанический сад". Территория, более 60-ти соток, понадобилась для научных целей. По документам нежилой дом числился как бывшая почта военного городка. Руководство "Ботанического сада" стало писать ходатайство в городскую администрацию о передаче дома с окружающей территорией для спортивной и научно-учебной базы. В мэрии не стали даже проверять, какой в действительности ученые просят объект, поверили документам. И так называемая бывшая почта обрела хозяев. От жильцов потребовали освободить помещение. Заместитель директора "Ботанического сада" Виталий Файзулин заявил, что в противном случае самоселами будет разбираться ОМОН. Рассказывает Светлана Борисова:

"Он пытался сначала нас уговорить написать ходатайство в мэрию, чтобы им выдали техпаспорт на этот дом. Напишете: обязуемся тогда-то, тогда-то освободить квартиры. Я говорю, а как это мы их освободим, а мы куда? У меня двое маленький детей, у меня старшему семь лет, младшей три года. Куда я с ними пойду? Он говорит: кончится тем, что мы привезем сюда ОМОН. Как твои дети будут смотреть, когда будут выкидывать твои вещи? Я говорю, вы попробуйте выкиньте мои вещи, я никуда отсюда не уйду. Мне просто-напросто некуда идти".

Такие же обстоятельства и у других жильцов-нелегалов. Говорит военный пенсионер Валерий Григораш:

"Мы ничего не требуем в этом доме, ни квартир, ничего, просто, чтобы нас оставили в покое. Пока, если они хотят выселить меня, дайте мне квартиру. Я сдал квартиру в армии, я приехал, ничего взамен не получил. Мне ничего не дали. Куда мне идти?"

"Ботанический сад" получил бессрочное право аренды земли и статус особо охраняемой территории. Двухэтажный дом по новым фиктивным документам не просто списан, а разобран на дрова и обменян на принтер стоимостью 13 тысяч рублей. Жильцы говорят теперь в шутку: мы живем на поленнице дров. По их мнению, руководство "Ботанического сада" преследует далеко не научные цели, просто кому-то очень захотелось получить бесплатную дачу в живописном месте, по крайней мере, праздники новые хозяева приезжают отмечать регулярно.

Подобный инцидент произошел недавно в Зейсоком районе Приамурья. Но там местная администрация обязала самоселов капитально отремонтировать дом и благоустроить территорию, после чего власти выдали людям ордера на квартиры. Подобный сценарий трудно представить в престижном дачном пригороде Благовещенска, где ветхий дом с участком стоит не менее миллиона рублей.

В эфире Магадан, Михаил Горбунов: Супруги Александр и Анна Алексеенко - одинокие магаданские пенсионеры, живут они в двухкомнатной хрущевке, получают максимальные северные пенсии по 2100 рублей каждый. Льготы им не положены. Власти Магадана выплачивают субсидии только тем, кто тратит на коммунальные услуги более 20% совокупного дохода семьи, причем, только в размере, превышающем эти проценты. Алексеенко, как на грех, тратят меньше, всего 730 рублей, то есть процентов 17. Правда, никто не учитывает при этом расходы на электроэнергию, которая в городе, где газовых плит отродясь не было, по 75 копеек за киловатт-час. Так что даже летом в месяц набегает киловатт двести. Да рублей двести за телефон местному акционерному монополисту связи. Итого выходит около тысячи. Прожиточный минимум по области 3600 рублей на одного жителя. Вот и считайте, как прожить двоим на четыре тысячи минус свет и квартплата. Пенсионеры Алексеенко донашивают вещи, купленные еще в молодости. Порой стыдливо подбирают у мусорных баков ношеные платья, рубашки, ботинки, оставленные новыми магаданцами. В еде налегают на крупы, постное масло, собранные летом грибы и ягоды, мороженного минтая - самую дешевую, по 10 рублей за килограмм северную рыбу. И все равно залезли в долги перед коммунальниками, а потому на звонки в дверь не открывают - вдруг их пришли выселять в социальное общежитие, есть уже в Магадане такие прецеденты. Но они хоть вдвоем, а как прожить одному на одну пенсию? В свежем номере областной газеты "Северная надбавка" я прочитал жалобу одного такого одинокого человека - Галины Александровой из Магадана. "Хочется крикнуть - остановитесь! - пишет она. - Мы и так практически стоим на коленях из-за непосильных цен. Дайте передохнуть хоть чуть-чуть". Пенсионерку понять можно. За последний год четыре раза поднимались цены за все коммунальные услуги, только в этом году - дважды за электроэнергию. А пенсия стала больше рублей на двести. Все это называется в Магадане "жилищно-коммунальной" реформой. По всем расчетам выходит, что пенсионерам Алексеенко предпишут только за саму их 42-метровую хрущевку платить 2400 рублей, больше одной из их двух пенсий. Энергетики уже заявили о своей готовности в ближайшее время опять повысить цену за киловатт-час. Всего по области 46 тысяч пенсионеров, из которых каждый второй живет только на одну пенсию. А упомянутый президентский указ предполагает, что реформа ЖКХ завершится лишь в 2010-м году. Видимо, в Магадане своя оригинальная трактовка реформы.

В эфире Саранск, Игорь Телин: В самом центре столицы Мордовии расположен состоящий из пяти домов поселок, жители которого по странной логике сами называют его "Шанхаем". Аналогии здесь мало уместны, живут в поселке двадцать семей и условия их жизни сильно отличаются от условий жизни в крупном мегаполисе. В домах поселка нет водопровода, здесь регулярно отключают электричество, отсутствует теплоснабжение, прекращена подача газа. Официально же эти пять домов называются поселком комбикормового завода, то есть жилье здесь ведомственное. Но все дело в том, что завода как такового давно нет, обанкрочен, и дома в буквальном смысле слова брошены на произвол судьбы. На календаре начало второй половины лета, а жители этого поселка уже начали готовиться к зиме. Каждый вечер возвращаются домой после работы местные жители и по возможности прихватывают по дороге сухой валежник и доски. Для многих буржуйка или костер во дворе единственный способ приготовить пищу.

"Газа нет, приходится на улице разводить костер, готовить. То дощечку, то сучок прихвачу для костра, костер разводим, готов им".

Поселка этого как бы и нет на административной карте Саранска. Завод прекратил свое существование, а ведомственные дома местные власти отказываются брать на свой баланс, слишком накладно - нужно проводить ремонт, обновлять коммуникации. Так что жители оказались в положении сирот, ничьи. И условия жизни местных обителей, по словам Натальи Панфиловой, ухудшаются с каждым годом.

"Такая невыносимая жизнь стала, постоянно отключают свет, постоянно воды нет. Газа у нас нет. Представьте, без света и без еды".

Тем не менее, жители поселка с завидной регулярностью получают счета по оплате коммунальных услуг и, как говорит местная жительница Раиса Куличкова, суммы за виртуальные услуги весьма реальны.

"За свет и электроэнергию начисляют нам с общего счетчика, выходит так, что до 400 рублей в месяц оплата. И - отопление. У меня всю зиму не было отопления, а за отопление плачу так же - 2.80 берут с квадрата".

Жители поселка буквально осаждают администрацию Саранска с просьбами обратить на них внимание, обеспечить нормальное тепло- и электроснабжение, пустить газ и провести ремонт зданий. Единственное, что удалось добиться - приехала сюда комиссия и посмотрела условия существования местных жителей. Однако принятое комиссией решение, считает живущий здесь Николай Ягунов, иначе как издевательским не назовешь.

"Ремонта вам никакого не будем делать, вода в колонке, туалет построите сами, окна отремонтируете сами".

При этом речь идет не о так называемом частном секторе, в поселке обычные двухэтажные дома, в каждом из которых по несколько квартир с кухнями, ванной комнатой и туалетом, но пользоваться ими нельзя. Местные жители работают на предприятиях и в организациях Саранска, их дети посещают детские садики, учатся в вузах и школах. Именно дети и страдают больше всего. Если в квартиры электричество все-таки и подается, то путь от поселка до ближайшей школы лишен какого-либо освещения. И вот как сами дети, кто посещает группы продленного дня, рассказывают о своем вечернем пути домой:

"Страшно".

Накануне каждого приезда в Саранск высокопоставленных гостей город приводят в надлежащий вид, ремонтируют фасады домов и проезжую часть, красят бордюры, всю ночь светит красочная иллюминация. И совсем рядом с этими красотами, в пятистах метрах от саранского вокзала, куда как раз и прибывают официальные делегации, находятся полуразваленные дома, жители которых лишены тепла, газа и электричества. Но маршруты передвижения гостей мордовской столицы не проходят рядом с ними.

В эфире Йошкар-Ола, Елена Рогачева: Необычные рыболовецкие бригады появились на Волге у города Космодемьянска в Марий-Эл. Они состоят из двух заключенных и одного конвоира, на берегу охраняемый пост, куда рыбаки сдают улов. Это подсобное хозяйство следственного изолятора № 2 в Космодемьянске. Идея ловить рыбу появилась у людей в погонах три года назад и не от хорошей жизни - управление исполнений наказаний финансируется на 60-65% от потребности. И вот и подумалось - грех жить на Волге голодными. Руководство изолятора вышло с предложением о создании рыболовного хозяйства в вышестоящие инстанции, получило добро и арендовало пять километров Волги. Приобрели подержанные лодки и моторы, купили снасти, построили участок посола, а в этом году и коптильню. Занимаются промыслом рыбы осужденные из состава хозяйственной обслуги. Говорит заместитель начальника отдела режима СИЗО № 2 Андрей Желудкин:

"Осужденный выбирает - или идти в колонию общего режима или остаться здесь, ловить рыбу, при столовой быть. Сейчас больше стараются идти на рыбалку. У нас три бригады".

Для того, чтобы заключенный мог остаться при изоляторе, необходимо два условия - лишение свободы на срок не более пяти лет и содержание в учреждении общего режима. В основном это люди, попавшиеся на мелких кражах. Но применить свои таланты на новом поприще жулики, как называют сотрудники изолятора, не пытаются, здесь налажен четкий контроль, а потому, в отличие от космодемьянских вольных артелей, промысле стал рентабельным. К тому же люди, поправшие закон, сейчас сами вынуждены заниматься его охраной. Они следят за тем, чтобы на арендованном участке не появились браконьерские сети. "У нас сидят надежные люди", - говорят сотрудники изолятора.

"Ему осталось до конца срока буквально, может быть, год, полгода, ему нет смысла отсюда убегать. Подбирают людей, которые на самом деле надежные, которые не подведут".

Люди, которые попали в рыболовецкие бригады, на жизнь не жалуются. Охраняемый пост на берегу совсем не похож на тюремные казематы. В трех метрах от него в реке плещутся жители города, которых не смущает то, что рядом находятся преступники и люди с оружием. В этом году рыбаки в тюремных робах уже наловили восемь тонн рыбы. Вся она распределяется по колониям Марийской республики и значительно экономит средства управлению исполнения наказаний, к тому же разнообразит стол. В космодемьянском СИЗО два рыбных дня, кроме того, каждый вечер на ужин выдается соленый хвостик. В целом питание, конечно, не санаторное, но все же. Рассказывает начальник следственного изолятора № 2 Виталий Красилов.

"Продовольствие мы закупаем сами, ищем покачественнее и получше продукты и подешевле. В настоящий момент мы тратим на питание наших заключенных 14 рублей в сутки. Несмотря на то, что мы тратим немного, питание у нас очень и очень приличное. По калорийности питание в нашем следственном изоляторе намного выше, чем в нашей районной больнице. Мы их кормим и свежей рыбой, и соленой рыбой, но копченой мы пока еще их не кормим, это будет слишком немножко".

Рыбный промысел оправдал себя быстро, в этом году изолятор смог приобрести новые моторы для лодок и планирует купить машину, чтобы возить рыбаков зимой. К концу года планируется выловить 20 тонн рыбы, это примерно 350 тысяч рублей. СИЗО хочет арендовать еще один участок, чтобы довести улов до 30-ти тонн. Тогда колонии республики будут на треть снабжены собственной рыбой.

В эфире Адлер, Геннадий Шляхов: Проблему четкости телевизионного изображения можно решать по-разному: поставить антенну на крышу дома, приобрести спутниковую тарелку. Олег Карелин решил эту проблему иным способом - он построил во дворе своего дома копию Останкинской башни. Тот же изящный силуэт, смотровая площадка и ресторан "Седьмое небо", сигнальные огни на верхотуре и даже ночная подсветка. Точная копия Останкинской башни высотой в 35 метров. Олег Карелин вовсе не чудак какой-то, а человек деловой, практичный.

"Человек должен не только материально быть богатым, но и духовно. Поэтому все, что его окружает, от того он должен получать удовольствие. Если это некрасиво, не нравится, то от этого удовольствия не получишь. Поэтому все, что создается лично мной, это должно быть все красиво, я по-другому не умею".

Идея, как и чертежи Останкинской башни, появились достаточно быстро, строили ее 9 месяцев. Хотел даже было Олег Карелин лифт в башне сделать, чтобы, поднявшись на высоту около 20-ти метров, любоваться на панораму родного для него Адлера, да вот загвоздка вышла - землю дополнительно под фундамент власти не выделили, хотя рядом ее, бесхозной, достаточно. Живет Олег Михайлович с женой и двумя маленькими детьми в собственном доме на третьем этаже; на первом и втором - типография. Олег Карелин занимается издательским бизнесом. Его дом в центре Адлера окружен обычными пятиэтажками. Их жильцы, собираясь по вечерам во дворе на лавочках, поначалу возмущались - что это тут затеял "новый русский" башню какую-то телевизионную строить. Письма писали в разные инстанции, а потом поутихли. Теперь нарадоваться не могут. Говорит Нина Гай:

"Мы здесь сидим вечерами и все время любуемся только на нее. Люди приезжают, приходят, смотрят на эту башню, с детьми фотографируются. Это красота нашего города. Хороший человек, лавочки это он нам сделал. Палисадник, землю привез, саженцы привез. Человек добросовестный".

Олег Карелин не только башню построил, но и площадку детскую в порядок привел, землю привез, растения красивые посадил. Забором окружать свой дом не стал - заходи во двор, любуйся башней.

"Хотелось, чтобы что-то интересное было. Люди приходят, фотографируются, им это нравится, отдыхающие в основном. С удовольствием пускаем, пожалуйста, у кого есть желание, пусть придут сфотографироваться. Оставят память о нашем городе, это очень приятно".

Вот так решил проблему четкости телевизионного изображения Олег Карелин. Сегодня он смотрит без всяких помех программу местных новостей. А отдыхающие, да и местные жители торопятся запечатлеть себя на фотографии рядом с Останкинской башней, той, что находится в Адлере.


c 2004 Радио Свобода / Радио Свободная Европа, Инк. Все права защищены